Ссылки для упрощенного доступа

Как полицейские дважды похитили человека, освобожденного судом

"Как приятно слышать освободить из-под стражи в зале суда", – написала 7 сентября на своей странице в Facebook адвокат комитета "Гражданское содействие" Роза Магомедова, когда Мосгорсуд запретил экстрадировать в Узбекистан 37-летнего Равшана Рахимова. Впрочем, на свободе Рахимов не пробыл и минуты: его спустили в конвойное помещение забрать вещи и тут же передали неким людям в штатском, которые увезли его в неизвестном направлении, не дав сказать и слова адвокату.

Равшан Рахимов переехал в Москву в 2007 году из небольшого села в Карманинском районе Узбекистана. Работал на стройках, ремонтировал квартиры. Уже в Москве у него и его жены родилось двое детей: сегодня им 8 лет и год. Как и большинство мигрантов, каждый год он с семьей ездил домой в Узбекистан, но потом возвращался. За документами следил, все оформлял вовремя – проблем с российскими властями у Равшана никогда не было.

Проблема пришла откуда не ждали – с родины. В 2014 году Равшан узнал от матери, что его брата и других односельчан, с которыми вместе работали в Москве, задержали узбекские силовики. По словам Равшана, всех их били и пытали током, но всех отпустили через 15 суток (предположительно за деньги), выбив показания на Равшана и еще двоих его "коллег" – С. Умирова и А. Хидирова (Хидиров находится сейчас в СИЗО-4 в процессе экстрадиции, по Умирову есть решения Европейского суда по правам человека и Верховного суда РФ о невозможности его выдворения в Узбекистан). Фотографии мужчин появились на доске объявлений возле местного отдела милиции. Равшан решил домой больше не ездить и попросить политического убежища в России. В сентябре 2015 года ФМС отказала ему в статусе беженца, пояснив, что в розыске он не находится и опасаться ему нечего. В феврале 2017-го Равшана задержали московские полицейские – при обычной проверке документов.

У российской ФСБ к Рахимову вопросов нет
У российской ФСБ к Рахимову вопросов нет

Выяснилось, что узбекская прокуратура все же объявила его в розыск еще в декабре 2014-го за участие в террористической организации "Исламская партия Туркестана". Согласно документам, предоставленным узбекскими правоохранительными органами, Рахимов "пропагандировал построение единого исламского государства, призывал к неконституционному изменению государственного строя Республики Узбекистан, прослушивал лекции и просматривал документальные фильмы, а также видеоролики религиозно-экстремистского содержания, вовлекал в ряды данной организации других лиц и организовывал неоднократное проведение с ними собраний, на которых демонстрировались материалы, содержащие идеи религиозного экстремизма, сепаратизма, фундаментализма и межнациональной вражды". Интересно, что всю эту деятельность Рахимов якобы вел не в Узбекистане, а в Москве, впрочем, кроме выбитых показаний, материалов на него предоставлено не было, да и у российской ФСБ к нему вопросов не возникло – в деле есть соответствующая бумага.

Сотрудники караульной службы Мосгорсуда сказали Розе Магомедовой, что Рахимова отпустили и он "ушел с друзьями"

Началось томительное ожидание экстрадиции в СИЗО-4. В марте Рахимов снова обратился за убежищем – в связи с вновь открывшимся фактом уголовного преследования. МВД, к которому перешли вопросы миграции от расформированной ФМС, отказало ему на основании того, что обращение Рахимова уже было рассмотрено. Это решение обжаловали и отменили, инспекторам, отказавшим Рахимову, ГУ МВД отправило разъяснения о недопустимости нарушения законодательства. На завершение новой процедуры у Рахимова просто не хватило времени, а 24 июля заместитель генпрокурора РФ Саак Карапетян удовлетворил запрос своих узбекских коллег о его экстрадиции. Именно это решение прокурора Карапетяна Мосгорсуд признал незаконным: "В многочисленных докладах и иных документах, принятых в отношении Республики Узбекистан международными внедоговорными и договорными органами (…) отражено, что использование пыток и жестокого обращения в отношении задержанных и содержащихся под стражей остается широко распространенной и стойкой проблемой (…) При этом, сведений о том, что с момента принятия заключительных замечаний Комитета ООН и постановлений Европейского суда по правам человека в Республике Узбекистан ситуация изменилась в лучшую сторону, органами прокуратуры не представлено", – говорится в решении суда. Счастливый Равшан пропал сразу после оглашения.

Нашелся с переломом

Сотрудники караульной службы Мосгорсуда сказали Розе Магомедовой, что Рахимова отпустили и он "ушел с друзьями". Никаких друзей в суд не приезжало, телефона у Равшана не было, Магомедова поехала в ОМВД по району Преображенское писать заявление о пропаже человека. На следующий день, 8 сентября Магомедовой позвонил мужчина, который оказался с Равшаном в одной камере и по его просьбе связался с адвокатом, как только вышел из участка. Рахимова держали в ОМВД по району Ярославский – сотрудники именно этого отдела задерживали его в феврале.

Равшан Рахимов
Равшан Рахимов

Магомедова отправилась туда и нашла там своего подзащитного – со сломанной стопой. По словам Равшана, он упал с лестницы на входе в отдел. "Они меня как только завели [в отдел], я спросил, почему меня задержали. Сразу стали бить. Это быстро очень [произошло], я даже не понял сначала, что нога [сломана], потом только она опухла, уже в хате", – рассказывает Равшан, за семь месяцев нахватавшийся тюремного жаргона. Били люди в штатском, никто так и не показал никаких удостоверений. Согласно версии полицейских, ногу Рахимов сломал во время попытки побега.

Ко мне подошел такой браток и за локоть вывел меня из машины. Он тоже был в штатском, документов не показал, представился начальником полиции

Адвоката к Рахимову сотрудники ОМВД "Ярославский" не пустили, сказав, что его повезут сейчас в суд, там она и сможет с ним пообщаться. "Его вывели, посадили в машину, я села с ним, – говорит Магомедова. – Тут ко мне подошел такой браток и за локоть вывел меня из машины. Он тоже был в штатском, документов не показал, представился начальником полиции".

Заседание в Бабушкинском районном суде по факту нарушения миграционного законодательства было назначено на ту же пятницу, 8 сентября. Как показали в своих рапортах сотрудники полиции, они задержали Рахимова при проверке документов – у него не оказалось паспорта и миграционной карты. Документов у него и правда не было, он попросту не успел забрать их в СИЗО, да и зарегистрироваться по месту пребывания Рахимов физически не мог, потому что с февраля находился в заключении. Впрочем, судье Елене Мамаевой рапортов показалось недостаточно – не было доказательств того, что Рахимова не похитили из Мосгорсуда, а задержали на улице. Отпускать его она не хотела, так что просто не стала рассматривать дело – Равшан Рахимов и адвокат Роза Магомедова просидели в суде до 10 вечера.

В субботу 9-го адвокат снова приехала к ОМВД по Ярославскому району, ее снова не пустили, сказав, что отвезут Равшана прямо в суд. В суд, однако, никто так и не приехал, а один из судебных приставов сказал Магомедовой, что по субботам административные дела и вовсе не рассматриваются. "Мы позвонили в отдел, нам сказали, что Рахимова отпустили, потому что истекли 48 часов с момента задержания", – рассказывает Роза Магомедова, добавляя, что дома Равшан так и не появился, а сама она направилась в главное управление МВД на Петровку – писать второе заявление о пропаже человека.

К перелому синяки

Рахимова и правда отпустили из ОМВД "Ярославское", предварительно вывезя в соседний район, где его тут же снова задержали

В воскресенье, 10 сентября, Магомедовой снова позвонил неизвестный мужчина с весточкой от Рахимова – очередной сокамерник. Равшан нашелся в ОМВД Лосиноостровского района – снова в ожидании суда за нарушение миграционного законодательства. В этот раз сотрудники полиции сделали все чище: Рахимова и правда отпустили из ОМВД "Ярославский", предварительно вывезя в соседний район, где его тут же снова задержали: как следовало из рапортов – с понятыми и свидетелями. За документами до СИЗО-4 Рахимов доехать не успел, статья осталась той же.

Магомедова вместе с двумя сотрудниками ОНК – Дмитрием Пискуновым и Денисом Набиуллиным тут же отправилась в ОМВД "Лосиноостровский", где нашла Рахимова с синяками под глазами и кровоподтеками на шее. По словам Равшана, бить в этот раз начали прямо на улице: "Я просто спросил их, за что меня снова задерживают", – говорит он. Впрочем, и тут полицейские нашли приличное объяснение: в материалах дела есть рапорт о применении наручников в связи с сопротивлением при задержании. Сотрудники ОНК вызвали скорую помощь прямо в отдел полиции, приехавший фельдшер заявил, что Рахимову необходим рентген головы и осмотр невропатолога, и увез его в городскую больницу им. братьев Бахрушиных, где у Равшана зафиксировали ушибы мягких тканей головы. Сопровождавшие Рахимова полицейские забрали все медицинские документы, пообещав приложить их к делу, однако, в деле их не оказалось.

Кинули на выдворение

Равшан Рахимов в Бабушкинском районном суде
Равшан Рахимов в Бабушкинском районном суде

11 сентября судья Мамаева получила, наконец, документы на Рахимова в том виде, в котором ей было удобно: задержали его на улице с понятыми и даже неким переводчиком, документов у него с собой не было, в базе ФМС он не значился – все говорило о нарушении миграционного режима, которое карается штрафом и выдворением. Вот только на руках у адвоката было решение Мосгорсуда о том, что отправлять Рахимова на родину нельзя, а также и документы, свидетельствующие о том, что он находится в статусе получения убежища и, значит, не может быть выдворен из страны. Сам Равшан, прихрамывая на перебинтованной стопе, без конца повторял мантру всех задержанных: "Ваша честь, я не собираюсь никуда бежать". Умение сотрудников полиции фабриковать дела удивило даже судью: "А как он в Лосинке [ОМВД "Лосиноостровский"] оказался?" – послышалось из открытой двери секретаря суда, когда Равшан с адвокатом и корреспондентом Радио Свобода ожидали решения в коридоре. "А его кидали туда-сюда" – ответили ей.

Равшан Рахимов и его адвокат Роза Магомедова в Бабушкинском суде
Равшан Рахимов и его адвокат Роза Магомедова в Бабушкинском суде

Сотрудники полиции, охранявшие Рахимова, не скрывали удовлетворения, когда Елена Мамаева огласила вердикт: штраф 5000 рублей и выдворение из России. Доводы о том, что Рахимова освободили 7 сентября, оставив все документы в СИЗО, суд счел "несостоятельными" – протокол о задержании датирован 9 сентября, так что у Рахимова было достаточно времени, чтобы забрать паспорт – судья забыла, что он провел два дня в другом отделе полиции. Не учла Елена Мамаева и того, что Рахимов находится в процессе получения убежища: мол, ни на момент задержания, ни в суде документов о том, что он беженец, Рахимов не предоставил. При этом принудительное возвращение граждан в страну происхождения запрещено как российским законодательством, так и международными договорами, причем выдворять людей нельзя с момента их обращения за статусом беженца. Отдельно Конвенция 1951 года о статусе беженцев говорит о том, что на беженцев нельзя налагать взыскания за незаконный въезд или незаконное пребывание в стране.

Международные конвенции, впрочем, так и смогли защитить Равшана Рахимова, который из Бабушкинского суда отправился прямиком в Центр временного содержания иностранных граждан в Сахарово, где будет ожидать результатов обжалования решения Мамаевой в Мосгорсуде, а после, возможно, и выдворения, которого так ждет узбекская прокуратура.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG