Ссылки для упрощенного доступа

Власть против НКО

Ольга Романова

Глава правозащитной организации "Русь сидящая" Ольга Романова сообщила, что еще летом уехала из России. Поводом, по ее словам, стал "донос", который написал заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Анатолий Рудый. Он обвинил правозащитницу в хищении бюджетных средств в крупном размере. В июне в офисе "Руси сидящей" прошли обыски. Сразу после них Романова уехала за рубеж: "Чтобы качественно доказать, что ты не верблюд, хорошо бы неверблюду в этот момент быть на свободе", – написала она на своей странице в Фейсбуке. В сентябре Ольга Романова получила предложение о работе "в одном из респектабельных немецких фондов".

"Русь сидящая" обратилась в Арбитражный суд с иском о защите деловой репутации, ответчиком по нему выступит ФСИН. Правозащитники настаивают, что ФСИН предоставила Министерству финансов недостоверную информацию. На 6 декабря назначено первое заседание.

О ситуации в "Руси сидящей" и о своих дальнейших планах Ольга Романова рассказала в интервью Радио Свобода:

Ольга Романова
Ольга Романова

– Много лет назад компания, в которой я являюсь генеральным директором и учредителем, компания, которая зарабатывает деньги для "Руси сидящей", – ООО "ЭрЭс" заключила договор с Всемирным банком на просвещение в тюрьмах, среди осужденных, среди родственников осужденных и среди сотрудников. Мы разработали пять брошюр по финансовой грамотности, они поступили в библиотеки системы ФСИН. И мы прочитали 92 лекции в тюрьмах и на зонах. Что такое 92 лекции? Это не Ольга Романова носилась колбасой по всей России. Мы заключали договоры с членами общественно-наблюдательных комиссий, со священниками, с региональными уполномоченными по правам человека. Это были договоры, заключенные в гражданско-правовой форме, по ним были выплачены деньги, которые люди заработали тем, что читали лекции, тратили свое время, покупали билеты, ездили по дальним зонам. Мы написали отчет, Минфин его принял, Всемирный банк его принял. Все хорошо, забыли об этом, прекрасно работаем и живем дальше.

Я уехала сразу после обыска. Я не то чтобы опасалась, что меня могут привлечь, я была в этом уверена

Но сразу после событий 26 марта в Москве (антикоррупционного митинга сторонников Алексея Навального. – Прим. РС) – я думаю, это связанные вещи, – замдиректора ФСИН Анатолий Рудый написал на нас донос. Это человек, который очень многое решает, и я уверена, что последние скандалы со ФСИН, арест заместителей директора ФСИН, бухгалтера и других связаны с его художествами. Еще до всего этого он, видимо, почувствовал, что под него тоже копают. Он решил написать в Следственный комитет, что "Русь сидящая" и я обманули Минфин, обманули всех на свете, не читали лекции, никаких брошюр не печатали, ничего не отправляли в библиотеки. Мы, конечно, предполагали такое развитие событий, поэтому обзавелись благодарностями от лагерей, от тюремных библиотек, фотоматериалами и прочим. Мы всегда просили начальников зон, где мы бывали, написать, нужны ли еще брошюры, как прошла лекция и так далее, с подписью и печатью.

По договору, если я не ошибаюсь, у нас было 60 лекций в тюрьмах, мы прочитали 93 лекции, потому что многих людей не могли остановить, понравилось всем очень. Собственно, будем продолжать в том же духе. Проект давным-давно [формально] закончился, но мы его продолжаем, потому что почему не рассказывать людям о том, как платить алименты, оплачивать кредиты, счета за газ и воду, пока ты сидишь в тюрьме и некому платить за тебя, как получать пенсию и почему из пенсии у тебя не имеют права вычитать твое содержание в тюрьме? Вопросов, правда, много. И все бумаги о прочитанных лекциях у нас есть. Поэтому теперь Рудому придется ответить.

Обыски, которые проходили летом, были связаны с его доносом?

– Это последствия этого доноса, да.

Обыски в "Руси сидящей" в июне 2017 года

– Вы уехали, потому что опасались, что вас могут привлечь к ответственности?

– Я уехала в тот же день, сразу после обыска. Я не то чтобы опасалась, что меня могут привлечь, я была в этом уверена. И сейчас уверена, потому что я с такими случаями работаю и понимаю, как это все делается. Прежде всего, человека ограничивают в общении с внешним миром – потом иди доказывай что-нибудь. Как ты сможешь доказать что-то, если у тебя нет интернета, нет связи с внешним миром, нет информации? Адвокаты, юристы – штука хорошая, но они не знают, что и где у тебя лежит, что где посмотреть, где найти. И никто не тратит больше усилий на твою защиту, чем ты сам. Поэтому надеяться на юристов – это, конечно, последнее дело. Ведь даже самые эффективные люди – это не ты сам. Это во-первых. Во-вторых, такая удивительная вещь: после того как Рудый написал эту грязную бумажку (за которую он, безусловно, ответит – я человек упорный, пройдут годы, но за это он сядет), я обнаружила себя в базе судебных приставов, якобы я что-то там задолжала. А я человек, который не может задолжать, просто потому что у меня нет собственности. И так красиво получилось, что я попала в базу прямо в день обысков. Я наверно, не смогла бы уехать, если бы задержалась еще на день-два. Сейчас юристы с этим разбираются, приставы уже признали – ай-яй-яй, ошибка, нашли собственность, которой у меня не было никогда. Ну ладно, бывает. Но по датам уж очень совпало. Такие штуки каждый день встречаются, я сталкиваюсь с ними в своей работе. Хочу сказать, что я, конечно, буду заниматься этим и дальше. Сейчас XXI век, [с моим отъездом] ничего же особо не изменилось – я изменила свое физическое положение, географическое. А так все остальное осталось прежним.

Сергей Шаров-Делоне и Ольга Романова у входа в офис "Руси Сидящей"
Сергей Шаров-Делоне и Ольга Романова у входа в офис "Руси Сидящей"

– Сейчас, как я понимаю, "Русь сидящая" подает иск к ФСИН о защите деловой репутации. 6 декабря его будут рассматривать в суде. Как вы считаете, какие есть перспективы у этого иска?

Интересуются только своей зарплатой и тем, как усидеть на месте и еще украсть что-нибудь

– Я думаю, что перспективы очень хорошие. Потому что невозможно отрицать очевидные факты. Потому что вот документы за подписью ваших же подчиненных, что все прекрасно прошло, вот фотографии, на них ваши сослуживцы, ваши подчиненные. Бремя доказывания сейчас лежит на них.

– Были ли у "Руси сидящей" подобного рода конфликты с ФСИН раньше? И в чем могут быть, на ваш взгляд, истинные мотивы, почему Рудый это сделал?

– Рудый это сделал, потому что он не очень умный и не очень порядочный человек. И таких людей не надо допускать до управления другими людьми, тем более до исправления людей. Он непрофессиональный, некомпетентный, непорядочный и так далее. Посмотрите, кто сейчас работает в ФСИН – выходцы из ФСБ и еще бог знает откуда. Нет ни одного профессионала, человека, который занимался бы, скажем, пробацией – я думаю, там слова никто такого не знает. Это люди, которые не интересуются ничем, не интересуются своей работой. Интересуются только своей зарплатой и тем, как усидеть на месте и еще украсть что-нибудь. В принципе, конечно, так было всегда. И сколько против наших адвокатов всяких разных происходит безобразий. Вы и сами знаете, как адвокатов не пускают к подопечным и к своим доверителям, как мучают тех, кто жалуется. Все это, к сожалению, наша ежедневная обычная рутина.

Конечно, я вернусь, не собираюсь эмигрировать

– Как в эти месяцы "Русь сидящая" работала формально без вас, в ваше физическое отсутствие?

– Ну почему же без меня? Я на связи каждый день. Сегодня с утра уже разбиралась с платежками, со счетами, с поступлениями. Отправила сейчас на наш счет 28 тысяч рублей пожертвований. Я все время этим занимаюсь. Сейчас все-таки от того, где находится физическое тело, действительно работа не зависит. Многие работают по скайпу. А так у нас сейчас в Германии будет большое мероприятие "Руси сидящей", приедут ко мне коллеги, всех увижу. Я просто пока не очень хочу приезжать в Россию, опасаюсь. Но, конечно, я вернусь, не собираюсь эмигрировать. Я просто уехала, я не эмигрировала. Не собираюсь просить политическое убежище, не собираюсь тут надолго оставаться. Я собираюсь разобраться с Рудым и спокойно вернуться.

Коллеги Ольги Романовой о работе "Руси сидящей":

Сейчас очень токсичные государственные деньги, и если кто-то думает сейчас, что уж кого-кого, а его это не коснется, он зря так думает

– Почему вы отказались от президентского гранта, полученного летом? Мог ли грант быть своего рода провокацией, чтобы потом обвинить организацию в растрате государственных денег, например?

– Я не думаю, это было бы слишком просто. Сейчас уже середина ноября, грант мы получили летом, до сих пор у нас не подписано никаких договоров с фондом президентских грантов. Конечно, это наводит на самые разные мысли. Потому что мы работу делаем, ее никто не оплачивает и не собирается. Но дело не в деньгах, а в том, что мы должны будет потом готовить отчеты задним числом. А это неприемлемо. Это халтура и это то, на что мы пойти не можем. Мы всегда понимали, что рано или поздно случится нечто подобное, что случилось. И конечно, сейчас государственные деньги очень токсичны, и если кто-то думает сейчас, что уж кого-кого, а его это не коснется, он зря так думает. И дело не только в получателях президентских грантов, но и в распределителях. Посмотрите на судьбу Софьи Апфельбаум. Человек непосредственно выполнял распоряжение Путина и Медведева, за что сейчас ее посадили под домашний арест. Зачем ходить туда, где тебя ждут очень глупые, очень жадные и довольно страшные волки, когда можно спокойно сидеть на пенечке?

– Связана ли ваша работа в Германии с пенитенциарной системой? И насколько ваша деятельность там отличается от того, что вы делаете в России?

Мы обязательно победим, я в этом не сомневаюсь ни одной секунды

– Пока это никак не отличается. Утром встала – руковожу организацией, всякие проблемы решаю. За то время, пока меня не было в России, в "Русь сидящую" несколько человек пришли работать, несколько ушли, у кого-то поменялись функции, кто-то пошел на повышение, кто-то поменял работу с административной на более творческую. Все это обычная, нормальная жизнь, в которой я принимаю самое деятельное участие. Ведь никто не отменял интернета. К тому же 15 ноября мы проводим в музее Штази в Берлине большую конференцию, посвященную двум тюремным системам – нынешней системе в России и пенитенциарной системе в ГДР, особенно в части политических преследований. Добро пожаловать на совместную большую встречу фонда Фридриха Науманна и "Руси сидящей".

– Как вы думаете, расценивают ли злопыхатели из ФСИН ваш отъезд как свою победу?

– Я [так] не думаю, потому что у меня не эмиграция. Я уехала на время, чтоб спокойно защититься. Я защитилась, собрала все бумаги. Все лето я готовила оборону, приготовила оборону, и мы решили, что можно идти в атаку. 6 декабря мы идем в суд. Мы пошли в атаку. И эта атака не остановится. Либо мы победим 6 декабря, либо чуть попозже, либо сильно попозже. Мы обязательно победим, я в этом не сомневаюсь ни одной секунды. Наше дело правое, мы победим, – сказала Ольга Романова.

Журналисты Радио Свобода обратились за официальным комментарием в пресс-службу ФСИН по поводу искового заявления "Руси Сидящей", но пока не получили ответа.

Фонд "Русь сидящая" был основан в 2008 году. Организация оказывает помощь заключенным и их семьям. "Пора прекратить репрессии против самых талантливых и креативных российских граждан. Руки прочь от нашего будущего – продажные судьи и силовики должны остаться в прошлом", – говорится на сайте движения.

Карта проверок НКО в России

Первого августа правозащитный фонд "Так-так-так" из Новосибирска проиграл в суде апелляционной инстанции, пытаясь обжаловать решение Министерства юстиции о включении в реестр "​иностранных агентов"​. А это значит, что организации придется платить штраф 200 тысяч рублей – за то, что она не пожелала встать на учет добровольно. Виктор Юкечев, директор фонда, по той же причине должен государству 50 тысяч. Теперь НКО предстоит либо занимать деньги для выплаты штрафа, либо ее сотрудники будут вкладывать личные средства.

Социальная правозащитная сеть "Так-так-так" работает с 2009 года – это сайт, на котором любой посетитель может бесплатно получить юридическую поддержку. Кроме того, за 8 лет проект стал одним из центров расследовательской журналистики в России. Каждый участник "Так-так-так" может предложить свою тему общественного или журналистского расследования и провести его с помощью экспертов. Обычно объектами внимания становятся коррупционные проблемы и нарушения прав человека по всей стране. В частности, в прошлом году журналисты писали о злоупотреблениях и некомпетентности чиновников при расселении аварийных домов сразу в трех регионах. Еще одна тема касалась нарушения прав женщин с детьми в местах временного содержания мигрантов. Несколько расследований были посвящены экологическим проблемам: захватам и загрязнениям водоемов, сокрытию ущерба от вредных выбросов в Красноярске и ряду других схожих тем.

Сеть ТТТ – непредсказуемый ресурс: сегодня на нашем сайте кто-то высказался против мэра-коммуниста Локтя, а что будет завтра, до какого уровня критики дойдут посетители сайта – неизвестно. Ну и, прежде всего, их настораживают расследования, которые ведут граждане вместе с журналистами​

– Это (статус иностранного агента и штрафы. – РС), конечно же, давление – последовательное ограничение нашей деятельности, – уверен директор фонда Виктор Юкечев. – Сеть ТТТ – непредсказуемый ресурс: сегодня на нашем сайте кто-то высказался против мэра-коммуниста Локтя, а что будет завтра, до какого уровня критики дойдут посетители сайта – неизвестно. Ну, и, прежде всего, их [власти] настораживают расследования, которые ведут граждане вместе с журналистами: они тоже непредсказуемы, по той же причине. Кстати, уже два автора "негативных" постов в блоге перестали писать в блог, чтобы "не навредить нам". По факту получается, что это самое прямое ограничение свободы слова и мнений.

Статус "иностранного агента" организация новосибирских правозащитников получила в результате проверки, которую зимой провело региональное управление Минюста. Чиновники пришли к выводу, что фонд занимается политической деятельностью и получает иностранное финансирование.

Директор Фонда "Так-так-так" Виктор Юкечев
Директор Фонда "Так-так-так" Виктор Юкечев

​"Политику" Минюст увидел в восьми публикациях, авторы которых позволили себе критические высказывания в адрес Правительства РФ и отдельных министерств, а также других органов государственной власти. Признаки политической деятельности были найдены, например, в материале "Интернет: тотальный контроль Минкомсвязи РФ. Новое", а также в тексте об использовании административного ресурса на выборах "Готовь выборы летом. Власть научит правильно голосовать".

Никакого отношения к иностранному финансированию ни эти, ни другие публикации не имеют. Деньги из-за рубежа были направлены на организацию семинаров и прочие проекты. В частности, посольство Франции в Москве выделило Фонду около 350 тысяч рублей на проведение семинара о цифровой безопасности, а Институт права и публичной политики перевел около 1,7 миллиона рублей на проект, связанный с защитой граждан в Конституционном суде.

– У нас, даже если публикация была четыре года назад, а деньги поступили только сейчас, эти два факта каким-то удивительным образом связываются между собой, – удивляется Виктор Юкечев. – И аргументация представителей Минюста и наших судов такова: "В законе не написано, что мы должны между собой связывать финансирование и конкретные публикации, указанные в акте проверки!" И все соглашаются. Московский адвокат, который нам помогает, говорит: "Я поражаюсь, как составлялся этот акт, буквально на коленке. Я почитал ваш блог – там гораздо более острые публикации есть! Почему они выбрал именно эти?"

До недавнего времени сайт был проектом "Института развития прессы – Сибирь", также признанного иностранным агентом, а затем, в 2013 году, та же команда создала отдельный фонд "Так-так-так", который приобрел известность далеко за пределами Новосибирской области.

– В России есть несколько школ, в которых эксперты обучают журналистов навыкам расследовательской деятельности, – рассказывает медиаюрист Воронежского Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова. – Мне представлялась возможность наблюдать за работой нескольких из них. Школа, которую придумал и реализовывал "Так-так-так", на мой взгляд, отличается от остальных многогранностью подхода. Журналистам рассказывают не только как добывать информацию, но и как ее получать на законных основаниях, как передавать читателю, как визуализировать. И, что самое для меня как юриста главное, как при этом действовать исключительно в рамках закона.

Фонд судился всю весну, а затем и летом. В общей сложности за это время прошло шесть судов по штрафам в отношении фонда в целом, лично Юкечева, а также по поводу самого факта включения организации в реестр иноагентов. Все суды районной инстанции, а затем и апелляции в областном суде были проиграны.

К слову, в ходе своей проверки сотрудники управления Минюста нашли еще один "иностранный" источник финансирования. Таковым они сочли перевод 4000 рублей, которые директор Фонда Виктор Юкечев лично положил на счет организации, чтобы оплатить интернет-услуги. Но Ленинский районный суд не согласился с этим утверждением Минюста.

По мнению ряда правозащитников, действия властей и судебных органов, направленные на расширение реестра иностранных агентов, наносят ощутимый удар по антикоррупционным расследованиям.

Возникает ощущение, что поставлена задача вместо правозащитного кластера в Сибири сформировать либо карикатурные организации, лояльные власти, либо оставить выжженную землю​

– Фонд "Так-так-так" остался одной из немногих некоммерческих организаций, которые специализируются на поддержке гражданских и журналистских антикоррупционных расследований за Уралом, – говорит Илья Шуманов, замдиректора "Трансперенси Интернешнл – Россия". – С учетом того, что Фонд признан иностранным агентом и на него наложены штрафы, возникает ощущение, что поставлена задача вместо правозащитного кластера в Сибири сформировать либо карикатурные организации, лояльные власти, либо оставить выжженную землю.

В решении суда, касающегося деятельности новосибирских общественников, говорится, что внесение в реестр иноагентов никак не ущемляет права НКО: "Включение организации в соответствующий реестр направлено лишь на дополнительное обеспечение прозрачности деятельности такой организации <…> что свидетельствует об отсутствии нарушений прав административного лица". Кроме того, в конце июля стало известно, что в очередном конкурсе президентских грантов среди победителей оказалось три "иностранных агента". Но сами представители НКО считают внесение в реестр иноагентов нарушением закона и ущемлением собственных прав.

Международное право и практика других государств не допускают ограничение финансирования организаций гражданского общества со ссылкой на защиту суверенитета. Опасность в том, что из мирового исключения российский закон может превратиться в правило​

– Доступ НКО к ресурсам, включая финансовые, является частью права на свободу объединения, – говорит руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан. – Об этом часто забывают. Считается, что правозащитная деятельность НКО – вроде волонтерства. Но это не так. Сильное гражданское общество невозможно без инфраструктуры и без высокопрофессиональных кадров. Закон фактически ограничивает свободный доступ НКО к ресурсам, поскольку побуждает НКО отказываться от иностранного финансирования, используя термин "иностранный агент", налагая на НКО – получателей иностранного финансирования дополнительные расходы, требуя от них дополнительную отчетность и т. п. Закон оправдывает эти ограничения интересами "прозрачности", но на самом деле авторы закона никогда не скрывали, что их интересует не прозрачность как таковая, а прозрачность именно иностранных денег и ограничение "иностранного влияния" на российское общество. Это беспрецедентное обоснование, поскольку международное право и практика других государств не допускают ограничение финансирования организаций гражданского общества со ссылкой на защиту суверенитета. Опасность в том, что из мирового исключения российский закон может превратиться в правило.

Институт права и публичной политики сегодня выступает в качестве третьей стороны в разбирательстве ЕСПЧ по жалобам 61 российской НКО на применение закона об иноагентах.

В результате присвоения общественным организациям статуса иностранного агента многие межрегиональные полезные инициативы, которые пытается запустить, в том числе и "Так-так-так", могут оказаться загубленными.

Государство хочет выбирать, кого записывать в коррупционеры, а кого – в жертвы западных санкций

– Команда профессионалов фонда "Так-так-так" делала и делает важное дело, – уверен журналист карельского интернет-издания "7х7" Глеб Яровой, – они помогают не только работающим журналистам и студентам журфаков, но и активным гражданам, неравнодушным к тому, что происходит на их "заднем дворе", бороться с проявлениями коррупции в своей стране, своем регионе, своем городе или поселке. Государство же считает эту сферу деятельности исключительно собственной компетенцией, хочет выбирать, кого записывать в коррупционеры, а кого – в жертвы западных санкций. Не удивительно поэтому, хоть и печально, что на фонд оказывается давление.

Итоговая конференция фонда "Так-так-так" по проекту журналистских и общественных расследованиях, ноябрь 2016
Итоговая конференция фонда "Так-так-так" по проекту журналистских и общественных расследованиях, ноябрь 2016

Мнение журналиста из Карелии разделяет и Виктория Мучник, журналист Агентства новостей "ТВ-2" из Томска:

Нас объединяют общие представления о сути журналистики, о нынешнем состоянии российского общества и государства и о желательных путях изменений​

– "ТВ-2" давно сотрудничает с "Так-так-так". Нас объединяют общие представления о сути журналистики, о нынешнем состоянии российского общества и государства, и о желательных путях изменений. Я в течение 2015–16-го года не раз участвовала в семинарах по расследовательской журналистике, которые всегда были интересны и практически полезны. Вместе с "Так-так-так" мы создали спецпроект "Как закрыли ТВ-2". На примере нашей телекомпании был показан механизм уничтожения государством независимого СМИ.

Новость о включении фонда в реестр иноагентов вызвала широкий резонанс, в том числе среди коллег – журналистов и правозащитников. Узнав о том, что "Так-так-так" вынужден будет выплатить немалую сумму, представители российских медиа по инициативе Романа Романовского из "Трансперенси Интернешнл – Россия" запустили кампанию по сбору средств на оплату штрафа. Команда фонда планирует бороться дальше.

– Будем ли мы оспаривать эти решения? Конечно, будем, вплоть до Конституционного суда РФ и Европейского суда по правам человека, – говорит директор "Так-так-так" Виктор Юкечев. – Но и платить штраф будем – во избежание дальнейших санкций: а это либо взыскание в двукратном размере суммы неуплаченного штрафа, либо административный арест на срок до 15 суток.

Пока из необходимых 200 тысяч Фонду удалось собрать на оплату штрафа 21 750 рублей.

Загрузить еще

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG