Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«На Северном Кавказе ничего не забывают». Последнее интервью Маркелова


На следующий день после трагедии люди приходили на Пречистенку почтить память погибших адвоката и журналистки

На следующий день после трагедии люди приходили на Пречистенку почтить память погибших адвоката и журналистки

На сайте «Новой газеты» появились два интервью, не опубликованные до известных печальных событий: это интервью, которое дал изданию адвокат Станислав Макелов шесть лет назад, и его последнее интервью Анастасии Бабуровой.


Первое интервью относится к тому времени, когда суд над Юрием Будановым был еще в разгаре. Тогда Маркелов подключился к судебному процессу в качестве защитника потерпевшей стороны. Это было в мае 2002 года. В то время адвокат Абдулла Хамзаев, представляющий семью Кунгаевых, заболел, и многие считали Маркелова его временной заменой. А когда поняли, что он приехал в помощь к Хамзаеву надолго, замучили вопросами - какой он национальности, не наняла ли его чеченская диаспора?


На самом деле Станислава Маркелова пригласили к участию в этом деле правозащитники из «Мемориала» и «Гражданского содействия». Ознакомившись с материалами дела, Маркелов занял жесткую позицию по отношению к следственной установке суда Северо-Кавказского военного округа. Он ставил в укор суду тенденциозность, стеснение прав потерпевшей стороны, нарушение российского законодательства.


В том интервью Станислав Маркелов говорит, что дело полковника Буданова изначально воспринималось многими продолжением войны. С одной стороны русский, федеральный офицер и его адвокаты, с другой - чеченцы, семья Кунгаевых и адвокат Хамзаев. «Когда же я, - говорит Станислав Маркелов, - русский адвокат, подключился к потерпевшей стороне, сложившаяся картина существенно изменилась. Я пытался доказать, что дело гораздо серьезнее, чем представлялось. Ведь месть, например, у нас (он имеет в виду Россию) всегда считалась отягощающим вину обстоятельством. Буданов же, постоянно меняющий показания, стабилен лишь в одном - оправдывая свои действия мщением за погибших товарищей. А российский суд, как ни странно, эту мотивировку воспринимал положительно».


Тогда Маркелов не скрывал своего отношения к поступку Буданова: «Война стала средством реализации худшего в полковнике. Да, войнам всегда сопутствует множество преступлений. Но ситуация, устроенная Будановым - полнейший беспредел, бьющий в первую очередь по России, по возможности налаживать отношения с Чечней. Более антироссийской пропаганды в глазах чеченцев не придумали ни Хаттаб, ни Басаев. И все-таки Кунгаевы обратились за правдой в российский суд, рассказывая потом, что все селение смеялось над ними по этому поводу».


С тех пор прошло шесть с половиной лет. 19 января адвокат Станислав Маркелов был застрелен в центре Москвы. Вместе с ним погибла журналистка «Новой газеты» Анастасия Бабурова. И именно в деле полковника Буданова многие видят причины их убийства.


Поводом для второго упомянутого интервью, записанного за две недели до убийства, послужило скандальное решение Госдумы изъять из компетенции суда присяжных дела, связанные со шпионажем, терроризмом и организацией массовых беспорядков. Но обсуждалось в нем и дело Буданова, который к тому времени уже был освобожден условно-досрочно.


Маркелов сказал тогда, что «на Северном Кавказе такие решения необязательно вызывают немедленную реакцию, когда выплескивается общественное недовольство, а затем все забывается. Там реакция может быть долговременной, проявиться позже. На Северном Кавказе никто ничего не забывает».


В интервью Анастасии Бабуровой адвокат высказал мнение, что решении суда по делу Буданова «может привести к утверждению мнения на Северном Кавказе, что российская судебная система не работает, либо работает по политической указке, выполняя определенные политические функции, нарушая принцип объективности и универсальности».


Сегодня в Севастополе проходят похороны Анастасии Бабуровой. Станислав Маркелов был похоронен 23 января в столице.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG