Ссылки для упрощенного доступа

Многодетную мать заставляют забрать из московской школы детей с ВИЧ

В Москву Лариса Дорохина переехала три года назад. До этого она жила вместе с мужем Эдуардом и восемнадцатью приемными детьми в Сальске Ростовской области. Проблемы у Дорохиной начались после того, как она стала приемной матерью четырех детей с ВИЧ. Лариса взяла в свою семью сначала одного ребенка с ВИЧ, а потом в московском детском доме №7 для ВИЧ-положительных детей ей предложили забрать троих единокровных малышей. Лариса согласилась и привезла детей в Сальск. Лариса держала в тайне заболевание новых членов семьи, но ей пришлось показать заведующей детским садом справку с кодом диагноза. В ответ заведующая детским садом “Голубок” написала докладную в администрацию района. После этого начальник управления образования Сальского района Галина Шпак и председатель совета депутатов​ Сальского района Галина Гаврюхова потребовали, чтобы детей с ВИЧ вернули обратно в детдом, иначе у Ларисы отберут всех приемных детей.

Чиновницы потребовали, чтобы детей с ВИЧ вернули обратно в детдом, иначе у Ларисы отберут всех приемных детей

Дорохина стала писать письма с просьбой помочь в различные инстанции, но без результата. Когда многодетная мать уже приняла решение отказаться от детей с ВИЧ, в отделе опеки и попечительства московского района Сокольники Дорохиной предложили переехать в Москву. Большая семья бросила 300-метровый обустроенный дом в Сальске и перебралась в московскую двухкомнатную квартиру, которая принадлежит детям с ВИЧ. Дорохины с трудом привыкали к жизни на новом месте. Они продали дом в Сальске, взяли ипотеку и купили дачу в Подмосковье. В подмосковном доме до сих пор не закончили ремонтные работы. В нем можно жить только в теплое время года. Лариса устроила детей в школу и детский сад. Большинство детей, которых усыновила или взяла под опеку Дорохина, страдают различными заболеваниями. Осенью этого года Лариса перевела нескольких детей в реабилитационную школу-интернат №32 в Южном Бутово.

Семья Дорохиных с друзьями
Семья Дорохиных с друзьями

“Я узнала, что в этой школе детей не только учат, но и лечат. Дети живут в интернате пять дней, а на выходные мы забираем их домой. Мой муж подключился к группе для родителей учеников школы №32 в интернет-программе Viber. Так мы выяснили, что родители в этой группе стали нас обсуждать. Они узнали, что я была на телевизионной программе, посвященной детям с ВИЧ. В программе я приняла участие год назад, потому что мне хотелось рассказать о несправедливости. Я очень много потеряла, когда уехала из Сальска. Мои родной сын и внук остались там.

Родители решили, что вся наша семья представляет опасность

Я сейчас редко вижу их. Несмотря на то что и юристы, и врачи, и ведущие программы были на нашей стороне и повторяли, что дискриминация людей с ВИЧ недопустима, родители одноклассников моих детей начали паниковать. Они совещались, не зная, что я тоже подключена к беседе, как выгнать моих детей из школы №32. Решали, кому жаловаться на нас. Замечу, что родители даже не знают, есть ли у тех детей, которые сейчас учатся в школе №32, ВИЧ-инфекция. Я не говорю посторонним людям, кто из моих детей ВИЧ-положительный. Но, видимо, родители решили, что вся наша семья представляет опасность”, – рассказывает Лариса. ​

Через некоторое время завуч и директор школы №32 пригласили Ларису на разговор. Директор сказал, что родители очень боятся ВИЧ, и предложил перевести детей Дорохиных в другую школу. Лариса отказалась и напомнила администрации школы о статье 5.62. КоАП РФ "Дискриминация".

“Я только немного привыкла к новому месту, даже думала, что в Москве детям с ВИЧ будет легче. Здесь народ более образованный, чем в Сальске. Но я снова столкнулась с безграмотностью и глупостью. Директор не настаивал на изгнании моих детей, но поддерживать нас он тоже не стал. Занял выжидательную позицию. Родители продолжили жаловаться”, – говорит Лариса.

Она показывает письмо, которое родители учеников школы №32 написали руководителю департамента социальной защиты Москвы Владимиру Петросяну:

“Мы – родители учащихся школы №32 – умоляем вас о помощи, остановите это сумасшествие! Мало того, что школу наводнили аутисты, психически нездоровые, дети с явной умственной задержкой, так теперь пришли и дети с ВИЧ! Как такое возможно, чтобы в школе, где учатся дети с раком крови, гемофилией, слабым иммунитетом, появились дети, которые​ для них опасные!!! В классе, где аутист, детям показывают видео про эту болезнь, родителям это не нравится. Мы в шоке, мы боимся за своих детей! Директор говорит, что выполняет приказание департамента и не может не брать. Может, он и малолетних преступников будет брать? Мы не можем подписаться, потому что Дорохина сказала, что подаст на нас в суд. Поймите нас и помогите!"

Лариса Дорохина с детьми на городском празднике
Лариса Дорохина с детьми на городском празднике

Лариса рассказывает, что после того, как она отказалась забирать детей из школы, администрация провела круглый стол, на который пригласили родителей, врачей-инфекционистов и сотрудников департамента социальной защиты Москвы. Директор школы №32 Виктор Федоренко и заведующая отделением социально-психологического сопровождения Светлана Панкова отказались давать комментарии Радио Свобода. Но Ольга Кирьянова, представитель благотворительного фонда "Помощь детям, затронутым эпидемией ВИЧ-инфекции "Дети+", рассказала, что знает о конфликте в школе №32. Она приезжала в эту школу и объясняла родителям учеников, что дети с ВИЧ принимают терапию, постоянно посещают врачей и не опасны. "Мне показалось, что родители, которые были на этой встрече, поняли, что дети Дорохиной ничем им не угрожают. Они внимательно меня слушали и кивали головой", – говорит Кирьянова.

Лариса Дорохина утверждает, что после круглого стола родители учеников школы №32 продолжили с ней бороться, только выбрали иную тактику:

Родители написали в прокуратуру заявление, что якобы я не выполняю свои обязанности приемной матери

“Они поняли, что закон на стороне моих детей, и пошли другим путем. Родители написали в прокуратуру заявление, что якобы я не выполняю свои обязанности приемной матери. Придумали какую-то ерунду. Мол, дети ходят в школу без "сменки", просят еду, шумят и бегают по коридорам. Теперь прокуратура забрала из опеки дела всех моих детей и проводит расследование. Сотрудники опеки мою семью хорошо знают, часто у нас бывают. Ко мне никогда не было никаких претензий. Но мы живем в России, и я понимаю, что государственные структуры часто действуют карательными методами. Я прекрасно знаю, что мои дети накормлены, одеты и любимы. Я вожу их в бассейн, на занятия конным спортом. Но мне все равно страшно потерять детей. Почему родители не могут успокоиться? Я очень хочу, чтобы нашей семье дали нормально жить”.

Этот вопрос Радио Свобода задало родителям учеников школы №32. Родители согласились ответить, но попросили не публиковать их фамилии.

Ни у власти, ни у общества нет убежденности в том, что дискриминация людей с ВИЧ недопустима

“Сначала я испугалась, что в нашу школу придут дети с ВИЧ. Я была против совместного обучения детей Ларисы и моего ребенка. Вы поймите, в нашей школе учатся дети с ослабленным иммунитетом. Многие из них были между жизнью и смертью. Но потом я послушала медиков, почитала о ВИЧ в интернете и поняла, что опасности нет. Я успокоилась и даже писала Ларисе о новых методах борьбы с ВИЧ, но она мне не ответила на сообщение”, – рассказала Радио Свобода Амина, мать одного из учеников школы №32.

Мать другого ученика, Ольга, сказала, что аргументы врачей и общественников ее не убедили: “Я боюсь этого трехбуквенного слова "ВИЧ"! Просто боюсь. Мне страшно за всю школу. ВИЧ передается через слюну и общий бассейн. Я не хочу, чтобы мой ребенок учился вместе с детьми Дорохиной. Извините, но я пугливая мать”.

Светлана Изамбаева
Светлана Изамбаева

Светлана Изамбаева, организатор групп поддержки для ВИЧ-инфицированных подростков и женщин в Казани, говорит, что дети с ВИЧ часто страдают от дискриминации в школах и детских садах:

"Недавно в Казани родителям пришлось перевести десятилетнюю девочку с ВИЧ на домашнее обучение. Они не выдержали травли со стороны родителей других детей. Отстоять право ребенка с ВИЧ учиться вместе со всеми удается только с помощью правозащитников и публичной огласки. К сожалению, лекции о ВИЧ, которые иногда проводят в школах и вузах, не всегда меняют отношение к ВИЧ-положительным людям в лучшую сторону. Потому что к профилактике ВИЧ чиновники относятся формально. Ни у власти, ни у общества нет убежденности в том, что дискриминация людей с ВИЧ недопустима".

Лариса Дорохина говорит, что она так устала от конфликта с родителями школы №32, что уже готова перевести детей в другую школу:

"Только это не выход. Я знаю, что в новой школе мы снова станем изгоями. Куда мне тогда бежать с детьми? Наверное, в тайгу".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG