Ссылки для упрощенного доступа

26 сентября в Москве выбирают нового президента Российской академии наук. К 14 00 по московскому времени голосования в первом туре завершено. С большим отрывом победил Александр Сергеев за которого проголосовал 681 человек из 1596 избирателей, принявших участие в голосовании. Это меньше необходимого простого большинства, а значит придется провести второй тур. В нем соперником Сергеева будет Роберт Нигматулин, получивший 276 голосов. Владислав Панченко, которого многие считали "кандидатом от власти" во второй тур не прошел - за него проголосовали 204 человека, даже меньше, чем за ставшего третьим Геннадия Красникова (269 голосов). Последнее место в первом туре занял Евгений Каблов - 152 голоса.

Вторник – второй день общего собрания РАН, накануне перед почти 1300 собравшимися в большом зале РАН в Москве учеными по очереди выступили все пятеро зарегистрированных и одобренных правительством РФ кандидатов. Согласно новому регламенту, президент академии будет выбран простым большинством голосов (раньше победитель должен был набрать ⅔ голосов). Имя нового руководителя РАН может стать известным уже во вторник, а общее собрание продлится еще на несколько дней, 28 сентября пройдут выборы президиума РАН, вице-президентов РАН, главного ученого секретаря президиума РАН и академиков-секретарей отделений РАН.

Нынешние выборы – особые, а возможно, даже судьбоносные для академии. Дело в том, что нового руководителя ученые выбирают впервые после реформы Академии наук 2013 года. До марта этого года президентом РАН был физик Владимир Фортов, избранный незадолго до принятия нового закона. Фортов имел значительные шансы переизбраться на второй срок во время общего собрания РАН в конце марта, но выборы были фактически сорваны – в первый день собрания Фортов неожиданно для всех снял свою кандидатуру, вслед за ним так же поступили и остальные кандидаты. По одной из версий, от участия в выборах популярного кандидата Владимира Фортова отговорили в Администрации президента РФ. В итоге избрание президента академии было перенесено на полгода, это дало повод для разговоров о том, что власти задумали отменить выборы в РАН вовсе, сделав должность президента академии назначаемой.

Владимир Фортов
Владимир Фортов

Впрочем, за прошедшие месяцы состоялось несколько встреч представителей РАН с Владимиром Путиным, который заверил ученых, что демократическая процедура будет сохранена. По итогам этих переговоров в устав РАН был внесен ряд изменений, касающихся выборной процедуры – в частности, снижена доля голосов, необходимых для избрания нового президента (об этом просили академики). А вот другое нововведение – обязательное согласование кандидатов в правительстве – многих, наоборот, насторожило.

Свои кандидатуры на перенесенных выборах выдвинули беспрецедентно большое число академиков – целых семь человек. Но правительство немедленно воспользовалось своим правом согласования и утвердило только пятерых, без объяснения причин оставив за бортом гонки проректора МГУ Алексея Хохлова и иммунолога, депутата Госдумы 5-го и 6-го созывов от "Справедливой России" Валерия Черешнева. Алексей Хохлов, успевший к этому моменту привлечь на свою сторону группу условно “либеральных” академиков из числа критиков реформы РАН и российских властей (читайте интервью с Алексеем Хохловым на Радио Свобода), заявил, что будет поддерживать на выборах кандидатуру физика Александра Сергеева, и призвал к тому же своих сторонников.

Александр Сергеев
Александр Сергеев

Александр Сергеев, директор нижегородского Института прикладной физики, был выдвинут авторитетным Отделением физики РАН, его, как и Хохлова, поддерживали участники неформального клуба "1 июля”, куда вошли самые решительные оппоненты реформы РАН. Сам Сергеев тоже входит в этот клуб, хотя в большом интервью Радио Свобода он говорил, что не всегда и не во всем согласен с остальными его членами.

Уже следующее поколение россиян рискует потерять национальную идентичность и превратится в аморфное и неуправляемое сообщество

Одним из ключевых соперников Сергеева может стать Владислав Панченко, научный руководитель Института лазерных и информационных технологий РАН. Панченко называют ставленником Михаила Ковальчука, представителя ближайшего окружения Владимира Путина. Академик выдвигал свою кандидатуру и на мартовских выборах – и оказался единственным, кто решил повторить свою попытку в сентябре. В качестве лейтмотива своей программы Панченко обозначил “стратегическое взаимодействие с властью”. Вот еще одна цитата из этого документа: “Технологическое развитие России... должно быть гармонизировано с развитием духовного и интеллектуального потенциала, повышением уровня общей культуры нации. В ином случае уже следующее поколение россиян рискует потерять национальную идентичность и превратится в аморфное и неуправляемое сообщество, которое в течение исторически короткого периода времени будет дезинтегрировано и поглощено агрессивной внешней средой”.

Другие кандидаты – яркий оратор Роберт Нигматулин, научный руководитель Института океанологии имени П. П. Ширшова, Геннадий Красников, председатель Совета директоров ПАО "Микрон" (его поддерживает нобелевский лауреат Жорес Алферов), и Евгений Каблов, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ).

В понедельник кандидаты получили возможность коротко выступить перед Общим собранием РАН. Самой эмоциональной оказалась речь Роберта Нигматулина, который резко раскритиковал руководство Федерального агентства научных организаций (ему в ходе реформы было фактически передано руководство академическими институтами). “Руководители ФАНО не смогли преодолеть худшие свойства чиновничьей среды”, – заявил с трибуны Нигматулин. Самым слабым вышло выступление Владислава Панченко, который читал свою речь по бумажке и, единственный из кандидатов, никак не упомянул реформу РАН. Александр Сергеев в своей речи, вызвавшей сдержанные аплодисменты, неожиданно заявил, что поддерживает предложение других кандидатов (в том числе Панченко) о создании попечительского совета РАН во главе с Владимиром Путиным.

Некоторые из кандидатов лично представили в понедельник свои программы перед широкой научной общественностью впервые. От запланированных предвыборных дебатов отказались Панченко, Красников и Каблов, причем Панченко опубликовал свою программу всего за неделю до выборов. Обсуждение кандидатов даже на Общем собрании в понедельник прошло скомкано: регламент предполагал лишь выступления четырех заранее выбранных ораторов от каждого из соперников, и лишь в самом конце заседания благодаря настойчивости академика Владимира Захарова другие желающие получили возможность выступить с комментариями со сцены. Судя по состоявшемуся обсуждению, явный фаворит гонки еще не выявлен, и для избрания претендента может потребоваться второй тур. В поддержку Александра Сергеева выступили физики Владимир Фортов и Валерий Рубаков, отметившие, что этот кандидат – признанный ученый мирового уровня. Роберта Нигматулина называли человеком “страстным”, “глубоко порядочным” и “не робеющим перед властью”, в пользу Владислава Панченко упоминалась его должность руководителя Российского фонда фундаментальных исследований, благодаря которой “он всех знает”. Сторонники Геннадия Красникова упоминали, что он умеет работать с бизнесом и властью. Поддержавший Сергеева академик Геннадий Месяц подчеркнул, что на выборах важно не столько сделать правильный, сколько не сделать неправильный выбор: “Избрание некоторых товарищей сейчас фактически будет контрольным выстрелом умирающей академии”, – заметил он, также поддержав кандидатуру Александра Сергеева.

Академик Владимир Захаров рассказал Радио Свобода о своем впечатлении от выступлений кандидатов:

Россия, кажется, всей историей предназначена для того, чтобы давать всему мир пример, как делать не надо

– По-моему, наиболее вялая программа у Панченко, который в действительности говорил какие-то общие слова. В частности, я совершенно не понял, как будут складываться его взаимоотношения с ФАНО. У нас был такой мыслитель Петр Яковлевич Чаадаев. В 1836 году, при жизни Пушкина, он написал философские письма, в которых говорил, что Россия, кажется, всей историей предназначена для того, чтобы давать всему мир пример, как делать не надо. Так вот то, когда над академией поставили чиновников, счетоводов, бухгалтеров, учетчиков, это был образец того, как делать не надо. Надо бы хотя бы посмотреть, есть ли где-нибудь в мире такое. Нигде такого в мире нет! Бывало ли когда-нибудь такое в мире? Нигде такого никогда не было. Поэтому все кандидаты, за исключением Панченко, так или иначе, по этому поводу высказались. Мне кажется, что программа Панченко наименее направлена на то, чтобы были какие-то перемены.

– А другие выступления?

Владимир Захаров
Владимир Захаров

– В программе Каблова очевидным образом недооценивается роль фундаментальных исследований. Он все время говорил, что все, что нужно, нужно только для технологий. Я неслучайно задал ему вопрос. Вот запускают огромный телескоп Cassini с единственной целью – изучать планеты у других звезд, на которых теоретически возможна жизнь. Этот вопрос к технологии никакого значения не имеет. Но все равно у человечества есть огромное любопытство к этому факту: есть ли жизнь на других планетах или нет? Наука призвана это любопытство удовлетворять, иначе его будут удовлетворять астрологи, колдуны. Человек ведь не хлебом единым жив. Древние интересовались: кто живет за той рекой? Люди там живут или люди с песьими головами там живут? Ведь это же исследование мира. Об этом как-то забыли. Его программа мне кажется ультрапрагматичной. И в этом смысле я тоже не могу ее поддерживать. Что касается трех остальных кандидатов, то есть Сергеева, Красникова и Нигматулина, то, в общем, эти все программы приемлемы. В той или иной степени все трое способны изменить академию к лучшему.

– А что для этого нужно?

Надо жить по лагерному принципу: не верь, не бойся, не проси

– Самое главное и важное следующее. Мы должны жить по лагерному принципу. Вот говорят, что надо просить власть о деньгах. Это неправильно. Надо жить по лагерному принципу: не верь, не бойся, не проси. Нужно объяснить власти, что если она академию не поддержит, то очень скоро вся ее оборонная программа рухнет и развалится. И мы окажется беззащитными. И сколько не вкладывай деньги в старое вооружение, ничего из этого не выйдет. Нужно не просить, а требовать.

Академик Александр Сергеев, один из кандидатов в президенты РАН, рассказал Радио Свобода, почему считает идею создания попечительского совета здравой:

В нашей стране, благодаря особому ее устройству, принципиально важно обозначить присутствие первого лица

– Такой попечительский совет существует, например, в МГУ. Как у нас идут дела в МГУ? Я считаю, что хорошо. Посмотрите, как он строится – новые направления, новая технологическая долина и прочее, и прочее. В нашей стране, благодаря особому ее устройству, принципиально важно обозначить присутствие первого лица в процессе возрождения РАН.

– Но это первое лицо может перестать быть первым уже в следующем году.

– Я так не думаю. Я делаю ставку на то, что лицо не изменится. Поэтому если это лицо меня утвердит на первой нашей встрече, я скажу о том, что я считаю необходимым в плане корректировки 253 ФЗ. Попрошу его создать и возглавить этот Попечительский совет. Я думаю, что точно без того, что мы не восстановим это доверие, у нас ничего не получится. Мы это все прекрасно понимаем.

Сергеев также рассказал, что в ходе предвыборной кампании не ощутил никакого административного давления “ни сверху, ни сбоку, несмотря на то, что про меня говорили, что "ты не кандидатура власти". По мнению кандидата, выборы пройдут по нормальной демократической процедуре – вопреки опасениям, которые некоторые академики продолжали высказывать и за день до начала голосования.

Такого же мнения придерживается исполняющий обязанности президента РАН академик Валерий Козлов (он был временно назначен на эту должность после сорванных в марте выборов):

– Честное происходит соревнование. Скажу откровенно, даже не знаю, кто же будет избран. Кворум есть. Энтузиазм есть.

– Чего лично вы ждете от нового президента в первую очередь?

– Перед собранием, которое тебя потом будет избирать, можно и преувеличения допускать. А потом наступит момент, когда надо все это исполнять шаг за шагом, продвигаясь к тем целям, которые обозначены. Вот это сложное дело. Это, конечно, работа не для одного человека, а для его команды, для всего руководства академии, для всей академии. Хочу сказать, что только внутри Академии наук нельзя решить всех этих вопросов. Нужно взаимодействие с властью совершенно разных уровней. И, что очень важно, когда мы говорим о востребованности или, к сожалению, невостребованности научных разработок, то, конечно, это должен быть тесный контакт и взаимодействие с реальной экономикой, с промышленностью, с бизнесом, – сказал академик Козлов.

На общем собрании РАН 25 сентября 2017 года
На общем собрании РАН 25 сентября 2017 года

По новому регламенту, принятому этим летом, избранного президента РАН должен согласовать президент Российской Федерации. Первый день Общего собрания прошел без неприятных сюрпризов, и пока есть основания надеяться, что вскоре Академия наук получит нового руководителя. Этому человеку придется нелегко: ученые ждут от президента РАН всего сразу – и увеличения финансирования науки, и установления нормальных отношений с властями, и разумного разделения полномочий с ФАНО. Кажется, все сходятся в том, что РАН должна постараться вернуть себе несколько растерянный за последние годы авторитет в обществе. Реформы необходимы, а начать, видимо, придется с себя. “Первое, чего я жду от нового руководителя, – энергичной работы по реформированию аппарата. Важны даже не столько персоналии, сколько способ управления Академией наук – президиум, отделения, советы. Только после этого можно будет говорить о том, что академия готова к новым свершениям”, – сказал в беседе с Радио Свобода член-корреспондент РАН Ефим Хазанов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG