Ссылки для упрощенного доступа

ФБР против Трампа? Республиканцы публикуют секретные документы


Меморандум республиканцев

Почему ФБР начало наблюдение за советником кандидата в президенты Трампа? Кто был источником информации в досье, собранном бывшим сотрудником британской разведки Кристофером Стилом? Может ли за противостоянием республиканцев и демократов маячить скандал, сравнимый с Уотергейтским делом?

Последствия обнародования секретных докладов американских законодателей мы обсуждаем с Анджело Кодевиллой, почетным профессором Бостонского университета, бывшим сотрудником сенатского комитета по делам разведки, Арчем Паддингтоном, вице-президентом американской правозащитной организации Freedom House, и Владимиром Конторовичем, экономистом, профессором Хейверфорд-колледжа в Пенсильвании.

Оппоненты кандидата в президенты Дональда Трампа, близкие к предвыборному штабу Хиллари Клинтон пытались с помощью ФБР навредить кандидату Трампу.

На такой вывод натолкнули консервативных комментаторов документы, обнародованные в последние дни законодателями-республиканцами. 2 февраля Белый дом рассекретил меморандум, подготовленный по указанию главы комитета по делам разведки Палаты представителей Девина Нуньеса. Из этого документа следует, что, запрашивая в 2016 году ордер на прослушивание телефонных разговоров и перехват электронных сообщений Картера Пейджа, бывшего советника кандидата в президенты Дональда Трампа, ФБР не сообщило секретному суду, созданному для рассмотрения запросов, связанных с контрразведывательными операциями, что основным источником данных о потенциально преступной деятельности Пейджа является досье, собранное противниками Трампа. Его подготовил Кристофер Стил, бывший сотрудником британской разведки, по заказу Национального комитета Демократической партии с целью, как сказано в меморандуме, накопать "унизительную информацию, касающуюся связей Дональда Трампа с Россией". Причем сам автор досье Стил не скрывает своего отношения к Трампу, он признался, что "отчаянно желает поражения Дональду Трампу на выборах". Иными словами, ФБР запрашивает ордер на прослушивание американского гражданина на основании данных, собранных его противниками, и не сообщает об этом суду.

Мало того, в меморандуме упоминается еще одно расследование ФБР в отношении другого сотрудника предвыборного штаба Трампа – Джорджа Пападопулоса. Дело против него начинает специальный агент ФБР Питер Строк, который в переписке со своей подругой, также работницей ФБР, негативно, грубо, зачастую нецензурно отзывается о Дональде Трампе и обсуждает с ней организацию утечек данных об этом деле в прессу.

Законодатели-республиканцы с помощью этого документа пытаются привлечь внимание своих коллег по Конгрессу к скрытому до сих пор от внимания аспекту расследования российских связей людей из окружения Дональда Трампа: возможной предвзятости сотрудников ФБР и чиновников из министерства юстиции в отношении Дональда Трампа. Самый серьезный вопрос, поднимаемый республиканцами, действовало ли ФБР противозаконно, не сообщив суду о ненадежности их источника информации.

Несколькими днями позже республиканцы рассекречивают еще один документ. Письмо двух сенаторов-республиканцев в министерство юстиции с призывом расследовать деятельность автора досье Кристофера Стила на предмет незаконных действий. Сенаторы утверждают, что Стил, вопреки договоренности с ФБР, по указанию людей, близких Хиллари Клинтон, организовал утечки в прессу сведений из "досье Трампа". В письме также говорится о том, что ФБР, похоже, действовало незаконно, запрашивая ордер на прослушивание Картера Пейджа.

Конгрессмен Эдам Шифф, подготовивший секретный меморандум демократов
Конгрессмен Эдам Шифф, подготовивший секретный меморандум демократов

Демократы ответили на неожиданный демарш республиканцев обвинениями в том, что те устраивают отвлекающий маневр, пытаясь дискредитировать расследование связей окружения Дональда Трампа с Россией, и в превратном свете выставляют действия ФБР. Они подготовили собственный меморандум в защиту ФБР и расследования, которое ведет специальный прокурор Роберт Мюллер, в котором якобы приведены доказательства законности действий ФБР. В пятницу президент Трамп отказался рассекречивать этот документ, призвав демократов вымарать в ней пассажи, содержащие секретные сведения. Но, как утверждают консервативные наблюдатели, какие бы доводы ни приводили демократы, если ФБР действительно скрыло ключевые факты от секретного суда, люди, ответственные за это, могут пойти под суд. Анджело Кодевила пишет в своей статье на сайте RealClearPolitics, что ФБР использовалось противниками Трампа, чтобы подорвать его кандидатуру. Вот как он отвечает на вопрос, о чем свидетельствуют эти разоблачения:

– На мой взгляд, Картер Пейдж является попросту инструментом, с помощью которого определенные люди в ФБР, предвыборном штабе Клинтон и администрации Обамы пытались по меньшей мере шпионить за штабом Трампа, – говорит Анджело Кодевилла. – Дело в том, что мы пока ничего не знаем о том, насколько масштабной была операция ФБР.

– Вы видите за этим очевидный злой умысел оппонентов Дональда Трампа, а защитники ФБР вам скажут, что история высосана республиканцами из пальца. ФБР попросту запросила ордер на прослушивание телефонов человека, который давно вызывал подозрения своими связями в России. А тот факт, что оно частично опиралось в своем запросе на данные из так называемого "досье Стила", не сообщив суду, что оно было собрано по заказу противников Трампа, не имеет большого значения.

Мне кажется очень вероятным, что те официальные лица в ФБР и министерстве юстиции, кто подписывал четыре запроса на выдачу ордеров на прослушивание Картера Пейджа, отправятся в тюрьму

– Эту историю никак нельзя назвать мелкой. Она может возыметь очень серьезные последствия для причастных к ней людей. Мне кажется очень вероятным, что те официальные лица в ФБР и министерстве юстиции, кто подписывал четыре запроса на выдачу ордеров на прослушивание Картера Пейджа, запросы, в которых содержалась непроверенная информация из так называемого "досье Стила", отправятся в тюрьму просто потому, что они нарушили законы. Грубо говоря, они представили суду, занимающемуся вопросами внешней разведки, ложные сведения с целью получить санкцию на прослушивание телефонов американского гражданина. Вы не можете безнаказанно вводить в заблуждение суд.

– Но ведь никто пока, включая республиканцев, авторов секретного меморандума, прямо не обвиняет ФБР в незаконных действиях. А юристы, близкие Демократической партии говорят, что нет ничего незаконного в использовании такого рода документов для получения ордера на прослушивание линий связи подозреваемых в связях с иностранными государствами.

– Действительно, в одном из недавних комментариев в газете New York Times приводится мнение бывшего сотрудника администрации Обамы, которого газета называет специалистом по вопросам, касающимся деятельности специального суда по внешней разведке. Он говорит, что если в запросе на выдачу ордера говорится, что ФБР частично опиралось на информацию, взятую из политически мотивированных источников, то оно не нарушило закон. С другой стороны, авторитетный американский юрист, бывший федеральный прокурор округа Колумбия Джозеф Дидженова в интервью телекомпании Foxnews сказал, что, по его мнению, в этой ситуации были явно нарушены процедурные требования и это является наказуемым деянием. Я предполагаю, что республиканцы не дадут этому делу заглохнуть и оно рано или поздно станет предметом расследований и судебных разбирательств, потому что в данной ситуации разговор идет о соблюдении фундаментальных принципов правосудия: вы не можете лгать суду.

– Многие республиканцы и президент Трамп подают эту историю как подтверждение их давних подозрений о том, что определенные силы в государственных структурах играли на стороне Хиллари Клинтон, хотели, грубо говоря, не допустить Дональда Трампа в Белый дом. Они приводят цитаты из электронной переписки двух сотрудников ФБР, критично отзывающихся о Трампе. Но все-таки не более реалистичной выглядит простая версия: Картер Пейдж привлек внимание, потому что ФБР занималось своим прямым делом, контрразведкой, нейтрализацией российских операций в США?

– Начать с того, что Демократическая партия и элита, которую она представляет, убеждена в правоте своих взглядов и нелегитимности взглядов оппонентов. Они следуют своим убеждениям и находясь на своих рабочих местах. Работают ли они в ФБР, Белом доме, работают ли они в NBC News. Достаточно посмотреть на реакцию демократического истеблишмента на эту историю. Они все в один голос говорят, что не произошло ничего страшного, это ничтожный эпизод. С другой стороны, не было бы никаких вопросов и претензий к ФБР, если бы, запрашивая ордер на прослушивание Пейджа, сотрудники ФБР четко разъяснили происхождение улик, на которых они основывают свои подозрения, дали знать судье, что эти данные были собраны оппонентами Дональда Трампа и их достоверность сомнительна. Будучи сотрудником сенатского комитета по разведке, я в свое время участвовал в разработке закона о суде, выдающем санкции на прослушивание. В этом законе говорится, что вы обязаны ясно объяснить причину, которая заставляет ФБР начать прослушивание американского гражданина. И вы не можете давать ложную информацию суду.

– Демократы настаивают, что республиканцы непомерно раздули этот эпизод, чтобы отвлечь внимание от расследования российского вмешательства в президентские выборы в США, которое ведет специальный прокурор Мюллер. Он выявляет и возможные связи людей из предвыборного штаба Трампа с представителями Кремля. Могут эти разоблачения республиканцев отразиться на ходе российского расследования?

Я думаю, что так называемое российское расследование уже выдохлось

– Я думаю, что так называемое российское расследование уже выдохлось. Мюллер действует в рамках американской правовой системы, поэтому потенциальные обвинения людей из окружения Дональда Трампа в сговоре с Кремлем должны быть подкреплены неопровержимыми доказательствами. Если Мюллер предъявит такие обвинения, то ему придется в суде представить улики и предать гласности многие неизвестные нам детали этой истории, которые наверняка вызовут массу вопросов о том, как были собраны эти факты, о поведении сотрудников спецслужб, организовавших утечки информации, выставлявших действия окружения Трампа в неблаговидном свете, а раскрытие подробностей секретных расследований, между прочим, является уголовным преступлением. Иными словами, я готов биться об заклад, что в результате расследования Мюллера не будет предъявлено обвинений в сговоре людей из предвыборного штаба Трампа с Кремлем. Возможно, что несколько человек, например, Пол Манафорт, будут преданы суду за дачу ложных показаний во время расследования, но этим российское расследование и закончится, – говорит Анджело Кодевилла.

Арч Паддингтон не верит, что ФБР могло вмешаться в президентскую кампанию на стороне одного из кандидатов:

– Если разговор идет о ФБР как о правоохранительной организации, то невозможно представить, что она будет действовать с целью подорвать шансы кандидата на политическую должность, – говорит Арч Паддингтон. – Вместе с тем те, кто работает в ФБР, ЦРУ, министерстве юстиции, – люди со своими взглядами, убеждениями и мнениями. Поэтому меня совершенно не удивляет, что среди сотрудников ФБР были и есть противники Дональда Трампа, которые резко отрицательно к нему относятся, что были встревожены перспективой его прихода в Белый дом и давали выход своим эмоциям в электронной переписке. Курьезный факт заключается в том, что традиционно в структурах, связанных с национальной безопасностью, таких как ФБР, ЦРУ, доминировали консервативные настроения. Их руководство предпочитало президентов-республиканцев, которые с большим пониманием, чем демократы, относились к нуждам этих агентств и поддерживали их деятельность. У ФБР и ЦРУ были исключительно гармоничные отношения с президентами-республиканцами последних десятилетий – Рональдом Рейганом, Бушем-младшим, а Буш-старший был в свое время директором ЦРУ. Кроме того, в ФБР существуют процедуры, которые должны гарантировать объективность расследования, не допустить политизации деятельности правоохранительной структуры. Многие из этих систем контроля, в том числе суд, который рассматривает запросы по делам, связанным с контрразведывательными операциями, были введены в 70-х годах, когда после смерти главы ФБР Гувера выяснилось, что организация пыталась скомпрометировать Мартина Лютера Кинга, запугать его, заставить его прекратить общественную деятельность. В истории ФБР есть печальные страницы, но в последние десятилетия репутация ФБР как профессиональной организации была безупречной, поэтому обвинения, что она пыталась подорвать кандидатуру Дональда Трампа, звучат, на мой взгляд, неубедительно.

– Господин Паддингтон, такое критическое отношение президента по отношению к американским спецслужбам – явление необычное для США. Президент почти прямо обвиняет ФБР в том, что оно настроено против него, он выражает недовольство действиями руководства министерства юстиции. Он сомневается в выводе американских спецслужб о вмешательстве Кремля в американские выборы. Демократы опасаются, что он может отправить в отставку специального прокурора Мюллера. Чем все это может быть чревато, с вашей точки зрения?

– Я думаю, что американской демократической системе может грозить опасность в результате действий президента Трампа, который не только публично критикует руководство ФБР и других правоохранительных служб, но и выражает недовольство тем, как они действуют, как институты. Как я уже говорил, в свое время были приняты законы, введены правила, которые гарантируют, что профессиональная деятельность этих служб ограждена от политического давления и влияния, насколько это практически возможно. Из заявлений президента Трампа можно сделать вывод, что он хотел бы превратить эти организации в свой персональный инструмент, который бы служил его интересам, а не интересам общества. И меня лично беспокоит, что президент считает, что это возможно, что он будет действовать по своему усмотрению и агентства, которые призваны обеспечивать выполнение законов всеми, начиная с президента, будут стоять в стороне.

– На это сторонники президента вам скажут, что его критики утеряли чувство реальности, обвиняя Дональда Трампа в авторитаризме безо всяких оснований. Что вы имеете в виду, говоря –будет действовать как ему заблагорассудится?

Ричард Никсон покидает Белый дом, уйдя в отставку, 1974 год
Ричард Никсон покидает Белый дом, уйдя в отставку, 1974 год

– В недавнем прошлом у нас была ситуация, когда президент ушел в отставку под угрозой импичмента. Я имею в виду Ричарда Никсона. Он совершил явное преступление, пытаясь воспрепятствовать расследованию уотергейтского скандала. Потом выяснилось, что он считал, что он был вправе это сделать, поскольку он президент и его слово является законом. В нашей системе правления верховенствует закон. В других странах, даже некоторых западных демократиях у президентов есть более значительные права. Например, кое-где главы государств обладают иммунитетом к уголовному преследованию. В Соединенных Штатах любой гражданин, включая президента, может стать на законных основаниях объектом расследования со стороны следственных органов, одним из которых является ФБР. И меня беспокоит, что президент хотел бы изменить эту практику. Ведь очевидно, что с самого начала своей президентской кампании он объявил войну ФБР.

– Но пока, как подозревают многие республиканцы, мы имеем свидетельство того, что ФБР могло действовать против Трампа. Как вы думаете, может эта история вырасти в крупное дело? Мой собеседник Анджело Кодевилла убежден, что она возымеет большие последствия, люди отправятся в тюрьму.

Ошибки были явно сделаны, но является это умышленным нарушением закона? Я сомневаюсь

– Тот факт, что ФБР, по-видимому, не сообщило суду о том, что подозрения относительно Картера Пейджа основываются на материалах, полученных от противников Трампа, не кажется мне лично очень значительным. Я не могу дать профессиональный комментарий по поводу перспектив этого дела, поскольку я не юрист. Но я лично сомневаюсь, что этот эпизод представляет собой серьезное умышленное нарушение закона. Есть разница между совершением ошибки и нарушением закона. Ошибки были явно сделаны, но является это умышленным нарушением закона? Я сомневаюсь, – говорит Арч Паддингтон.

Владимир Конторович: вот у нас два противоположных мнения. Один мой собеседник убежден, что ФБР использовалось противниками Трампа, другой говорит, что это невозможно и опасность, с его точки зрения представляют авторитарные замашки президента Трампа. Вы что видите в этой истории?

– Есть прецеденты, уже доказанные и неоспариваемые, – говорит Владимир Конторович. – Известно, например, что в первый срок президента Обамы налоговая служба очень плохо и несправедливо относилась к консервативным организациям, они составляли списки консервативных организаций, предъявляли к ним необоснованные требования, когда те пытались зарегистрироваться как некоммерческие организации. Эти дела уже прошли через суд, выплачены миллионы долларов компенсаций, принесены извинения. Глава налоговой службы вынуждена была уйти со своего поста в отставку, она потеряла, конечно, свой диск с данными, которые могли ее уличить. Что это было? Это была часть государственного аппарата, которая подыгрывала президенту, которому они симпатизировали. Тут, по-моему, это дело уже доказанное: государственные служащие, которые должны оставаться нейтральными, на самом деле подыгрывают стороне, которой они симпатизируют. Многие люди это понимают, и для них нет в этом ничего удивительного. Конечно, дескать, мы боремся за лучший мир. И мы будем делать то, что способствует приходу мира, радикальными изменениями. Я работаю с людьми, которые придерживаются такой точки зрения, ничего удивительного.

Вы, профессор, если я не ошибаюсь, как-то легкомысленно относитесь ко всей этой истории, в то время как одна сторона подозревает, ни много ни мало, что ФБР играет против президента страны, другая считает, что президент и республиканцы пытаются устроить чистку в ФБР и превратить его в инструмент Белого дома.

– Когда мы начинаем говорить "не трогайте наши священные органы", это не по-американски. Священные органы должны давать отчет всенародным представителям – Конгрессу. Конгресс полностью в своем праве. А все эти крики "ай-яй", сколько криков было, что нельзя публиковать меморандум республиканцев, там раскрыты все секреты методов сбора информации американскими спецслужбами, оказалось, что там ничего такого нет. Понятно, что ведомства не хотят, чтобы над ними был надзор Конгресса. Но это часть нашего конституционного устройства, я был бы очень озабочен, если бы эта часть не работала. Это попытка поставить на место ФБР министерство юстиции, ту же налоговую службу: как вы можете трогать? А почему, а кто вы такие? Почитайте конституцию. Президентов назначают и увольняют, Конгрессу вы должны давать отчет о своих делах. Вот это и происходит. А весь разговор о возможной вине ФБР, речь идет всего о полдюжине людей, верхушке ФБР, речь не идет о тысячах агентов, речь идет о конкретных лидерах. Лидерах, которые переплетены с политическим аппаратом, их жены работают в политической кампании демократических кандидатов. Почему к ним не присмотреться?

То есть вы считаете, что эти люди, десяток людей, меньше, больше, руководства, они действительно работали против Трампа?

Девин Нуньес, глава комитета Палаты представителей по делам разведки, подготовивший секретный меморандум республиканцев
Девин Нуньес, глава комитета Палаты представителей по делам разведки, подготовивший секретный меморандум республиканцев

– В американском Конгрессе убеждены, что у них есть материал, свидетельствующий в эту пользу. Идет же расследование, никто приговор еще не оглашает. Поэтому никто не убежден, не должен быть убежден. Вот они публикуют материалы своего расследования. Проводить расследование они имеют полное право. А кричать: ай-ай-ай, это расследование подрывает конституционные устои – это демагогия. Расследование просто, что они должны делать. Есть оппозиция в Конгрессе, она будет возражать, вот так, может быть, разберемся.

Вот вы говорите, республиканцы ведут расследование, а демократы настаивают на том, что это политически мотивированная атака сторонников президента Трампа с целью дискредитировать российское расследование ФБР и дать президенту возможность закрыть расследование под более или менее благовидным предлогом.

Я думаю, что Трамп не прочь был бы прекратить российское расследование

– Я думаю, что Трамп не прочь был бы прекратить российское расследование. Я думаю, что он может это сделать в рамках закона, просто будет политический скандал. Если российское расследование основано на так называемом "досье Стила", материалы для которого были поставлены русской разведкой, по-видимому, или бог знает где, из какой помойки их достали, есть основания его прекратить, может быть. Это будет политически просто неправильно, пусть расследуют. Давайте заострим этот вопрос так: есть точка зрения, которую разделяет огромное количество людей. Трампа называли и фашистом, и Гитлером, как только ни называли – это служит поводом для того, чтобы сказать самому себе: если Трамп Гитлер, то почему я должен выполнять приказания Гитлера? Выполнять нельзя. Если назвать другую сторону Гитлером и вести себя по отношению к ней как к Гитлеру – это ведет к эскалации.

Любопытную интерпретацию всей этой истории предлагает обозреватель газеты Wall Street Journal Дэниэл Хеннингер. Он называет происходящее в Вашингтоне спектаклем, начало которому положила неконтролируемая паника по поводу победы Трампа, охватившая всех демократов, отдельных республиканцев, зарубежных лидеров и часть руководителей ФБР. Не будь этой паники, говорит Хеннингер, сюжет о сговоре людей Трампа с представителями Кремля, муссируемый журналистами-паникерами, давно бы умер естественной смертью, потому что за ним, в отличие, скажем, от Уотергейтского дела, ничего существенного нет. То есть это элементарный случай неоправданной паники или, по словам Хеннингера, "трампопаники", которую сам Трамп подпитывает попросту в силу своих природных бойцовских качеств.

– Страхи не оправдывают, но они их испытывают искренне, они считают, что их страхи более чем оправданны. Это не спектакль в том смысле, что кто-то притворяется или играет роль, в том смысле только, что весь мир театр. Да, они себя убедили в этом, в том, что отечество в опасности. Если вы посмотрите на историю, люди делали странные вещи себе во вред. Трудно сказать, почему они это делали.

Как вы считаете, может это, как говорит обозреватель УСД, политическое представление обернуться неприятными последствиями для США? Арч Паддингтон, например, обеспокоен тем, что президент Трамп, грубо говоря, подомнет под себя правоохранительные службы и поставит их на службу себе. Паддингтон тревожится, что в конце концов в результате этих вашингтонских драчек будет подорвана американская демократическая система.

То, что мы видим сейчас, – это желание одной стороны доказать, что Трамп нелегитимен

– Вот чем это опасно для демократической системы. Демократическая система основана на том, что люди у власти меняются. Сейчас это "наши", а в следующий раз будут выборы, могут прийти другие. Но при этом мы должны жить друг с другом в мире, выполнять какие-то правила. Президент, хоть он не из моей партии, но я должен выполнять его приказы. Признание легитимности власти: раз выборы, то все – легитимны. На этом держится демократическая система. То, что мы видим сейчас, – это желание одной стороны, тут даже и гадать не надо, доказать, что Трамп нелегитимен. Путин его поставил. Что такое русский заговор? Это способ сказать: Трамп нелегитимен, он не президент, слушать его не надо. То, что мы сейчас видим, нежелание это признавать и создание всяческих мер, чтобы оправдать себя. Ни одно решение Трампа до сих пор не было авторитарным, он слушался судебных решений, он работал с Конгрессом, он все делает в рамках американского законодательства год уже. Конечно, можно подозревать, что он ждет второго срока и последнего года своей власти, чтобы объявить себя президентом пожизненным.

Я слышал из уст не одного, надо сказать, своего американского собеседника с более либеральными взглядами сетования на то, что эта картина постоянной грызни, что ли, республиканцев, демократов, президента, его соперников, она выставляет американскую систему, американскую демократию в очень неприглядном виде, дескать, она ничем не лучше многих других стран, где есть коррупция, где есть люди, борющиеся за свои интересы, а не за общественные интересы. Что бы вы на это ответили?

– Американская система была построена всегда на борьбе партий. Когда партии борются, они швыряют друг в друга грязью. У Марка Твена есть рассказ о том, что он баллотировался куда-то и что про него писали. Такое противостояние в рамках закона, когда люди спорят, называют друг друга плохими словами, но по правилам, когда судьи не нарушают правил, когда чиновники не нарушают правил, то это часть механизма, это такой механизм. Там, где тишь да гладь, вот там-то и есть коррупция.

Профессор Конторович, как вам кажется, есть ли у этого сюжета потенциал превратиться в нечто подобное Уотергейтскому скандалу? Один из моих собеседников, например, уверен, что функционеры ФБР и министерства юстиции, подписавшие запрос о выдаче ордера на прослушивание Пейджа, будут преданы суду и могут оказаться за решеткой.

– Я, конечно, очень мало знаю. То, что я могу сделать, – это пересказать комментаторов, которым я доверяю, которые говорят, что дело кончится тем, что всяких мелких людишек из избирательной кампании Трампа привлекут за всевозможные мелкие нарушения, которые будут обнаружены в ходе этого расследования. Так что мелкие люди будут, наверное, осуждены, кто-то сядет в тюрьму за вещи, на самом деле к российскому заговору не относящиеся, потому что заговора не было. А до верха это не должно дойти, как говорят комментаторы, которым я доверяю. Вся история с судом, который одобряет подслушивание разговоров, произошла во время избирательной кампании при другом президенте. Так что тут нельзя сказать, что ФБР противостояло президенту. ФБР помогало правительству против кандидата, у которого не было никаких шансов. То, что сейчас идет, – это идут уже оборонные бои, заметание следов. То, что они делали раньше, когда они думали, что ничего этого будет, потому что нет никаких шансов у Трампа. Так что тут говорить о противостоянии организаций, государственных органов и президента – это многовато.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG