Ссылки для упрощенного доступа

Сообщения о том, что в Чечне с декабря 2016 года целенаправленно задерживают гомосексуалов, избивают и пытают в секретных тюрьмах, поразили европейских политиков, журналистов и общественных активистов. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назвала действия властей Чечни "варварскими злодеяниями", а ЛГБТ-активисты из Франции призвали Международный уголовный суд в Гааге расследовать происходящее в Чечне. Заявление от имени трех ЛГБТ-движений подано против главы республики Рамзана Кадырова. Более двух миллионов людей подписали воззвания с требованием провести расследование происходящего.

Российская ЛГБТ-сеть, занимающаяся эвакуацией гомосексуалов из Чечни, сообщает, что получены обращения от 80 человек, а 42 оказывается помощь. В Грозном при этом отрицают как само преследование гомосексуалов, так и то, что в Чечне вообще существуют люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией. На встрече с Путиным глава Чечни Рамзан Кадыров обвинил журналистов, пишущих об этом, в провокации. Пресс-секретарь президента Песков заявил, что у Кремля нет оснований подозревать Кадырова во лжи, однако Путин пообещал уполномоченной по правам человека Москальковой поддержать расследование данных о преследованиях гомосексуалов в Чечне и привлечь к нему генерального прокурора и министра внутренних дел. Москалькова направила собранные ею данные в Следственный комитет.

Через несколько дней после заявления Путина в Москву приехал итальянский активист, представитель международного движения AllOut Юрий Гуаяна. AllOut помогает пострадавшим геям из Чечни финансово и организовало сбор подписей с требованием провести расследование. Эти подписи Юрий Гуаяна и четверо российских активистов 11 мая попытались передать в приемную Генеральной прокуратуры России. Однако их тут же задержали полицейские, и "банальная демократическая процедура" завершилась так, что итальянские дипломаты решили срочно эвакуировать Юрия Гуаяну на родину.

Вернувшись в Милан, Юрий Гуаяна провел пресс-конференцию, на которой говорил, что в Чечне организованы погромы против гомосексуалов и европейским странам необходимо действовать – в частности, упростить процедуру выдачи вида на жительство тем, кто подвергается преследованиям.

Юрий Гуаяна охотно согласился ответить на вопросы Радио Свобода, поскольку смотрел наш репортаж о его задержании и отметил его объективность. Наш разговор состоялся 17 мая, в Международный день борьбы с гомофобией и трансфобией.

– У вас русское имя. Вы из русской семьи?

– Нет, просто моя мама обожала "Доктора Живаго" и Юрия Гагарина и назвала меня в их честь.

– Это была ваша первая поездка в Россию?

– Да, я впервые побывал в Москве.

– Подозреваю, что впечатления не очень хорошие.

Государственные СМИ либо полностью проигнорировали эту историю, либо распространяли ложь

– Нет, я предвидел, что произойдет нечто такое, и был готов. Я бы хотел еще раз приехать как турист. Очень доволен, что мне удалось познакомиться с замечательными людьми, активистами, с которыми я сотрудничал. Мне было очень важно сделать что-то вместе с российскими активистами, ведущими борьбу, которую я полностью поддерживаю.

– Да, но нужно признать, к сожалению, что гонения на геев в Чечне беспокоят иностранцев гораздо больше, чем россиян. Российское общество в целом продемонстрировало равнодушие к этой проблеме.

– Да, это так, и я заметил это по реакции российских массмедиа на то, что произошло, когда мы доставляли подписи (за исключением Радио Свобода – ваш видеорепортаж был повсюду – и нескольких независимых изданий и блогов). Государственные СМИ либо полностью проигнорировали эту историю, либо распространяли ложь.

– А российское интеллектуалы даже не решились упомянуть о том, что в Чечне преследуют геев. Они подписали письмо в поддержку "Новой газеты", которой угрожали кадыровцы, но в письме нет слов "геи" или "ЛГБТ", а только "жители Чечни", так что несведущий человек и не поймет, кого там преследуют.

– Да, это очень печально. И еще печальней, что Россия идет вспять. Это и меня, и всех нас тревожит. Россия – огромная страна, и то направление, которое она выбрала, очень опасно.

Юрий Гуаяна
Юрий Гуаяна

– Вы собрали очень много подписей за короткий срок. Как вам это удалось и что вы предлагаете в этом обращении?

Подписи собирали три организации. Организация, в которой я работаю, AllOut, выступающая за права ЛГБТ, знаменитая международная платформа для петиций Avaaz и российская группа, подготовившая обращение на Change.org. Главное требование от людей, подписавших эти воззвания, провести честное и эффективное расследование происходящего в Чечне и привлечь к ответственности виновных в арестах, пытках и нескольких убийствах гомосексуалов.

– И вы привезли в Москву коробки с подписями?

Россия – огромная страна, и то направление, которое она выбрала, очень опасно

Мы хотели провести очень простую демократическую процедуру: доставить эти подписи в Генеральную прокуратуру. Коробки, которые мы несли, были почти пустыми, это просто символическая акция: подписей было так много, что они не поместились бы в коробках, так что они у нас были с собой на флешке. Нам нужно было пройти всего несколько метров до входа в Генпрокуратуру, но стоило нам выйти, как появилось множество полицейских. Они нас остановили, потребовали показать, что находится в коробках, мы открыли их, показали им листы с подписями. Но они ответили, что это запрещено. Отобрали коробки, отвели нас к автозакам, обыскали и задержали на несколько часов в полицейском отделении.

– Как они себя вели? Не слышали ли вы гомофобных замечаний?

Я не говорю по-русски, так что не знаю, говорили ли они что-то гомофобное. Я заметил некоторую напряженность в том, как полицейские обращались с другими активистами, которые были со мной, но я не понял, что они говорили. Со мной грубо не обращались, никакого насилия не было.

– Вы полагаете, что они дожидались вас специально?

Десятки полицейских набежали со всех сторон

Мне показалось, что они специально нас ждали. Мы приехали и сразу увидели полицейские фургоны, и еще там были люди в другой форме синей, я решил, что это военнослужащие. Видимо, они дожидались нас, потому что было слишком много полиции четыре фургона. Не знаю, как они получили информацию о наших планах, мы были очень осторожны, но все же они нас поджидали.

– Четыре фургона полиции на пятерых активистов с картонными коробками!

Да, это было смехотворно. Десятки полицейских набежали со всех сторон, когда мы шли с этими коробками. Нас было всего пять человек, и десятки полицейских окружили нас и преградили нам дорогу. Некоторые были в бронежилетах... Это совершенно нелепо – демонстрировать такую силу против пятерых человек, несущих петицию.

– И в полицейском отделении вас обвинили в нарушении порядка и назначили день суда?

Как можно отнести подписи, если не идти по улице?! Но они назвали это демонстрацией

Да, суд должен состояться 29 мая. В протоколе, который они составили, сказано, что я был организатором и участником несогласованной демонстрации и оказал сопротивление полиции. Оба обвинения полная ложь. Прежде всего, это не была демонстрация, потому что мы просто шли в прокуратуру, чтобы передать подписи. Я не знаю, что думают эти люди как можно еще отнести подписи, если не идти по улице?! Но они назвали это демонстрацией. И на видео (в частности, в видеорепортаже Радио Свобода) видно, что мы никакого сопротивления не оказывали. Как только полицейские появились, мы остановились посреди улицы, показали коробки, делали всё, что они требовали, и прошли в автозак. Мы всего лишь добивались того, чтобы российские власти соблюдали собственные законы. Я потребовал, чтобы в протоколе было указано, что я не согласен.

– И вы сразу уехали из России?

Итальянское консульство предложило мне сделать это немедленно. Итальянские дипломаты были сразу проинформированы о моем задержании, консул приехал в отделение полиции и, не знаю почему, посоветовал мне купить новый билет и покинуть Россию. Они меня привезли из полиции прямо на поезд в аэропорт, и я сразу улетел.

– Не собираетесь возвращаться на суд?

Возвращаться не собираюсь, а на суде меня будет представлять адвокат. Я бы хотел знать, каким будет решение суда и для меня, и для других активистов. Вероятно, они будут оштрафованы, и мы намерены собрать средства, чтобы заплатить эти суммы.

Активисты, задержанные у Генпрокуратуры: Никита Сафронов, Александра Алексеева, Марина Дедалес, Валентина Дехтяренко и Юрий Гуаяна
Активисты, задержанные у Генпрокуратуры: Никита Сафронов, Александра Алексеева, Марина Дедалес, Валентина Дехтяренко и Юрий Гуаяна

– Ваша организация AllOut помогает геям, которых преследуют в Чечне, покинуть Россию?

Мы следим за ситуацией в Чечне с тех пор, как о происходящем там сообщила "Новая газета", я восхищен великолепной работой и отвагой ее журналистов. Мы сразу подготовили петицию и организовали сбор средств в помощь Российской ЛГБТ-сети, чтобы они смогли вывезти как можно больше геев из Чечни и обеспечить им безопасность и предоставить все необходимое в России или, если удастся, за ее пределами. Мы очень тесно сотрудничаем с российскими организациями, в первую очередь с ЛГБТ-сетью, и финансируем их работу по помощи чеченцам.

– Была у вас возможность поговорить в Москве с геями, бежавшими из Чечни?

Нет. По соображениям безопасности российская ЛГБТ-сеть не позволяет никому встречаться с беженцами из Чечни. Они, как вы сами понимаете, очень уязвимы и не доверяют посторонним, особенно в такой ситуации, как моя, ведь я не говорю по-русски.

– Какой вывод вы сделали после этой короткой поездки в Москву и что думаете о положении дел с правами ЛГБТ в России?

Это ужасная участь – постоянно скрывать свои чувства от других людей и быть самим собой только в собственной квартире

– Я очень, очень удручен тем, что происходит с правами ЛГБТ не только в Чечне, но и в России в целом. Италия пока еще не лучшая страна на свете в этом отношении, но я совершенно поражен тем, что увидел в России. Пять человек делают самую банальную вещь: пытаются передать подписи под петицией, а их останавливают полицейские, задерживают и несколько часов держат в отделении... 17 мая – День борьбы с гомофобией и трансфобией. Мы знаем, что Россия – одна из худших стран в Европе в отношении соблюдения прав ЛГБТ, и это вызывает крайнюю озабоченность. Мое впечатление такое: если ты гей или лесбиянка и скрываешь это, то есть фактически отрекаешься от самого себя и возможности любить того, кого ты любишь, открыто, тогда тебе, скорее всего, ничего не грозит. Но это ужасная участь – постоянно скрывать свои чувства от других людей и быть самим собой только в собственной квартире... Это невыносимая пытка. Российские граждане имеют право быть свободными, жить по законам свободной страны вне зависимости от своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Мы должны этого добиваться, потому что сейчас ситуация возмутительная.

16 мая Российская ЛГБТ-сеть сообщила, что задержания в Чечне приостановлены и людей, задержанных в ходе второй волны арестов (середина марта), начали выпускать. "В то же время поступают тревожные сообщения о том, что из-за пристального внимания к происходящему в регионе представители местных правоохранительных органов связываются с родственниками пострадавших и требуют подписать заявления о том, что те не имеют никаких претензий к работе правоохранительных органов Чечни, а на родственников потерпевших оказывается давление".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG