Ссылки для упрощенного доступа

У музея-памятника “Исаакиевский собор” ненадолго появился новый директор – Ирада Вовненко, музейный работник, писатель и организатор детских балов в одном лице. Вовненко была назначена на должность вчера, а сегодня то ли написала заявление об уходе, то ли нет.

Ирада Вовненко была представлена коллективу музея 31 мая, пользователи социальных сетей успели вдоволь поиронизировать над ее писательскими перлами, а уже сегодня утром издание "Фонтанка" сообщило, что губернатор Петербурга Георгий Полтавченко дал указание кадровой службе Смольного срочно найти замену Вовненко. "По мнению руководителей Смольного, таким объектом может руководить только мужчина", – сказал источник Фонтанки. Чуть позже Вовненко подтвердила свой уход: "Я сама ухожу, сейчас пишу заявление. И очень счастлива от этого", – сказала она в комментарии агентству РИА Новости. А еще через час она опровергла свою отставку в интервью Интерфаксу: "Я нахожусь на рабочем месте, работаю, подписываю документы", – заявила она.

Назначение Ирады Вовненко вызвало неоднозначные отзывы, и вовсе не по причинам пола нового руководителя. Впрочем, некоторые его даже поддержали, например, бывший директор музея-памятника "Исаакиевский собор" Николай Буров, заместителем которого Вовненко проработала 8 лет:

– Я приветствую это назначение, я считаю, что для коллектива очень хорошо, что в качестве директора в музей пригласили не варяга, ведь это обязательно создало бы определенные сложности. Но на должность директора пригласили человека, который давно здесь работает, знает коллектив, она достаточно долго была моим заместителем.

– В интервью, которые Ирада Вовненко уже успела дать, она старательно обходит вопрос, который для петербуржцев, наверное, главный: будет ли она продолжать вашу линию защиты Исаакиевского собора от передачи РПЦ. Она осторожно говорит, что ей надо сначала все изучить и что она хочет диалога с Церковью, – как вы на это смотрите?

– Если у человека есть способность сначала все обсудить без криков, то, по-моему, это хорошо.

Бывший директор музея-памятника “Исаакиевский собор” Николай Буров, принявший на себя основной удар сопротивления, едва только встал вопрос о передаче собора Русской православной церкви, когда-то первым почувствовал, что тучи над музеем сгущаются. С высшим петербургским клиром он поссорился еще в 2015 году: на пасхальном приеме митрополита Варсонофия он, по словам очевидцев, сказал: “Этот город пережил блокаду и, думаю, переживет вас”. Череда последующих событий развернулась не в пользу Николая Бурова, в то же время, показав, что мрачные предчувствия насчет аппетитов нового епархиального руководства оправдались. Из четырех соборов, которыми руководил Буров – комплекс так и назывался “Музей четырех соборов”, – два, Смольный и Сампсониевский, отошли к Церкви. Музейщики, побывавшие там, считают, что музейная работа как таковая сейчас там практически отсутствует. Николай Буров неоднократно говорил, что если Исаакиевский “сдадут”, то за ним отправится тем же путем еще один памятник – Спас-на-Крови.

Николай Буров
Николай Буров

Исаакиевский собор оказался крепким орешком, камнем преткновения – его судьба всколыхнула горожан, вышедших на улицы, чтобы потребовать оставить памятнику прежний музейный статус. Петербуржцы возмутились не только намерением передать собор Церкви, но и словами губернатора Георгия Полтавченко о том, что вопрос уже решен, и показали многотысячными митингами, что без них вопрос решить не удастся. Николай Буров, человек, традиционно лояльный к власти, оказался в непростой ситуации – фактически на стороне протестующих. Некоторое время назад он объявил, что устал и хочет сложить с себя обязанности директора.

В прессе и социальных сетях началось бурное обсуждение пришедшей было ему на смену Ираду Вовненко. С одной стороны, она не новичок в музейном деле – с 2003 года занимала должность главного специалиста международного отдела Государственного музея-заповедника “Царское Село”, участвовала в восстановлении Янтарной комнаты, в 2009 году встала вот главе проекта “Собрание друзей Исаакиевского собора”. Ее последняя должность – заместитель директора по связям с общественностью музея-памятника “Исаакиевский собор”. С другой стороны, музейная работа – не единственная ее деятельность: Ирада Вовненко организатор благотворительных детских балов, член Союза писателей России, автор детских исторических книг, а в 2011 году она даже стала соавтором знаменитого польского писателя Януша Леона Вишневского – они вместе написали книгу “Любовь и другие диссонансы”.

Твои вопросительные скулы! Безумно соскучился по ним, – сказал Сергей одними губами

Пользователи интернета относятся к творчеству Ирады Вовненко с иронией, например, обсуждают разлетевшуюся по сетям цитату из романа “Влечение”: “Твои вопросительные скулы! Безумно соскучился по ним, – сказал Сергей одними губами”. Подобных цитат много, и все они вызывают сомнение, по крайней мере, в чувстве меры и вкусе автора. Вот, например, что можно прочесть романе “Дресс-код вдохновения”: “Юлия почувствовала, как желание снова пробуждается в ней, раскрашивая ее нежные щеки в ярко-алый цвет, ей казалось, что она вдыхает не просто воздух, смесь газов с преобладанием азота, а райскую амброзию, и глазам ее вот-вот откроются божьи чудеса, одно за другим, стоит немного подождать. Юлия улыбнулась и представила, как этот великолепный мужчина сейчас положит свою сильную руку на ее упругую грудь и все самые великие истины снова потеряют свое значение…”

Максим Резник
Максим Резник

Известный своей последовательной позицией в борьбе против передачи Исаакиевского собора Церкви депутат Законодательного собрания Петербурга Максим Резник считает, что назначение нового директора музея не скажется на общественных настроениях.

- Что касается нас, защитников сохранения собора как музея, то, независимо от того, что будет делать и говорить директор, мы продолжим свою линию, потому что мы действуем не в интересах того или иного директора, и даже не в интересах музея. Мы действуем в интересах города, и поэтому для нас ничего не меняется. Я был бы рад, если бы на эту должность назначили человека, пользующегося большим авторитетом в музейном сообществе, досконально разбирающегося в этой сфере деятельности. Кстати, то, что Вовненко говорила о необходимости диалога с РПЦ, это хорошо – диалог всегда лучше, чем конфликт, переговоры ведутся даже на войне. Директор должен быть на стороне коллектива, на стороне музея. То, что Николай Витальевич ушел с этого поста – по моей информации, соответствовало его желанию. И я его понимаю – и физически, и морально очень трудно все время находиться в состоянии борьбы. Нормальное состояние человека – это любовь. По-человечески я сожалею о его уходе, но знаю, что обсуждались и другие кандидатуры на его место.
Оксана Дмитриева
Оксана Дмитриева

О роли директора музея в истории с Исаакиевским собором размышляет депутат Законодательного собрания Петербурга Оксана Дмитриева:

Директор должен иметь некий политический вес, и он должен был профессионалом в своем деле – в реставрации, архитектуре, искусствоведении, причем этот вес должен быть сопоставим с весом, скажем, директора Эрмитажа Михаила Пиотровского

– Если мы хотим сохранения собора как музея, то от директора зависит очень много. Директор должен иметь некий политический вес, и он должен был профессионалом в своем деле – в реставрации, архитектуре, искусствоведении, причем этот вес должен быть сопоставим с весом, скажем, директора Эрмитажа Михаила Пиотровского. И еще этот человек должен обладать известным гражданским мужеством. Бывший директор Николай Буров явно оказался неугодным власти – он все же проявил твердую гражданскую позицию, отозвав свое согласие на передачу Исаакиевского собора Церкви. Если бы он высказался за, то, я думаю, это уже давно было бы свершившимся фактом. Но сегодня уже вице-губернатор Кириллов признал, что передавать собор можно не по 327-му закону о передаче имущества религиозного назначения религиозным организациям, а только в соответствии с законом о музейных фондах, и только во временное пользование. Этот закон запрещает отчуждение предметов музейного фонда, и по каждому из предметов нужно отдельное согласие, отдельное разрешение. Как минимум нужно подробное описание всех предметов, подлежащих передаче, и полное основание того, как именно может быть осуществлена эта передача. По каждому из 26 000 предметов должна собираться отдельная комиссия, должна быть определена религиозная ценность предмета, ограничения в хранении, контроль за сохранностью и многое другое. Так что если директор-профессионал будет четко придерживаться буквы закона по каждому предмету, то он может сделать абсолютно невозможной передачу Церкви музея “Исаакиевский собор”.

Депутат Законодательного собрания Петербурга Михаил Амосов, тоже защищающий Исаакиевский собор в качестве музея, склоняется к тому, что смена директоров произошла из-за несговорчивой позиции прежнего директора Николая Бурова:

– Буров считал, что церковная функция у собора должна присутствовать, но что все же здание в целом должно быть под контролем музея. Я боюсь, что замена директора как раз приведет к ослаблению этой позиции, противостоящей передаче собора Церкви. А это сейчас самый главный вопрос для судьбы музея. Наверное, у городских властей появилась надежда, что с Ирадой Вовненко будет легче сладить, что сопротивление будет меньше. А этот вопрос очень чувствителен не только для музея, но и для всего города. Я допускаю, что Церковь может несколько усилить свои позиции в соборе – например, он может не работать как музей в дни больших церковных праздников. Но если его передать Церкви целиком, мы можем потерять его как музей, вот в чем проблема.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG