Ссылки для упрощенного доступа

Обманутые дольщики вышли на всероссийскую акцию протеста. Услышат ли их чиновники?

Марьяна Торочешникова: 25 июля в рамках Всероссийской акции протеста по всей стране прошли митинги и пикеты обманутых дольщиков. Десятки тысяч людей, вложивших иногда последние средства в приобретение единственного жилья, не могут получить его годами и требуют вмешательства чиновников.

В студии Радио Свобода – один из организаторов Всероссийской акции, координатор объединенной рабочей группы "Союза дольщиков России", сопредседатель инициативной группы ЖК "Спортивный квартал" в Москве Игорь Ассанов и дольщица из Московской области Олеся Левина.

Игорь, почему сейчас возникла необходимость всероссийской акции? Ведь известно, что весной обманутые дольщики собирались в Москве, на всероссийском съезде, пытались таким образом привлечь внимание к проблеме, решить ее. Это не помогло? Или эти акции не зависят друг от друга?

.

Полная видеоверсия программы

Власть не услышала нас!

Игорь Ассанов: И не помогло, и прямой связи между ними нет. Власть не услышала нас! Были слушания в Госдуме 3 июля, были заседания в Минстрое, создана рабочая группа, но все это на уровне двухнедельных обещаний. То есть и министр, и господин Стасишин, замминистра строительства и ЖКХ, говорили: "Вот через две недели будут слушания в регионах, и вы решите ваши проблемы..." Но прошел месяц, и понятно, что за это время рабочие на стройке не появятся.

Тем не менее, ни на одном из 928 признанных проблемными объектов даже не появился новый инвестор и не начались переговоры с дольщиками. Москомстройинвест, структура, которая призвана работать с проблемными объектами, выпускает релизы: такой-то объект могут начать строить в таком-то месяце. А могут и не начать… Чиновники снимают с себя ответственность. И если власть разговаривает с нами на таком языке, то язык протеста – это единственный способ держать ситуацию в тонусе, по-другому власть не понимает.

Марьяна Торочешникова: Олеся, насколько я понимаю, ваше проблемное жилье находится в Нахабино Московской области. Сколько там людей, оказавшихся в такой же, как у вас, ситуации, и готовы ли они выходить на акции протеста?

Олеся Левина: В нашем доме 240 квартир, и как минимум в два раза больше людей будут там жить. У нас один дом, а не целый большой ЖК. Проблемы именно во власти, хотя власти говорят, что проблема в застройщиках: "Вы сами виноваты, выбрали недобросовестного застройщика".

Когда я в 2015 году покупала квартиру, дом уже стоял, происходило остекление, внутренние работы, то есть у меня как бы была гарантия, это я не на уровне котлована покупала квартиру. Потом мы узнали, что этот дом строится уже больше 20 лет, и что в реестре обманутых дольщиков есть дольщики по этому адресу. Я рассчитывала, что в конце года квартира уже будет сдана, но в 2015 году все зависло, и два года вообще ничего не меняется.

Поначалу застройщик говорил, что что-то решается с помощью администрации, а потом, весной, сообщил, что администрация сказала: мы все сделаем сами, не лезьте в наши дела. И при этом они ничего не делают! По большому счету дом осталось только подключить к коммуникациям, и это не может сделать ни дольщик, ни застройщик, потому что это административные вопросы.

Власти говорят: "Вы сами виноваты, выбрали недобросовестного застройщика"

Администрация намеренно затягивает сдачу дома – непонятно, с какой целью. Мне кажется, цель одна. Изначально на достройку дома необходимо было 18 миллионов, а сейчас, по данным видеозаписей, когда дольщики ходят на встречи в администрацию, уже 100 миллионов. То есть перекладывание бумажки с места на место увеличивает стоимость застройки, и привлекаются другие инвесторы уже на другие деньги.

Марьяна Торочешникова: Красноярск – один из наиболее проблемных в этом плане регионов России. С нами на связи – дольщик из Красноярска Дмитрий Пермяков. Дмитрий приобрел квартиру в доме, который начали строить 12 лет назад на улице Грунтовая, и сейчас обманутые дольщики разбили палаточный лагерь около этого дома.

Дмитрий Пермяков: Первое разрешение на строительство у нас было получено 31 марта 2005 года, за день до вступления в силу 214-го федерального закона. Сейчас разбит палаточный лагерь, так как власти нас не слышат: ни власти города, ни краевые. По словам Сергея Николаевича Дебякина, начальника Управления по надзору за исполнением федерального законодательства Прокуратуры Красноярского края, только благодаря тому, что мы разбили палаточный лагерь и объявили голодовку, власти услышали наши требования.

Марьяна Торочешникова: Сколько человек участвуют в этой акции протеста? И сколько вообще человек пострадали от действий или бездействия застройщиков и властей?

Дмитрий Пермяков: У нас сменная акция, кто-то работает, но в лагере постоянно находятся от 10 до 30 человек. От бездействия застройщика у нас пострадали 476 семей.

Марьяна Торочешникова: А сколько таких проблемных объектов сейчас в Красноярске? И как люди пытаются решать проблемы, аналогичные вашей?

Дмитрий Пермяков: По официальной статистике края, здесь 12 проблемных домов, где насчитывается 1300 семей. Но это количество, конечно, уменьшено в разы. У нас в Красноярске была создана общественная организация обманутых дольщиков, куда за неделю ее работы уже обратились дольщики с 15 строек, где работы ведутся очень медленными темпами или уже приостановлены.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, красноярские депутаты, ссылаясь на опыт других регионов, говорят, что наиболее эффективным решением этой проблемы помощи дольщикам могли бы стать какие-то материальные компенсации, и даже подсчитали, что на это нужно где-то изыскать полтора миллиарда рублей. С вашей точки зрения, выплаты компенсаций будут соразмерны тем затратам, которые уже понесли дольщики, включая, может быть, и моральный вред? Или вы ждете от властей других действий – чтобы они понудили застройщиков довести ваши дома до такого состояния, когда в них можно будет жить?

От бездействия застройщика в Красноярске пострадали 476 семей

Дмитрий Пермяков: Каждый объект надо смотреть индивидуально. Если брать наш объект, то у нас нет других выходов, кроме дотаций на достройку. У нас уже было увеличение этажности до максимума, уже была точечная застройка, и нет выхода, кроме софинансирования со стороны властей. В других случаях можно смотреть, где есть свободная земля, и брать нового застройщика.

Сегодня у нас как раз были публичные слушания по ситуации, сложившейся на рынке, выступал президент Межрегионального объединения работодателей, Союза строителей Красноярского края, и он сказал: хватит уже власти выдумывать велосипед, в Красноярке существует Фонд жилищного строительства, который может и имеет право завершать строительство на проблемных объектах при поддержке краевых властей. Но этого не происходит.

Главе Красноярского края мы уже задавали вопрос о том, что в других регионах есть такой опыт (например, в Иркутской области), и он ответил: "Мы с этим ни разу не сталкивались и не хотим рассматривать такой вариант. Есть простой путь – идите в ЖСК, создавайте жилищно-строительный кооператив, а мы попытаемся вам помочь".

Марьяна Торочешникова: То есть создавайте ЖСК, вкладывайте дополнительно свои деньги и сами стройте, несмотря на то что уже вложили.

Дмитрий Пермяков: Да-да! Хоть они и обещают нам какую-то помощь, но люди в это не верят. По практике, которая была у нас в Красноярском крае, как только создается ЖСК, власти сразу открещиваются от данного кооператива и говорят: стройте сами. Хотя у нас в Красноярске есть ЖСК-1, который был создан пять лет назад, у него что-то получалось, и из 800 семей они за пять лет вселили 600, но сейчас они не могут расселить почти 300 семей, так как со стороны администрации мало оказывается помощь. Да и по закону жилищно-строительный кооператив не может строить больше одного дома, что тоже создает сложности.

Олеся Левина: У нас, кстати, похожая ситуация, говорят: можно увеличить этажность и таким образом привлечь новых застройщиков. У нас в Нахабино Центральное в Московской области увеличили этажность на три этажа и теперь не могут согласовать. Сама же администрация не согласовывает эти три этажа, говорит, что это не соответствует техническим условиям, хотя она же и попросила застройщика увеличить этажность.

Марьяна Торочешникова: Томск 25 июля также присоединился к Всероссийской акции протеста обманутых дольщиков. Там прошли одиночные пикеты, в частности, вышли дольщики ООО "Демос" (теперь это называется ЖСК "Нижний, 49"). Люди больше десяти лет ждут, когда будут сданы их дома. На связи с нами из Томска – дольщица этого ЖСК Ирина Крайсман.

Дольщики не хотели вступать в ЖСК, потому что понимали: на нас взвалят проблему достройки

Ирина Крайсман: У нас эта печальная история началась в 2007 году. Застройщик – ООО "Демос". Тогда активно призывала вступить в долевое строительство администрация, Департамент строительства и архитектуры Томской области, потому что ООО "Демос" на тот момент возглавлял Алексей Борисович Мальцев, сын действующего депутата Томской области, президент Союза строителей Томской области, и в 2007 году он был спикером областной Думы. Эта фамилия всем внушала доверие. Свои государственные субсидии к нему понесли ветераны Великой Отечественной войны, инвалиды, которые получили субсидию на приобретение своего жилья, в долевое строительство включились молодые семьи с маленькими детьми, малоимущие.

Наши два дома (переулок Нижний, 47 и 49) – это дома эконом-жилья, средняя площадь квартир – 42 квадратных метра. В 2012 году дом ООО "Демос" был объявлен банкротом, начались собрания, возмущение дольщиков, обращения к властям. Неоднократно присутствовала администрация, представители Департамента архитектуры и строительства, обманутых дольщиков ООО "Демос" призывали создавать жилищно-строительный кооператив. Обосновывали это тем, что есть два дома, и переулок Нижний, 47, по степени достройки – 90%, а наш дом, переулок Нижний, 49, – 40–50% (у нас у одного из подъездов был только цокольный этаж). Не было даже крыши, и дождь, и снег – все это покрывало дом и доходило до нижних этажей.

Было очень много несогласных, дольщики не хотели вступать в ЖСК, потому что понимали: на нас взвалят проблему достройки. Но власть говорила: мы понимаем, в какой вы ситуации, создайте ЖСК, и мы будем работать над выделением субсидий, будем вам помогать. И мы услышали, в апреле 2015 года были созданы ЖСК. Наш ЖСК "Нижний, 49" за эти два года собрал всю документацию.

ООО "Демос" в 2007 году получило разрешение на строительство без наличия соответствующих документов, то есть не было проектной документации, не было, по сути, ничего. С 2015 по 2017 год наш ЖСК собрал все документы, оформили аренду, прошли экспертизу.

Марьяна Торочешникова: То есть вы сделали то, что должны были сделать власти еще десять лет назад. А два дома – это сколько человек пострадавших?

Ирина Крайсман: Всего дольщиков – более 500 человек. Мы уже внесли дополнительные взносы, подвели под крышу два подъезда, закрыли кровлю. А когда стали обращаться к властям, чтобы они выполнили свои обязательства, нам так и сказали, причем жестко: создали ЖСК – достраивать должны сами. Жилищно-строительный кооператив – это форма добровольного юридического формирования (хотя нам рекомендовали только эту форму).

Марьяна Торочешникова: А в Томске вы единственные с такой проблемой, или существуют и другие проблемные объекты?

Мы уже внесли дополнительные взносы, подвели под крышу два подъезда, закрыли кровлю

Ирина Крайсман: К сожалению, мы не единственные. По информации от 2016 года, самые проблемные объекты у нас – ООО "СУТ-21", ООО "СУТ Монолит", ООО "Сиберикон", который также сейчас перешел на форму ЖСК. "Нефтяная, 3" – это тоже проблемный объект, СУ-13, ООО "Строймонтаж-М".

В доме 47 по Нижнему, который имел 90-процентную достройку, они меньше месяца назад сдали два подъезда, внеся дополнительно каждый дольщик по 13 тысяч за квадратный метр. Мы тоже вносили дополнительные взносы. В нашем ЖСК 250 человек, 50% – пенсионеры.

У нас есть одна победа – мы добились того, что в 2015 году власти выкупили квартиры ветеранов Великой Отечественной войны. Но есть и те, которые умерли обманутыми, не дождавшись квартир, выделенных им российским государством.

Марьяна Торочешникова: К нам присоединилась Марина Парфенова из Балашихи. Как я понимаю, 25-го числа там тоже прошла акция обманутых дольщиков.

Мы вышли и заявили все свои требования к власти: не решается проблема обманутых дольщиков!

Марина Парфенова: Да. К сожалению, акция была назначена на рабочий день, поэтому пришло не очень много народу. Мы вышли и заявили все свои требования к власти: не решается проблема обманутых дольщиков. Региональные власти, которые должны решать эту проблему, администрации городов, дававшие застройщику земельный участок, власти, которые непосредственно должны были контролировать этого застройщика, сейчас никоим образом не решают наши проблемы. Поэтому проблема разрослась, и во многих городах, не только в Подмосковье, обманутые дольщики выходили на митинги, а тем, кому не разрешили митинги, выходили на пикеты.

Марьяна Торочешникова: Многие люди, не посвященные в эту проблему, говорят об обманутых дольщиках: сами дураки, надо было знать, куда нести деньги, ничего не проверили, а теперь ходите тут с протянутой рукой...

Олеся Левина: Нам это заявляют даже чиновники: вы сами виноваты, не проверили данного застройщика, принесли ему деньги... Но мы с ними не согласны! Поэтому мы и требуем, чтобы власти решали наши проблемы! Если они не могут или не хотят решить эти проблемы на региональном уровне, то мы хотим привлечь к проблеме внимание федеральных властей.

Марьяна Торочешникова: Но и федеральные власти тоже не стремятся помочь...

Игорь Ассанов: Абсолютно! Вот была сейчас зарисовочка из Томска – и у нас мама застройщика ЖК "Спортивный квартал" – советник губернатора Московской области в ранге министра. Вот он пришел на слушания в Госдуме, на совещание в Минстрое, и один из вице-спикеров Госдумы, господин Васильев, сказал: "Ну, вот, он же пришел! Он не скрывается, он готов строить, и деньги есть". Мы спросили: "А где деньги?" – и ответа не последовало. Мы ждем денег, ждем разморозки стройки уже восемь месяцев, но, поскольку есть определенная чиновничья верхушка, которая...

Игорь Ассанов
Игорь Ассанов

Марьяна Торочешникова: Скажем аккуратно: где все друг с другом дружат.

Мы пришли на самый верх и думали: вот здесь, наконец, есть правда. А правды нет!

Игорь Ассанов: И вот что сделать в этой ситуации? Мы пришли на самый верх и думали: вот здесь, наконец, есть правда. А правды нет!

Марьяна Торочешникова: Тогда надо обращаться в правоохранительные органы.

Олеся Левина: Можно отметить нежелание правоохранительных органов вмешиваться и отслеживать это нецелевое использование средств. Мы посылаем запросы в прокуратуру, приводим факты, собираем доказательства, а после этого нам приходят отписки: "мы передали ваше обращение в Минстрой..."

Марьяна Торочешникова: Наверное, тоже дружат... А суды?

Марина Парфенова: У нас одна из дольщиц подала лично от себя в суд на застройщика, и тоже очень долго идет расследование, вызывают каждого дольщика как пострадавшего (это можно растянуть еще лет на пять), и никакое решение не выносится. И когда я три недели назад была на митинге в Московской области, там рассказывали, как эти дела передаются из одного региона в другой, к примеру, из Одинцово в Москву, и все эти дела уже начинают заново. То есть дела идут 10–15 лет, правоохранительные органы работают, а люди так же ждут своих квартир и платят ипотеку непонятно за что.

Марьяна Торочешникова: Митинги обманутых дольщиков проходили 25 июля также в Челябинске, Костроме, Краснодаре, Нижнем Новгороде, Перми. И вот как раз из Перми с нами на связи дольщица Юлия Байсарова.

Юлия Байсарова: Я сейчас слушала своих коллег по несчастью: ситуация во всех регионах как под копирку. Все те же самые отписки, так же власти допустили ситуации с долгостроями. Пермский край – один из лидеров по недостроям и долгостроям. У нас в городе и крае, по неофициальным источникам, 18 долгостроев, и в каждом несколько домов.

Мы сами – пока потенциально обманутые дольщики, то есть мы еще не банкроты, у нас два дома. Но у нас есть объекты, где двенадцать домов. И если сложить все эти объекты, то получится где-то 42 дома. То есть практически каждый второй дом у нас превращается в долгострой или, что еще хуже, в недострой.

Практически каждый второй дом у нас превращается в долгострой или, что еще хуже, в недострой

Все подавали коллективные и индивидуальные заявления в прокуратуру, в органы следствия, но мы не можем дождаться ответов и возбуждения уголовных дел, мы только слышим, что «следствие ведется». И по некоторым объектам оно ведется уже на протяжении многих лет.

Марьяна Торочешникова: А если бы возбудили уголовное дело и наказали этих недобросовестных застройщиков, вам стало бы от этого легче? Или требовались бы еще какие-то шаги, в том числе, со стороны региональных властей?

Юлия Байсарова: Лично мне легче бы не стало. Мы все хотим только одного – получить свои квартиры. Мы обиваем пороги министерств и ведомств только с одной просьбой. И нам тоже предлагают один путь – создание ЖСК, а потом – Пермское агентство по ипотечному жилищному кредитованию, то есть те квартиры, которые мы купили, мы должны купить второй раз. Вся ответственность перекладывается на наши плечи.

Мы предлагали другие варианты, мы просим помочь нам в поиске инвесторов на достройку объектов, просим, чтобы ввели в действие 503-й закон, который говорит о том, что инвестор, который заходит на недострой и достраивает его, получает некий компенсационный участок, на котором он в будущем может строить. Нам сказали, что мы неправильно толкуем этот закон, хотя, насколько мы знаем, соседние регионы ввели этот закон в действие и успешно его применяют.

Мы все хотим только одного – получить свои квартиры

Мы уже ездили в Москву, к депутату в Антикоррупционном комитете. Человек даже не знает, что в нашем регионе сложилась такая ситуация. Мы уже не знаем, куда пойти! У нас в крае есть Общественная палата, в которую входят обманутые дольщики, там собираются представители различных ведомств и министерств, и мы просим: помогите нам достроить! Не так, чтобы мы сами второй раз покупали эти же квартиры, а чтобы власти тоже несли ответственность за то, что они выдали разрешения на строительство, каким-то образом контролировали деятельность застройщиков, но в конечном итоге эта деятельность привела к такому плачевному результату.

Игорь Ассанов: Наверняка вы слышали про компанию "Энергостройкомплект-М", и там товарищ уже отсидел четыре года, вышел, а квартиры люди так и не получили. Вот легче им или не легче? Сам факт уголовного наказания застройщика – это, конечно, замечательно, но это не решение проблемы.

На нашего застройщика, ЖК "Спортивный квартал", на неустановленных лиц (точнее, там застройщик, подрядчик, все подряд), заведено уголовное дело по части 4 статьи 159 ("Мошенничество") – ну и что? Есть статистика: заводится около 600 дел, а до суда доводится порядка 80.

Митинги обманутых дольщиков проходили 25 июля в Челябинске, Костроме, Краснодаре, Нижнем Новгороде, Перми

Марьяна Торочешникова: Так, может быть, надо доводить их до суда и приговаривать людей к обязательным работам в виде достройки этих домов? (Смеются.)

Игорь Ассанов: Вот! Должны быть какие-то механизмы, чтобы человек боялся сесть.

Олеся Левина: Вот сейчас говорят, что это в основном региональные проблемы, федеральные власти скинули это на регионы. Когда весной было обращение президента, буквально каждый ЖК посылал свой вопрос, но этой проблемы на центральном телевидении просто не существует. Хотя буквально два года назад, когда я покупала квартиру, говорили: "Мы снижаем ставку по ипотеке, берите ипотеку!" Вот жила бы я в съемной квартире, и никаких проблем не было бы. А сейчас у меня ипотека, я плачу за несуществующую квартиру и буду платить еще 25 лет. Я рассчитывала, что буду жить в своей квартире, а приходится и ипотеку платить, и квартиру снимать...

Марина Парфенова: Мы все понимаем, что к этой проблеме привела бесконтрольность застройщиков. Застройщик мог выводить деньги, полученные им от дольщиков на строительство квартир, или пустить их на достройку предыдущих объектов, и тем самым создавалась, по сути, финансовая пирамида. И, обращаясь в правоохранительные органы, мы не то чтобы хотели посадить нашего застройщика, мы хотели, чтобы нашли, куда он девал деньги, хотели вернуть деньги и достроить наши дома.

А наши власти почему-то вообще об этом не говорят (я присутствовала 3 июля на этом совещании в Госдуме, где обсуждались поправки в закон о компенсационном фонде). Они говорят: да, это проблема есть. За этим следуют бесконечные сборы дольщиков в Мособлдуме, в Госдуме, отдельно Москва, отдельно Московская область, но нет никаких конкретных решений, как помочь уже имеющимся обманутым дольщикам.

Марьяна Торочешникова: Они придумали закон о реновации в Москве и этим, наверное, будут вам помогать! (смеются)

Мы все понимаем, что к этой проблеме привела бесконтрольность застройщиков

Марина Парфенова: Они придумали закон о компенсационном фонде, который позволит им, как они считают, избежать появления новых обманутых дольщиков, но старые проблемы никто не хочет решать.

Олеся Левина: Создали закон, по которому застройщик должен страховать объект на случай, если что-то случится, и тогда страховая компания все оплатит. Наш застройщик перестал платить эту страховку – и Минстрой, который должен это контролировать, тоже закрывал на это глаза. И в результате страховщик не будет ничего платить.

Олеся Левина
Олеся Левина

Марьяна Торочешникова: По состоянию на конец 2016 года в 67 регионах России зарегистрировано 39950 обманутых дольщиков, официально проблемными признаны 714 жилых объектов. Но Игорь уже сказал нам в начале программы, что их 928.

Игорь Ассанов: Да, это данные группы Сидякина, то есть "Единой России". И 132 тысячи обманутых дольщиков, ведь эту цифру надо умножать на три, на четыре, это же семьи. Это целый большой город, как Тверь или Смоленск – город обманутых дольщиков.

Марьяна Торочешникова: Из Энгельса Саратовской области с нами на связи обманутая дольщица Наталья Федотова.

Наталья Федотова: У нас аналогичная ситуация – застройщик нас обманул, мы взяли ипотеку, вложили материнские капиталы, заплатили 100% денег, и в 2013 году наша стройка заморозилась, строительство не велось. Мы прошли все процедуры: и банкротство, и конкурсное производство, – все, что могли. Сменилось несколько арбитражных управляющих. Нам понятно одно: действуют мошеннические схемы, и власть об этом знает.

К нашему губернатору мы попали только через четыре года, и он подозревал, что такая проблема есть, но не знал, насколько она ужасна. Конечно, застройщики, которые обманывают добросовестных людей, должны быть наказаны, у них должен быть страх, что если ты обманул человека, то наказание будет. А страха нет, потому что такое наплевательское отношение властей! Мы писали везде, писали в Генеральную прокуратуру, Чайке, писали Бабичу, полномочному представителю президента в Саратовской области по нашему округу. Но все спускается в Саратовскую область, нам под копирку пишут одни и те же ответы: да, мы вам поможем, вопрос будет решен. А когда все это будет решено... И все платят ипотеки.

Марьяна Торочешникова: А вот банк, который выдал вам ипотечный кредит, наверное, проверял этот объект, и он понимает, в какой ситуации вы оказались? Может быть, они предложили вам пересмотреть условия кредитования, сделать их более льготными? Вы видите какие-то шаги со стороны банка навстречу вам?

Нам понятно одно: действуют мошеннические схемы, и власть об этом знает

Наталья Федотова: Нет. В нашей инициативной группе несколько дольщиков брали ипотеку в Сбербанке. Они платят тот же взнос. От банка никакой помощи нет.

У нас здесь недалеко место приземления Гагарина, и мы каждый год пугаем власти, что перегородим дорогу. Нас вызывают в полицию, говорят: "Вы что, так нельзя, мы вас сразу посадим на 15 суток!" Правда, они пугаются, и происходит какое-то небольшое движение, нам обещают помощь. Но в итоге никто нам ничем не помогает. Вот мы уже четыре года боремся, все знают нашу проблему, у нас недавно была встреча с губернатором Радаевым, мы были у всех: и у прокурора, и в Минстрое, у кого только я лично не была. Но помочь нам никто не может.

Марьяна Торочешникова: Чиновники во многих регионах просто не реагируют на акции протеста обманутых дольщиков. У них люди стоят под окнами администрации, а к ним никто не выходит.

Игорь Ассанов: Привыкли уже... Некоторые чиновники в кулуарных разговорах прямо говорят: мы просто пересидим, переждем, месяц-два – и все поутихнет.

Марина Парфенова: За то время, что строится наш дом, в нашем городском округе Балашиха появился уже четвертый глава (сейчас он исполняющий обязанности главы). То есть конвейер чиновников сменяется, некоторые приводят свой административный аппарат, он тоже меняется, а мы все со своим вопросом.

Марьяна Торочешникова: Значит, надо обращаться к Путину – он все не меняется и не меняется! (смеются)

Марина Парфенова: Вы знаете, я много раз голосовала, но сейчас в связи с этой ситуацией я жутко разочаровалась. Проблемы просто нет, нас не существует! И это очень удобная позиция. Наш губернатор Андрей Воробьев докладывает: у нас в Московской области всего лишь 24 проблемных объекта и пять тысяч обманутых дольщиков. Это те, что числятся в реестре, который ведет Минстрой Московской области. Но 24 объекта – это только те, которые официально признаны проблемными. Например, в нашем городском округе Балашиха на данный момент ни один объект не признан проблемным, а по неофициальным данным, которые собирают сами дольщики Московской области, у нас там числится четыре объекта, не введенных в эксплуатацию – недострой, долгострой и тому подобное. А если смотреть по официальной статистике, то города Балашихи там нет, тут все хорошо!

Чиновники во многих регионах просто не реагируют на акции протеста обманутых дольщиков

Марьяна Торочешникова: С нами на связи обманутая дольщица Людмила Гамзина из поселка Шексна Вологодской области.

Людмила Гамзина: У нас в свое время того, кто не имел отношения к военному городку, выселяли из городка. Мы купили по ипотеке квартиру-студию в Шексне. Дело в том, что в Шексне строится четыре дома – СУ-13, банкрот, Шабурина, и в Кувшиново строится четыре дома. Мы на момент покупки не знали, что наши дома, оказывается, еще в залоге у СГБ-Банка. Мы брали ипотечный кредит, и получается, что дом у нас в двойном залоге. У нас есть четыре дольщика, которые готовы достроить наши четыре дома. Из четырех домов один где-то в 70-процентной готовности.

Потом СГБ-Банк сказал, что он будет оспаривать все их сделки, и у банка там тоже есть квартиры, они тоже вложили деньги. Он вложили деньги не за рубеж, а в наши дома!

Я живу на пятом этаже, воду мы носим за километр, а канализация у нас во дворе

Наш дом недостроен, но мы с мужем сделали ремонт и живем, потому что нам просто негде больше жить. Хорошо, что нам приварили балкон… Мы живем на пятом этаже, воду носим за километр, а канализация у нас во дворе. А отопления нет, потому что дом недостроен и не введен в эксплуатацию. Чтобы достроить наш дом, нужно от восьми до десяти миллионов.

Марьяна Торочешникова: Людмила, я вам очень сочувствую!

Вот Олеся говорила, что сложно платить ипотеку и снимать жилое, а если нет денег?

Игорь Ассанов: Вот и выход, пожалуйста!

Марьяна Торочешникова: Жить в недостроенном доме...

Игорь Ассанов: Правда, сложно сказать, что это выход.

Марьяна Торочешникова: Конечно! Это страшно и небезопасно!

Игорь Ассанов: Причем это не единичные случаи. В Новой Москве есть объект "Керама", и там тоже люди живут таким же образом.

Марина Парфенова: И у нас в Балашихе есть такой объект – деревня Павлино, номер 69, по-моему. Люди заселились в дом, не сданный в эксплуатацию. Я не знаю, как они там живут, но больше им негде жить.

Марьяна Торочешникова: И чиновники, видимо, решили, что проблема решена.

Игорь Ассанов: Да они просто не думают об этом!

Марьяна Торочешникова: А что нужно сделать, чтобы чиновники об этом задумывались?

Мы хотим подать в суд на бездействие властей!

Игорь Ассанов: В законе о долевом строительстве есть 23-я статья, где обеспечиваются нормы ответственности чиновников. И мы хотим подать в суд на бездействие властей! Московские дольщики хотят подать в суд на Москомстройинвест, и, может быть, к нам присоединится Подмосковье. Сколько можно?! Мы пришли в Госдуму, и Вячеслав Викторович Володин, может быть, замечательный человек и с самыми лучшими побуждениями организовал эти слушания, но то, что ниже...

Марьяна Торочешникова: Что, вы считаете: царь хороший, а бояре плохие? Мы же вроде пришли к выводу, что они все там дружат...

Игорь Ассанов: Трудно сказать... Но, по крайней мере, надо заставлять их что-то делать. Если они не будут понимать, что нужно предпринимать какие-то действия, они еще больше расслабятся. Если дольщик не протестует, значит, его все устраивает.

Марьяна Торочешникова: На связи с нами Калининград – обманутая дольщица Екатерина Кретова.

Я знаю, что достаточно много журналистов пришли на вашу акцию протеста. Может быть, огласка поможет решить проблемы?

Екатерина Кретова: Да, было много журналистов, много людей. У нас был пикет с часа до трех.

Марьяна Торочешникова: Были ли выдвинуты какие-то требования к властям? И насколько проблематична ситуация с недостроями и обманутыми дольщиками в Калининграде?

Люди хотят получить свое жилье, в которое вложили средства

Екатерина Кретова: Требования на нашем объекте "Ганза-Сервис" – достроиться без доплат. Люди хотят получить свое жилье, в которое вложили средства.

Марьяна Торочешникова: Сколько лет вы ждете, когда достроят ваш дом?

Екатерина Кретова: Вот именно "Ганза-Сервис" приказом города от другого застройщика мы ждем уже около девяти лет. Так получилось, что им в наследство достались мы, около 50 семей дольщиков, которые уже доплачивали "Ганза-Сервису" за жилье.

Игорь Ассанов: Калининградский губернатор нашел "замечательное" решение. Он выдает новому застройщику компенсационные участки на льготных условиях, то есть новый застройщик сразу получает все, а дольщики либо доплачивают по текущей цене, либо получают квартиры на окраинах, но в течение определенного количества лет. То есть получается, что они встают в очередь на жилье, как в советское время, и пять-десять лет стоят в очереди.

Марьяна Торочешникова: Несмотря на то что уже заплатили деньги за квартиру! Я не ожидала, что такое количество людей в России сталкивается с этими проблемами, причем в каждом регионе еще своя специфика – где-то двойной залог, где-то дополнительные кредиты... И люди требуют вмешательства чиновников для решения своих проблем.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG