Ссылки для упрощенного доступа

“Зачем оккупировать Белоруссию?”


Российские парашютисты под Брестом на учениях, июнь 2017

Российские войска перебрасываются на территорию соседней страны. Нет, речь не идет о новой аннексии или оккупации – по крайней мере не сейчас. В Белоруссии начался предварительный этап войсковых учений "Запад-2017", в которых примут участие крупные группировки вооруженных сил России и Белоруссии. Основная часть учений стартует в середине сентября. Эти маневры – лишь один пример того, что российские военные очень любят тренироваться. По только что опубликованным данным немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ), они делают это почти в три раза чаще, чем силы НАТО. С чем это связано?

По данным немецких журналистов, полученным на основе анализа российских и западных военных источников, с начала 2015 года по настоящее время Россия провела 124 учения с участием подразделений численностью более 1500 военнослужащих – это минимальное штатное расписание одной бригады. Силы НАТО за то же время провели лишь 38 такого рода учений. Российское командование за тот же срок осуществило 23 так называемые "внезапные проверки боеготовности", НАТО – ни одной. В 2015 году российские войска провели 54 учения, в 2016-м – 44, за восемь месяцев этого года – 26. Соответствующие цифры для НАТО – 13, 14 и 11.

Западные аналитики отмечают, что в последние годы Вооруженные силы РФ всё активнее отрабатывают участие в крупномасштабных войсковых операциях. "Если еще в 2011 году маневры или проверки боеготовности, включающие до 100 тысяч участников, были явлением исключительным, то сейчас это в порядке вещей", – говорит в интервью FAZ аналитик Шведского агентства оборонных исследований Йохан Норберг.

Мы наблюдаем за вами, мы сильны, мы многому научились. Не связывайтесь с Россией!

Чаще всего маневры проходят в последние годы в Западном и Южном военных округах – в непосредственной близости от границ стран НАТО, Украины и Грузии. По мнению отставного американского генерала Питера Цвака, в 2012–14 годах – военного атташе посольства США в Москве, повышенная военно-тренировочная активность российских войск – не только часть программы повышения боеготовности. Она несет и вполне определенное политическое послание Западу: “Мы наблюдаем за вами, мы сильны, мы многому научились. Не связывайтесь с Россией!”

В случае с учениями “Запад-2017” это послание прочитывается даже на символическом уровне: в маневрах будет участвовать 1-я гвардейская танковая армия. Воинское соединение с таким названием существовало в Вооруженных силах СССР и активно участвовало в сражениях на советско-германском фронте. В 1999 году 1-ю ГТА распустили, но 16 лет спустя она была восстановлена: это название присвоили танковому объединению Западного военного округа. В состав армии входят, в частности, 4-я танковая Кантемировская дивизия, Краснознаменная дивизия имени Андропова, 2-я гвардейская мотострелковая Таманская дивизия и другие элитные части. По словам бывшего командующего войсками НАТО в Европе генерала ВВС США Филипа Бридлава, это название выбрано не случайно – "оно заключает в себе вполне ясное послание странам Балтии и Польше".

Послание, очевидно, было услышано. В прошлом году союз НАТО принял решение разместить на ротационной основе в странах Балтии и Польше четыре многонациональных батальона. Польша, чьи вооруженные силы считаются одними из наиболее боеспособных среди стран – членов НАТО, активизировала военную реформу – в частности, закупив в США 48 истребителей F-16 новой модификации, способных наносить удары на глубину до 230 миль за линией продвижения противника. К 2022 году польское оборонное ведомство планирует полностью сформировать и привести в состояние боеготовности 17 бригад территориальной обороны общей численностью 50 тысяч человек – они составят новый род войск, в дополнение к регулярной армии.

Накануне учений “Запад-2017” генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг выступил с заявлением:

​"В прошлом месяце на заседании совета Россия – НАТО российская сторона проинформировала нас о предстоящих учениях “Запад-2017”. Мы будем внимательно следить за их ходом. Каждая страна имеет право тренировать свои вооруженные силы. Но каждая страна должна соблюдать международные обязательства, касающиеся прозрачности таких учений. Поэтому мы призываем Россию придерживаться условий Венского документа ОБСЕ, поскольку прозрачность и предсказуемость особенно важны в условиях повышенной военной активности у наших границ".

Причины этой повышенной активности и ее возможные последствия в интервью Радио Свобода анализирует работающий в Лондоне военный аналитик Игорь Сутягин:

– C чем, как вы думаете, связано обнародованное FAZ непропорциональное соотношение числа учений, проводимых Россией и НАТО? К чему столь активно готовятся российские вооруженные силы?

Российские вооруженные силы готовятся к тому, чтобы защищать родину, ежели им прикажет Кремль защищать ее в той или иной форме. Включая оккупацию соседних стран и нападение на страны не очень соседние. Есть две важнейших причины того, почему российские военные тренируются значительно интенсивнее, чем их западные коллеги. Первая – в том, что у западных коллег, в отличие от российских, не было момента истины. У российской армии такой момент случился в августе 2008 года, когда через несколько месяцев после того, как министр обороны Сергей Иванов доложил президенту, что военная реформа завершена и армия теперь полностью готова защищать родину, защита родины произошла в виде вторжения в соседнее государство – Грузию. Российская армия победоносно вторглась на грузинскую территорию и продемонстрировала практически полную неспособность воевать. Тогда начался новый, очень серьезный круг военных реформ, которые в этот раз решили проверять не по словам и докладам осуществляющих эти реформы, а по практическим действиям. Этот процесс продолжается до сих пор, и российская армия пытается действительно стать боеспособной.

– А если брать западную сторону?

А западная сторона до конца не проснулась.

– Для нее Крым, 2014 год не стали "моментом истины"?

Если бы напали, допустим, на Францию или Голландию, вот тогда бы западные армии зачесались

Напали же не на западные армии, а на украинскую. Украинская армия показала свою неспособность воевать. Причем не только армия, но и политики, потому что политики приняли решение не отдавать приказа сопротивляться в Крыму. Если бы напали, допустим, на Францию или Голландию, вот тогда бы западные армии зачесались.

– А если бы на Эстонию?

Если бы на Эстонию, все равно зачесались бы, потому что все-таки союзнические обязательства существуют. Чуть позже, но все-таки политики вынуждены были бы принять решение и начать что-то делать. Возможно, к тому времени Эстония была бы уже оккупирована. Другое дело, что на нее никто бы нападать не стал. Ведь на Украину и на Грузию напали именно потому, что они не члены НАТО, и это была последняя возможность для Кремля оставить их в своей сфере влияния, предотвратив их дрейф в сторону НАТО. Нападать на НАТО – это не та задача, которая политически стоит у Кремля. Задача у него гарантировать себе "место в президиуме", в котором будут решаться судьбы мира, то есть среди ведущих мировых держав. И все будут приходить и советоваться с бессменным лидером Российской Федерации. Если это является идеальной картиной, то самая последняя вещь, которая вам нужна, – это разрушить тот самый стол президиума, за которым вы хотите сидеть. Нападение на НАТО будет разрушением этого стола. Поэтому главная задача – просто распихать всех локтями, создать сферу влияния, где никто не будет лезть в твои дела. Это старая добрая Вестфальская система организации межгосударственных отношений: вы не лезете в те дела, которые признаны нашими внутренними. Поэтому на страны НАТО, на Запад нападать никто не будет.

Батальон сил ПВО США на учениях на территории Польши
Батальон сил ПВО США на учениях на территории Польши

– Относительно учений "Запад-2017" высказываются подозрения, что российские войска, которые вступят в ходе этих учений на белорусскую территорию, могут там полностью или частично остаться. Официальная Москва и официальный Минск, конечно, говорят, что это все бред, что этого не произойдет, но политические реалии, события на Украине подсказывают, что всё может быть. Вы считаете, что оккупационный сценарий для Белоруссии реалистичен? Ведь Белоруссия не член НАТО, на нее статья 5 устава НАТО не распространяется, с ней можно делать многое.

Фундаментальное отличие Эстонии от Украины – почему в Эстонию никто не вторгался, а в Украину вторгся – состоит в том, что Эстония является членом НАТО, а Украина нет. Фундаментальное отличие Белоруссии от Украины состоит в том, что обе страны не являются членами НАТО, но Белоруссия в НАТО и не стремится, а Украина искала сближения с этой организацией, дрейфуя из сферы влияния России. Поэтому вопрос: а зачем оккупировать Белоруссию? Лучше иметь какой-то буфер между российской территорией и НАТО. Украина с Белоруссией на роль этого буфера прекрасно подходят. Наши генералы всегда мечтали о предполье, именно эту роль выполняли наши союзники по организации Варшавского договора. Отказываться от такого буферного пространства – военная логика эту идею просто исключает. Лучше иметь союзника, лучше вести боевые действия на чужой территории, держать противника, занятого боевыми действиями, вдалеке от российской границы. Хоть за 300–400 километров, но их все-таки надо пройти. Если надо, мы туда придем обороняться и воевать, потому что таковы условия нашего соглашения о совместной обороне – в данном случае с Белоруссией. Поэтому оккупировать Белоруссию смысла нет. То, что сама Белоруссия аккуратненько пытается дистанцироваться от России, – это тоже пока решаемо, она ведь при этом не рвется в НАТО. Поэтому я, честно говоря, не вижу ни военного, ни политического смысла в оккупации Белоруссии.

– Есть такая технически-статистическая деталь, касающаяся того же "Запада-2017". По официальным российским данным, там будет задействовано около 13 тысяч военнослужащих. Но западные аналитики упорно называют куда большие цифры – до ста тысяч. Откуда такое расхождение и кому тут верить?

Оккупировать Белоруссию смысла нет. То, что сама Белоруссия пытается дистанцироваться от России, – это тоже пока решаемо

Я подозреваю, что реальная цифра будет где-то посередине, а расхождение связано с тем, как определяется статус учений "Запад-2017". Формально они проходят на территории Белоруссии. В этом случае вы можете довольно точно оценить, каково количество российских войск, которое максимально может быть туда введено. Это следует из запроса Министерства обороны РФ на предоставление услуг железнодорожного транспорта. Там было что-то около 4200 железнодорожных вагонов. Тут есть некоторое разночтение: то ли это 4 тысячи вагонов в один конец, то ли это 4 тысячи вагоноперевозок, то есть по две тысячи туда и обратно. Один мотострелковый батальон российской армии для перевозки требует примерно 70–75 вагонов. Максимум, что вы можете забросить в Белоруссию, если вы используете 4200 вагонов в один конец, это 60 батальонов. Вы должны учитывать, что мотострелковый батальон – это много людей, но не так много техники. А автомобильный батальон, там будет человек 120, но и 120 грузовиков, то есть понадобится раза в два больше вагонов, чтобы их всех перевезти.

Получается, что максимальное количество людей, которое вы туда можете послать, – это до 60 батальонов, то есть не более 30 тысяч человек. Но учтем также, что хотя активная фаза учений “Запад-2017” начнется меньше чем через месяц, вообще-то подготовительные этапы уже начались, тыловые подразделения уже там, о чем официально сообщило Министерство обороны Белоруссии. Тыловые подразделения – это те самые автомобильные батальоны, это склады труб, которые они там будут раскладывать. Это все везется в железнодорожных вагонах. То есть они уже из этих четырех тысяч тысячу, грубо говоря, использовали, перебросив в Белоруссию пару тысяч человек. Значит, реально в учениях на территории союзной Белоруссии может участвовать где-то 13 тысяч российских военных, как Москва и говорит. Это максимум, что они могут туда перевезти.

Но это опять-таки не вся правда, потому что параллельно с учениями "Запад-2017" будут проводиться другие учения, уже на территории Российской Федерации, объединенные с белорусскими единым оперативным замыслом. По формальному признаку, указанному в Венском документе, вы не должны переходить при проведении учений "Запад" рубеж в 13 тысяч человек, но на практике же вы тренируете войска, которые сидят на вашей территории и формально в этих учениях не участвуют. Точно так же, как вокруг Украины весной 2014 года был миллион маленьких учений батальонного уровня. Каждый батальон тренировался отдельно, но действовали они с единым замыслом. Поэтому сейчас к тем российским военным, которые будут находиться на территории Белоруссии, это те самые примерно 13–15 тысяч человек, вы должны добавить как минимум три дивизии воздушно-десантных войск – это еще, грубо говоря, 19 тысяч человек. Потому что командующий воздушно-десантными войсками сказал совершенно открытым текстом, что вот, три мои дивизии будут участвовать в учениях, связанных общим замыслом с "Западом-2017".

Российский зенитно-ракетный комплекс С-300 в ходе учений в Южном военном округе, июль 2015
Российский зенитно-ракетный комплекс С-300 в ходе учений в Южном военном округе, июль 2015

– То есть такая ловкая двойная бухгалтерия?

За нее надо сказать спасибо генералу армии Антонову, который сейчас назначен послом Российской Федерации в США. Потому что это человек, который принес в Министерство обороны искусство дипломатического жонглирования цифрами и дырами в юридических и международных документах. В Венском документе сказано, что надо оповещать его участников за 42 дня, но при этом там же говорится, что если сами войска не были предварительно уведомлены об учениях, то тогда оповещать участников документа не надо. Отсюда и происходит то, что называется внезапными проверками боеготовности. Это абсолютно легальный шаг. Поэтому с точки зрения буквоедского следования нормам международных соглашений Россия может делать именно то, что она сейчас и делает.

– Вы уже сказали, что нет и, исходя из политической логики Кремля, сейчас не может быть задачи непосредственного нападения на страны НАТО со стороны России. Тем не менее, НАТО предпринимает определенные действия, перебрасывает батальоны в страны Балтии и на северо-восток Польши. Можете ли вы, исходя из этого, согласиться с выводом, к которому приходит Frankfurter Allgemeine: "Страх перед возможным в любой момент нападением создает на Западе нестабильность, и это, безусловно, соответствует целям новой военной доктрины России". Такая логика у российской стороны? Или там что-то посложнее?

Запад наконец принял решение: мы русских, как они, видимо, сами хотят, воспринимаем серьезно

Российская сторона сама сидит и изумленно хлопает глазами. Потому что весь расчет был на то, что Запад не пойдет на консолидацию своих усилий, не сумеет объединиться, поборов свою растерянность, принять решение о развертывании каких-никаких, но войск на территории стран Балтии и Польши. Это тот Рубикон, который был перейден. С точки зрения военной батальон – это передовой отряд для развертывания целой бригады, а бригада в американской и британской армии – это, в свою очередь, передовой отряд для развертывания дивизии. То обстоятельство, что там появились эти батальоны, что американцы совершенно откровенно объявляют о том, что там будут складировать свою тяжелую технику, – это нужно для того, чтобы в случае чего перебросить туда войска. Это значит, что НАТО наконец реально придвинулось к российским границам. Потому что раньше они имели две с половиной тысячи человек в эстонских вооруженных силах, которые, конечно, действуют под общим командованием НАТО, но реально натовских сил там не было. Когда над балтийскими странами летают четыре истребителя НАТО – это ерунда.

А вот теперь там начинается реальное развертывание войск. Батальон, который там стоит, он абсолютно готов, на батальонный лагерь прекрасно сядет бригада. И это значит, что потенциально Калининградская область превращается действительно в остров. То, что происходит как минимум на этом уровне, свидетельствует не о нестабильности на Западе, а о том, что Запад наконец принял решение: мы русских, как они, видимо, сами хотят, воспринимаем серьезно. Если они хотят, чтобы мы серьезно воспринимали их военную угрозу, то мы именно так ее воспринимать и будем, и будем готовиться к тому, чтобы ее отражать. А это последняя вещь, которая нужна России. Потому что пытаться сместить границу, пробуя противника "на слабо", можно только тогда, когда есть куда толкать. Для этого нужен военный и политический вакуум. Но вакуум сейчас начал заполняться этими войсками, – отмечает военный аналитик Игорь Сутягин.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG