Ссылки для упрощенного доступа

Телевизионщики, освещавшие состоявшиеся в четверг в Брюсселе встречи Дональда Трампа с руководителями Евросоюза и стран –​членов НАТО, сняли сцену, в которой американский президент довольно-таки бесцеремонно отталкивает коллегу из Черногории Душко Марковича, чтобы тот своей особой не заслонял его от фотографов, делавших протокольную съемку. Трампу не было надобности пускать в ход локти, полагают комментаторы, он и так был на саммите виновником торжества. Первой скрипкой, звучавшей громче всех остальных, но бурных аплодисментов все равно не снискавшей.

В ходе своей дебютной зарубежной поездки Дональд Трамп посетил цитадели трех великих мировых религий – Саудовскую Аравию, Израиль и Ватикан. Столица Бельгии Брюссель, куда американский президент прилетел из Италии, тоже цитадель, но не религиозная: в ней разместились знаковые институты современной светской цивилизации Запада, Европейский Союз и НАТО. Лица, удостаивающиеся чести выступать на брюссельских форумах, обязаны соблюдать канон, не менее строгий, чем в традиционно культовых учреждениях, а низких материй вроде денег и распределения финансового бремени общей обороны избегать. И наоборот, акцентировать темы высокие –приверженность многосторонним, многонациональным инициативам в любой области – и в военно-стратегической, и в борьбе с глобальным потеплением; в части ядерной сделки с Ираном и в плане свободной торговли. Трамп же, несмотря на свой почтенный возраст, enfant terrible в политике, канон презревший, напоминает собеседник Радио Свобода эксперт Гудзоновского института Ричард Вайц.

– И на стадии предвыборной кампании, и после переезда в Белый дом Трамп неизменно позиционировал себя как сторонник идеи национального государства. America first, "Сначала Америка", а потом уже все остальные – вот его девиз. Он приверженец односторонних действий в политике и в экономике, иногда двусторонних. К многосторонним институтам он относится крайне скептически, недоверчиво. Будь то НАФТА или почившее в бозе Транстихоокеанское партнерство. И даже Евросоюз и организация Североатлантического оборонительного договора. При всем при том нельзя не признать, что заявления, сделанные им в Брюсселе о ЕС и НАТО, были в целом весьма положительные, – говорит эксперт.

Трамп больше не называл североатлантическую военную структуру "анахронизмом", а Брюссель – "чудовищной дырой, набитой экстремистами". Примечательно, что, будучи в Эр-Рияде, Трамп, при всей своей нелюбви к международным организациям, изложил концепцию, которую некоторые комментаторы окрестили "НАТО 2.0" или "НАТО на Ближнем Востоке". Совместные, коллективные усилия против Ирана его, кажется, вполне устраивают. И против Северной Кореи тоже. Но не в Европе. Он с радостью, если бы мог, переориентировал европейцев на борьбу с ИГИЛ, иранскими муллами или азиатским деспотом Ким Чен Ыном. Непримиримыми противниками Америки. Но к тому, чтобы вместе с европейцами морально и физически противостоять Путину, сердце его явно не лежит. Может быть, потому, что он видит в Путине европейца и христианина, не способного испытывать цивилизаторскую ненависть к Соединенным Штатам.

Если того требуют интересы Америки, Трамп способен изобразить пиетет к международным структурам

– Следует разграничивать многосторонние встречи в верхах, особенно если Трамп на них сам солирует, и многосторонние, многонациональные институты, постоянно действующие, с большим аппаратом, – считает Вайц. – Их Трамп не переносит. Они его сковывают, мешают ему почувствовать себя полновластным хозяином. Сродни бизнесмену в принадлежащей ему единолично фирме. В Эр-Рияде происходил пышный саммит. И только. Разумеется, если надо, если того требуют интересы Америки, Трамп способен изобразить пиетет к международным структурам.

Исходя из схожей логики, Франция и Германия, желая потрафить Трампу, согласились примкнуть к коалиции, сражающейся с ИГИЛ. Но только символически, как подчеркнули руководители обеих стран, а заодно и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. Теперь о Трампе-бизнесмене. Президент сделал небольшой реверанс в сторону европейских приоритетов, заметив: "Неверно, что я всегда говорю только о деньгах. Смотрите, мы находимся в изумительно красивом здании, где обосновалась новая штаб-квартира НАТО, и я не произнесу о строительной смете ни слова". Вместе с тем Трамп в нарушение приличий распекал европейцев как малолеток-двоечников за недоплаты в бюджет Североатлантического оборонительного союза. Исключение было сделано лишь для пяти из 28 членов организации.

Он требует от европейцев платежей не только по текущим счетам, но и погашения всех прошлых недоимок

– Трамп был очень доволен собой в Саудовской Аравии. Он доказал всем, какой он выдающийся бизнесмен, заключив с саудитами военные сделки чуть ли не на сто миллиардов долларов. Выдающийся коммивояжер, торгующий выдающимися вооружениями, – говорит Вайц. – Имеющий дело с партнером, готовым, так сказать, щедро платить за охранные услуги, предоставляемые Соединенными Штатами. Европейцы его в этом смысле страшно разочаровывают. И он требует от них платежей не только по текущим счетам, но и погашения всех прошлых недоимок.

Израильтяне тоже превозносили Трампа до небес, по крайней мере, публично. А вот председатель Европейского совета Дональд Туск заявил перед встречей с Трампом: "Я попытаюсь донести до него, что евроатлантизм – это сотрудничество свободных народов во имя укрепления свободы. Если мы хотим предотвратить установление постзападного мирового порядка, который еще десять лет назад предрекал в Мюнхене наш оппонент, нам следует озаботиться совместной защитой дела свободы".

Попытка втянуть бизнесмена в абстрактную идеологическую дискуссию о защите системы ценностей, бенефициаром которой является не только Европа, но в огромной степени и сама Америка, оказалась грубым faux pas. Настроение Трампа в Брюсселе испортилось вчистую.

А теперь несколько слов о статье 5 устава НАТО, гласящей, по сути, "один за всех и все за одного". Солидарная оборона. Нападение на какого-либо одного участника союза есть нападение на всех них. Ожидалось, что американский президент наконец без обиняков, публично подпишется под этой статьей, чего он раньше всячески избегал. Символический повод для этого был прекрасный. Единственный в истории случай активации статьи 5 случился после терактов 11 сентября. В здании новой штаб-квартиры НАТО открылся мемориал жертвам терактов, и Трамп привез для этого памятника искореженный кусок металла, фрагмент одной из рухнувших башен-близнецов в Нью-Йорке. На фоне этой реликвии логично было вспомнить солидарный жест европейцев в сторону Америки и сделать ответный ход. Но Трамп его не сделал.

Во время протокольной съемки никто из участников не заговорил с Трампом, а затем они сгрудились вокруг Меркель

– Трамп в своей речи упомянул этот эпизод, из чего помощники президента сделали вывод, будто ничего сверх этого про статью 5-ю говорить не имело смысла, – полагает Вайц. – Итак, дескать, ясно, что администрация в Вашингтоне предана этому принципу. Иначе зачем, спрашивается, Трампу было приезжать в Брюссель? Как бы то ни было, Трамп снова воздержался от публичного выражения поддержки ст. 5, хотя, как сообщалось, в неофициальном порядке европейцы обещали подтянуть свои взносы в оборонный бюджет до согласованных 2% ВВП. Так что не могу с уверенностью сказать, в чем причина молчания Трампа. Может быть, это была игра в принципиальность с его электоратом в Америке, нежелание прогибаться перед ненавистной ему либеральной прессой, готовившейся объявить, что президент пошел на попятный. Или озлобленность на Туска, взявшегося учить его жизни, а до того усомнившегося в его профпригодности как руководителя государства, на Терезу Мэй, которая выговаривала ему за допущенную утечку информации по делу о манчестерском теракте; на Эммануэля Макрона, который при встрече внезапно схватил его за запястье и, не отпуская, тряс руку так долго и сильно, что у Трампа аж костяшки побелели; или на Ангелу Меркель, которая непосредственно перед поездкой на брюссельский саммит устроила Бараку Обаме грандиозное чествование у Бранденбургских ворот в Берлине. Во время протокольной съемки никто из участников не заговорил с Трампом, а затем они все сгрудились вокруг Меркель. С другой стороны, никаких вопиющих промашек у Трампа на сей раз тоже не было. Допустимо, на мой взгляд, говорить лишь об упущенном шансе.

– Под конец – о России. Туск после встречи с Трампом сказал: "По Украине наши позиции совпали. Но по другим вопросам российского блока расхождения не преодолены". Что, по-вашему, он имел в виду?

– Полной ясности у меня здесь нет. Если бы это был не Туск, а какой-нибудь высокопоставленный представитель НАТО, то я бы подумал, что речь, возможно, идет о расширении альянса или развертывании дополнительных сил на его восточных рубежах. Но Туск – не натовский чиновник. Что скрывалось за его словами? Может быть, принципиальное расхождение с Трампом о природе российской внешней политики, о перспективах сотрудничества с путинской Россией, вмешательстве Кремля в избирательный процесс в европейских странах? Это явно не коммерция и не санкции, потому что Белый дом сегодня просто не готов воевать с Конгрессом за их отмену, ибо подвижек на украинском направлении не наблюдается. Не исключено, что это какие-то разногласия, касающиеся подхода к предстоящим выборам в России, – полагает эксперт Гудзоновского института Ричард Вайц.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG