Ссылки для упрощенного доступа

В Великобритании опубликована книга о легендарном британском контрразведчике Максвелле Найте, известном по кодовому имени М – его инициалу. Автор книги, писатель и журналист Генри Хемминг, превратил эту букву в название его биографии, добавив подзаголовок "Максвелл Найт, величайший мастер шпионажа из МИ-5". (M: Maxwell Knight, MI5’s Greatest Spymaster). Эту же букву Иэн Флеминг сделал в романах о Джеймсе Бонде кодовым именем главы британской разведки, которое перешло в кинобондиану. Традиция использовать инициалы в британской разведке восходит к ее эксцентричному основателю сэру Мэнфилду Каммингу, подписывавшему свои реляции инициалом С. и только зелеными чернилами. Считается, что именно Максвелл Найт разработал в 30-е годы прошлого века стратегию агентурного проникновения в подрывные экстремистские организации, которую британская контрразведка использует и в наше время.

Книге Генри Хемминга предпослан эпиграф, в котором приведено признание классика английской литературы Эдварда Моргана Форстера: "Если бы я должен был выбирать между предательством своей страны и предательством друга, надеюсь, у меня хватило бы мужества предать свою страну". Эпиграф Форстера можно назвать метафорой жизни Максвелла Найта. Он многое объясняет в личности и нравственном облике великого британского контрразведчика. В 20-е годы Найт был внедрен в британскую фашистскую партию, которой, по его признанию, он тогда симпатизировал, видя в ней оплот британского патриотизма и противовес набиравшему силу международному коммунизму.

Даже выйдя из партии в 1932 году, Найт сохранял связи с друзьями по партии. Известно, что он завербовал в свою агентурную сеть убежденного фашиста и соратника по партии, ставшего его другом, Уильяма Джойса и предупредил его о предстоящем аресте. Джойс бежал в 1939 году в Германию, где стал главным рупором Геббельса в зарубежной радиопропаганде под именем лорда Хо-Хо. Около шести миллионов англичан регулярно слушали его пронацистские радиопередачи. После войны Джойс был приговорен к смертной казни и повешен. На суде не удалось доказать, что именно Найт предупредил Джойса, однако Генри Хемминг убежден, что это был он и что Найт руководствовался в этом поступке чувством лояльности к другу, которое он ставил выше гражданского долга.

Парадоксальность эпиграфа Форстера сродни эксцентричности и противоречивому образу знаменитого контрразведчика. Максвелл Найт (1900–1968) широко известен в Британии как ученый-натуралист и ведущий программ о животных на радио и телевидении Би-би-си. Только в 50-е годы он опубликовал 20 книг о животных. Писал он и шпионские триллеры. В его загородном доме был обширный зверинец, где жили медведь, обезьяны, лемуры, змеи, попугаи и другие животные.

И все это время – с начала 30-х годов по 1961 год, когда он вышел в отставку, – Найт возглавлял одно из самых секретных подразделений британской контрразведки МИ-5, занимавшееся проникновением в фашистские, коммунистические и анархистские организации. Он создал эффективную сеть агентов, впервые используя для этого женщин (чему его начальство яростно сопротивлялось), позволившую контролировать подрывную деятельность Британского союза фашистов Освальда Мосли и коммунистической партии Гарри Поллита. Его тактика агентурной инфильтрации превосходно зарекомендовала себя, в частности, в борьбе с Ирландской республиканской армией в Ольстере, а в наше время позволила МИ-5 предотвратить около двух десятков терактов исламистских экстремистов. За маской эксцентричного английского сквайра скрывался один из самых талантливых и опытных руководителей британской секретной службы. Одно время под началом Найта служил знаменитый автор шпионских романов Джон Ле Карре, в то время еще Дэвид Корнуэлл, который иллюстрировал две книги о животных своего шефа и вывел его в образе Джека Бразерхуда в романе "Идеальный шпион".

Кроме знаменитой кембриджской пятерки агентов во главе с Кимом Филби, у советского НКВД в Англии была еще одна шпионская сеть – так называемая "группа Вулвичского арсенала", непосредственно связанная с коммунистической партией, которая тайно сотрудничала с советской разведкой. Найту удалось внедрить в окружение лидера британских коммунистов Гарри Поллита своего агента Ольгу Грей, ставшую его секретаршей. Через нее МИ-5 получала важную информацию о советской агентуре, которая привела к аресту "арсенальцев". Еще одна блестящая операция Максвелла Найта по обезвреживанию немецкой пятой колонны связана с лондонским "Райт-клубом", где собирались чернорубашечники Мосли. Найт внедрил в клуб несколько агентов, и им удалось раскрыть еще одну шпионскую сеть, во главе с секретарем клуба русской белоэмигранткой Анной Волковой, работавшей на немцев. У Волковой была связь с шифровальщиком из американского посольства Тайлером Кентом, передавшим ей, в частности, в 1940 году секретные документы о переговорах Черчилля с Рузвельтом о возможном участии США в войне с Германией. Именно эта операция Найта привела к массовому интернированию британских фашистов и положила конец фашистскому движению в Великобритании.

Генри Хемминг
Генри Хемминг

Как объяснить парадоксальную ситуацию, когда в руководстве британской контрразведки находится человек, одновременно симпатизирующий британским фашистам и борющийся с ними? И даже не поплатившийся за это? Об этом рассуждает автор книги Генри Хемминг.

Он симпатизировал движению лишь как оппозиции международному коммунизму, в котором видел главную угрозу своей стране

– Главной причиной возникшей у Найта симпатии к зарождавшемуся в Британии фашистскому движению был страх перед Советским Союзом и экспансией международного коммунизма, который в 20-е годы был популярен и в тред-юнионах, и в кругах левой интеллигенции. У Советского Союза в то время было немало агентов влияния в Англии. Еще молодым человеком Найт посчитал это главной угрозой стране и британскому образу жизни. Британские фашисты в то время были одной из самых активных групп, боровшихся с коммунизмом и советским влиянием. Здесь нужно учесть, что британский фашизм 20-х годов не имел ничего общего с Британским союзом фашистов Освальда Мосли, созданным им в 1932 году. Фашисты 20-х годов ориентировались на идеи корпоративного государства Муссолини. По мере того, как происходила их радикализация и вызревала антисемитская и нацистская идеология, Найт терял к ним интерес. Официально он вышел из партии в 1932 году. Нравственный конфликт Найта состоял в том, что у него возникли личные дружеские связи с людьми из фашистского движения. Как я показываю в своей книге, Найта никогда не интересовала идеология фашизма или нацизма. Он симпатизировал движению лишь как оппозиции международному коммунизму, в котором видел главную угрозу своей стране.

– А как вы объясняете его предполагаемое предупреждение об аресте Уильяма Джойса, которое подпадает под обвинение в государственной измене, ведь он был сотрудником МИ-5?

– Я объясняю это обостренным чувством лояльности, которое было свойственно личности Найта, причем не только в отношении друзей или своих агентов, но и своей страны. Ему никогда не приходило в голову, что придется выбирать между ними. Выбор трагичный. Незадолго до начала Второй мировой войны в 1939 году ему пришлось сделать этот выбор – он сообщил Джойсу о предстоящем аресте. Но все дело в том, и я пишу подробно об этом, что Найт лишь сообщил Джойсу, что тому нужно быть готовым, что к нему нагрянет полиция. Уверен, что он не предполагал, что Джойс сразу же сбежит в Германию, где станет лордом Хо-Хо – нацистским пропагандистом, соратником Геббельса. В ситуации конфликта между лояльностью стране и лояльностью другу Найт выбрал лояльность другу. Однако это ни в коей мере не говорит о его симпатиях фашизму. Это было неоправданным поступком, огромной ошибкой.

– Вы называете это ошибкой, однако, использовали эпиграф Форстера, который, по сути дела, оправдывает нравственный выбор Найта. Нет ли здесь противоречия?

– Эпиграф передает центральную идею книги. В один из моментов своей жизни Найт последовал выбору Форстера и предпочел лояльность другу лояльности стране. Но впоследствии он много раз доказывал лояльность и преданность именно стране.

Эрик Робертс, один из агентов Найта
Эрик Робертс, один из агентов Найта

– В вашей книге вырисовывается довольно противоречивый образ человека, который сохранился в новейшей британской истории не только как выдающийся контрразведчик, но и как незаурядный натуралист. Читая книгу, мне показалось, что именно зоология была его призванием, а к разведке его тянула авантюрная сторона натуры. Что вы думаете о подлинной личности и убеждениях Максвелла Найта?

Имена завербованных им людей даже в МИ-5 были известны лишь по кодовым именам. Мне удалось впервые расшифровать их и опубликовать в книге

– Это интригующий человек. Дело в том, что в контрразведку МИ-5 Найт был переведен из внешней разведки МИ-6. Формальным поводом, почему от него избавились, когда ему был 31 год, была неоправданная, по мнению начальства, дерзость и авантюрность при проведении операций. Одновременно у него была репутация человека, быстро находящего контакт с агентами, талантливого организатора и, главное, умелого и обаятельного вербовщика. Именно это последнее его качество устраивало МИ-5, и ему было предложено завербовать в свое подразделение людей, способных к агентурной работе под прикрытием. Надо сказать, что все его агенты не были штатными сотрудниками МИ-5. Это были гражданские лица, у которых были собственные основные профессии, а контрразведка была для них чем-то вроде хобби. Это было огромным преимуществом для секретных операций: по крайней мере, не нужно было придумывать легенды. Среди его агентов были юрист, бизнесмен, инженер, машинистка, художник, многие из них были патриотически настроенными бывшими его соратниками по фашистскому движению. Его агенты получали очень небольшое вознаграждение. Так, одному из своих важнейших агентов, банковскому клерку и бывшему коллеге по фашистской организации Эрику Робертсу, он платил во время войны один фунт в неделю плюс десять шиллингов на накладные расходы. В переводе на нынешнюю покупательную способность это двести фунтов в месяц. Очень важная деталь его отношений с агентами: он относился к ним как к собственным детям, которых у него не было. Их, в свою очередь, привлекало его неподдельное обаяние и харизма. Его агенты, особенно женщины, были ему беззаветно преданы. Кстати, имена завербованных им людей даже в МИ-5 были известны лишь по кодовым именам. Мне удалось впервые расшифровать их и опубликовать в книге. Считаю это очень важным своим достижением. Тем не менее вы правы, у него была авантюрная жилка. Найту нравилось ощущение опасности, напряжение схватки, его увлекал риск. Ведь он был еще и автором шпионских триллеров. Во время Первой мировой войны, в самом ее конце, он служил во флоте. Он рвался на фронт, чтобы участвовать в боевых действиях, но ему не пришлось ни разу участвовать в боях. Думаю, что в МИ-6, а затем и в МИ-5 он поступил в 20-е годы, чтобы реализовать эту авантюрную страсть.

– Что бы вы назвали главным достижением Найта в качестве мастера шпионажа и контршпионажа?

После разоблачения агентами Найта и при попустительстве МИ-5 Норман еще 45 лет работала на КГБ – вплоть до коллапса Советского Союза в 1991 году

– Речь может идти о двух главных достижениях. Первое: проникновение в подпольное коммунистическое движение его агентов, попавших на позиции, которые позволили МИ-5 получать важную информацию о деятельности партии и ее сотрудничестве с Москвой в 30-е годы. Второе немаловажное достижение – это роль, которую Найт сыграл в разгроме фашистского движения в Британии во время Второй мировой войны. В этом случае неоценимую роль сыграли его агенты-женщины. К достижениям Найта я бы отнес использование женщин в качестве агентов, чего до него британские спецслужбы избегали. В этом смысле Найт был новатором. Причем ему приходилось преодолевать упорное сопротивление начальства. Глава МИ-5 того времени сэр Вернон Келл был категорически против женского участия в операциях его ведомства. Найту приходилось постоянно доказывать эффективность их работы. Его агенты-женщины были одними из лучших. Огромную роль в проникновении в коммунистическое движение сыграли две женщины, бывшие агентами Найта: Ольга Грей, ставшая секретаршей генсека партии Гарри Поллита, и Мона Монд, работавшая в администрации ЦК партии. Не меньшую роль в разоблачении агентов Коминтерна сыграл завербованный Найтом юрист Вивьен Хэнкок-Нанн, консультировавший компартию и представлявший ее на судебных процессах. Его информация позволила МИ-5 выйти на большое число агентов НКВД. Однако многое из поставляемой агентами Найта информации игнорировалось руководством МИ-5, не принималось во внимание. Характерный пример – деятельность Мелиты Норвуд, поставлявшей Москве информацию о британских атомных разработках, о чем неоднократно докладывал Найт. Норвуд была даже награждена орденом Красного Знамени за свою шпионскую работу в Британии. Это выяснилось после побега в Англию в 1992 году архивариуса советской внешней разведки Василия Митрохина. После разоблачения агентами Найта и при попустительстве МИ-5 Норман еще 45 лет работала на КГБ – вплоть до коллапса Советского Союза в 1991 году.

Ольга Грей
Ольга Грей

– У меня создавалось впечатление, что Максвелл Найт не в меньшей мере, чем контрразведкой, был увлечен зоологией, в которую внес, на мой взгляд, значительный вклад. Что вы считаете его подлинным призванием?

– Без сомнения, он был увлечен и тем, и другим. Найт был мастером шпионажа и натуралистом. У него было два призвания, которые невозможно умалить или отвергнуть. Они парадоксальным образом совмещались в его личности. В конце жизни у него открылся еще и талант телеведущего, автора блестящих телепрограмм о животных. Он добился больших достижений в обеих этих областях. При этом он вел довольно эксцентричный образ жизни. Чего стоит, к примеру, выгуливание по городу жившего в его персональном зверинце медведя. У него в доме была обширная коллекция экзотических животных. Максвелл Найт сохранился в истории как блестящий мастер шпионажа и как легендарный натуралист.

– Вы начинаете книгу с рассказа об операции Найта по разоблачению агентов НКВД в "Райт-клубе", которая привела к громкому судебному процессу над Анной Волковой и Тайлером Кентом по обвинению в шпионаже в пользу Советского Союза. Насколько важна была эта операция в работе британской контрразведки?

– Это было важным эпизодом, в том числе, и в карьере самого Найта, поскольку он положил конец движению британских фашистов. По приказу Черчилля, члены движения без суда и предъявления обвинений были интернированы в начале войны. В клубе действовала небольшая сеть немецкого шпионажа во главе с пронацистски настроенным администратором Анной Волковой, передававшей немцам секретные материалы американского посольства в Лондоне. Их ей поставлял шифровальщик посольства Тайлер Кент. Именно важность этого эпизода в биографии Максвелла Найта заставила меня начать книгу именно с него.

– Вы пишете также о связи Найта с Джоном Ле Карре. Будущий знаменитый писатель начинал работу в британской разведке под началом Найта. Верно ли, что именно Найт завербовал Ле Карре, как об этом пишут некоторые биографы писателя?

Найт сыграл важную роль в жизни Ле Карре, и меня не оставляет мысль, что Ле Карре испытывал что-то вроде угрызений совести, уходя от Найта

– Найт не вербовал его, если Ле Карре вообще вербовали. Но когда Ле Карре работал в МИ-5, его единственным начальником был Найт. Он служил под его началом около четырех лет. Вот почему Ле Карре сделал Найта прототипом Джека Бразерхуда в романе "Идеальный шпион" – одной из лучших своих книг. Если вы читали роман, то должны помнить, что его протагонист Маркус Пим предал Бразерхуда. У меня создалось впечатление, что, когда Ле Карре ушел из МИ-5 в МИ-6, он испытывал чувство вины, угрызение совести. Конечно, у МИ-6 был более высокий статус и престиж, чем у МИ-5. Во внешней разведке на контрразведку смотрели свысока, а в контрразведке разведчиков считали высокомерными снобами. Между двумя британскими секретными службами всегда существовало соперничество. Найт сыграл важную роль в жизни Ле Карре, и меня не оставляет мысль, что Ле Карре испытывал что-то вроде угрызений совести, уходя от Найта.

– Продолжали ли они встречаться после ухода Ле Карре?

– Известно, что после ухода из МИ-5 Ле Карре иллюстрировал книги Найта о животных. Видимо, у них были контакты, но мне неизвестно, как долго они продолжались. Ле Карре – человек замкнутый. Думаю, что они все же встречались после его ухода.

– А был ли Максвелл Найт знаком с Иэном Флемингом? И не у него ли Флеминг заимствовал кодовое прозвище "М." для главы британской разведки в романах о Джеймсе Бонде.

– Не исключено, что они были знакомы, хотя документальных свидетельств этого я не обнаружил. Очень вероятно, что они встречались, ведь Флеминг служил в разведке во время войны. Но вряд ли они были друзьями, тогда об этом было бы намного больше информации. Найт использовал инициал М. в качестве кодового имени лет за 20 до появления романов Флеминга. Скорее всего, на это его вдохновил пример первого главы британской разведки Мэнфилда Камминга, подписывавшегося инициалом С. Думаю, что Флеминг слышал о Найте и знал его кодовое имя.

Обложка книги "Максвелл Найт, величайший мастер шпионажа из МИ-5"
Обложка книги "Максвелл Найт, величайший мастер шпионажа из МИ-5"

– Максвелл Найт скончался в 1968 году в результате инфаркта в возрасте 67 лет – через семь лет после ухода в отставку. В России есть поговорка: "Бывших чекистов не бывает". Сохранились ли у него связи с контрразведкой после отставки? Использовала ли МИ-5 его хотя бы в качестве консультанта? Ведь он был обладателем бесценного опыта.

До самой кончины у него сохранялась ментальность секретного агента

– Думаю, что после отставки ему не приходилось заниматься тем, что было его главным достоинством как мастера контршпионажа, – вербовкой агентов. Ему не предлагали передать свой опыт молодому поколению, да и в качестве консультанта не привлекали к разработке операций. Однако, судя по обнаруженным мной свидетельствам, до самой кончины у него сохранялась ментальность секретного агента, – сказал Генри Хемминг.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG