Ссылки для упрощенного доступа

"Я все равно приду"


Акция памяти Анны Политковской, проведенная в Мюнхене вскоре после ее убийства, 11 октября 2006 года

Акции памяти Анны Политковской, убитой в центре Москвы в лифте своего дома 7 октября 2006 года, проходят в Петербурге каждый год. Традиционно люди приходят со свечами, цветами и портретами убитой журналистки к Соловецкому камню на Троицкой площади, чтобы почтить ее память. В этом году администрация Петроградского района отказала заявителям акции на том основании, что на этом самом месте в это время должна проходить молодежная акция "Будущее за нами", причем этот праздник, посвященный профилактике правонарушений несовершеннолетних, продлится с 12 дня до 8 вечера. Однако, как сообщил на своей странице в фейсбуке заявитель акции депутат Заксобрания Борис Вишневский, благодаря вмешательству местного омбудсмена, мемориальную акцию все-таки удалось согласовать.

Я приду все равно, как все эти годы – возьму портрет Анны, цветы, свечку и приду

Изначальный отказ властей Петербурга согласовывать традиционную акцию памяти Анны Политковской вызвал недоумение многих общественных деятелей и гражданских активистов. Впрочем, эксперты связали его со сложившийся в последнее время в городе практикой запрета любых потенциально резонансных массовых мероприятий под надуманными предлогами.

Депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский был очень удивлен тем, что молодежный праздник 7 октября решено было проводить в таком неподходящем месте, у памятника жертвам политических репрессий. По мнению Бориса Вишневского, чиновники, отказавшие в согласовании акции памяти Анны Политковской, сделали это под откровенно вымышленным предлогом.

Борис Вишневский
Борис Вишневский

– Они ссылаются на некое молодежное мероприятие, проводимое по плану с целью профилактики правонарушений среди несовершеннолетних – тогда при чем тут Соловецкий камень? И никакие мероприятия не проводятся у нас по восемь часов, это полное вранье. Администрация прекрасно знает, что уже 11 лет мы проводим там свою акцию памяти. Вероятно, им очень страшно. Я понимаю, что наши власти не любили живую Анну Политковскую, и им очень неуютно, когда вспоминают о ней погибшей, когда требуют найти, наконец, виновных в ее убийстве, организаторов и заказчиков преступления. Мы продолжаем попытки добиться согласования, к делу подключился уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов. Я надеюсь, мы до чего-то договоримся, а если не договоримся, я приду все равно, как все эти годы – возьму портрет Анны, цветы, свечку и приду. И думаю, что не только я.

Акция памяти Политковской, Петербург, 2015 год
Акция памяти Политковской, Петербург, 2015 год

Фейковые предлоги – якобы все занято там, где оппозиция хочет провести какую-то акцию, – используются очень давно. Якобы кто-то подал заявку на целый день, потом выясняется, что ничего этого не было или было в карикатурном виде. Потом выясняется, что какая-нибудь городская площадь, объявленная занятой, на самом деле весь день была свободна, или там что-то происходило на протяжение получаса в уголке, и это дает формальный повод отказать в согласовании акции. Мне такая практика представляется абсолютно порочной. Чтобы ее исключить, мы написали законопроект, чтобы все уведомления о публичных мероприятиях вывешивались на сайте администрации, чтобы заранее было ясно, кто на что подал заявку, согласовали ее или нет. Но я не уверен, что ЗАКС захочет принять такой закон. Конечно, гораздо проще работать, когда никто ничего не знает, и нельзя проверить, например, была ли заявка от кого-то другого на то место, которое хотели занять мы. Нужна прозрачность, чтобы любая заявка через два часа после поступления в районную администрацию или в комитет по законности и правопорядку вывешивалась на сайте – конечно, без персональных данных заявителей. И чтобы видна была ее судьба – согласовали или нет, какое альтернативное место предложили. И тогда все будет понятно.

– А можно ли как-то наказать недобросовестных и врущих чиновников?

– Соврали – это не повод для суда. Я обращался к вице-губернатору Говорунову с требованием наказать районную администрацию, отказавшую нам в поведении акции на Марсовом полу из-за какого-то праздника на целый день, потом выяснилось, что он был всего на час, и не на 1000 участников, а на 50, и мы бы друг другу не помешали. Но в проведении служебного расследования из-за предоставления ложной информации мне отказали.

– А будете ли вы добиваться возвращения Марсова поля в качестве гайд-парка?

– Будем. У нас уже разработан законопроект о возвращении Дворцовой и Исаакиевской площадей и Невского проспекта, которые были исключены из мест возможного проведения массовых акций, а также о гайд-парках, – говорит Борис Вишневский.

Акция памяти Политковской в Москве, 2016 год
Акция памяти Политковской в Москве, 2016 год

Отстаивать право граждан на свободу мирных собраний и шествий намерен и уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов. Говорит руководитель его аппарата Ольга Штанникова:

На них обычно и граждан нет, и сворачивают их где-то через полчаса

– Он уже четвертый или пятый год подряд пишет о том, что городское правительство не обеспечивает право на проведение мирных собраний. Выступая с докладом в Законодательном собрании в этом году, он предложил провести парламентские слушания – о возможностях граждан реализовывать свои права на мирные собрания. Отказ в поведении акции памяти Анны Политковской 7 октября входит в обычную схему, когда на таких площадках устраивают мероприятия на целый день. Мы многократно наблюдали, что на них обычно и граждан нет, и сворачивают их где-то через полчаса. К тому же мы получаем перечень заявленных мероприятий за неделю до их проведения, так вот, того мероприятия, о котором говорится в отказе чиновников в согласовании акции памяти Анны Политковской 7 октября, там нет. У нас уже подготовлено письмо, мы надеемся решить этот вопрос – может быть, без обращения к губернатору. Мы хотим переговорить с администрацией Петроградского района, понять их мотивы – почему они запрещают эту акцию, которая традиционно проходит у Соловецкого камня каждый год. Ну, а на парламентских слушаниях этот вопрос будет рассмотрен в глобальном смысле, туда приглашены депутаты, представители исполнительной власти.

– А вы согласны с депутатом Борисом Вишневским, который хочет добиться, чтобы чиновники вывешивали на соответствующих сайтах, кто, когда и куда подал заявку и согласована ли она?

ЛГБТ-активисты подавали в суд, и суд постановил: вы можете проводить мероприятие

– Уполномоченный по правам человека предлагает то же самое с 2013 года. И ведь такой порядок уже существует в Москве – подача заявок онлайн, но это тоже не панацея – понятно ведь, какие даты для чего могут быть использованы какими группами, так что этому тоже можно помешать заранее. Но все равно мы за такой порядок, в нашем докладе есть такие предложения, там записано, что каждый год чиновники придумывают новые способы, чтобы места, удобные для массовых акций, были заняты. Парламентские слушания, в частности, связаны с тем, что убрали площадку на Марсовом поле – а такие площадки должны быть обязательно, в том числе в центре города. И тут надо все в комплексе рассматривать: отказы становятся возможны потому, что культурно-массовые мероприятия согласовываются раньше, чем митинги, и когда люди подают заявку на митинг, им говорят, что все уже занято. Люди подают в суды, у нас ЛГБТ-активисты подавали в суд, и суд постановил: вы можете проводить мероприятие. Да, я согласна, это громоздкий способ борьбы за свои права, но все рекомендации уполномоченного по правам человека по поводу проведения массовых акций отклика не нашли, вот теперь остались парламентские слушания, – говорит Ольга Штанникова.

Что касается судов, то выиграть их совсем не просто. 7 ноября петербургский штаб Алексея Навального проиграл иск о признании незаконным отказа в проведении митинга на Марсовом поле, поскольку заявителям не было предложено альтернативных площадок. О том, что этому предшествовало, говорит юрист штаба Денис Михайлов:

– Мы подали 22 заявки на этот митинг. Один раз нам звонят и говорят: мы вам предлагаем альтернативное место в Выборгском районе, поселок Новоселки. А это на самой границе с Ленинградской областью, рядом с известной свалкой. Отказ нам пришел на все наши уведомления, а на последнее – без предложения альтернативных мест, пусть даже на помойке. Они по закону должны предложить нам другое место, если заявленная нами площадка занята, либо другое время, но в последний раз это был просто отказ в чистом виде. Поэтому мы обжаловали его в суде – с требованием признать его незаконным и обязать Комитет по соблюдению законности, правопорядка и безопасности не препятствовать проведению публичного мероприятия. Показательно, что несколько дней назад вице-губернатор Серов заявил, что наши мероприятия согласовывать не будут – и альтернативных мест не будут предлагать. Правда, потом он оговорился, что специальные места будут предлагаться – ну, мы понимаем, какие это места – Удельный парк, совершенно не приспособленный для проведения акций с большим количеством людей.

Судится с чиновниками-запретителями и юрист Московской Хельсинской группы Александр Передрук, который оспаривает законность постановления губернатора, отменившего в августе гайд-парк на Марсовом поле.

Александр Передрук
Александр Передрук

– Я и еще двое участников Международного молодежного правозащитного движения – Дмитрий Остряков и Алена Фурцева – обратились в комитет по законности и правопорядку с просьбой согласовать нам два публичных мероприятия на Марсовом поле. 22 сентября мы хотели отметить День отказа от автомобиля, а 23 сентября – провести пикетирование в защиту свободы собраний, в частности, против ликвидации гайд-парка на Марсовом поле. Власти нам ожидаемо сообщали, что все площадки на эти даты заняты, и предложили Удельный парк и еще какую-то окраину. И мы обратились в суд – это наша стратегическая судебная защита. То есть мы целенаправленно подали уведомления, чтобы посмотреть, как работает закон, когда нет гайд-парка. Мы получили отказы и попросили сообщить нам первую дату, когда Марсово поле будет свободно. И нам сказали – раз гайд-парка там больше нет, то такую информацию мы вам давать не обязаны. А когда гайд-парк там был, власти были обязаны сообщить, когда он будет свободен. Поэтому мы обратились в Городской суд, который зарегистрировал нашу жалобу. Ранее тем же самым занимался Борис Вишневский, но абстрактно, а мы оспариваем постановление губернатора, опираясь на конкретные факты.

Гайд-парк должен быть в каждом муниципальном образовании

Власти утверждают, что к ним регулярно обращались какие-то муниципалы, казаки, разные организации, требуя ликвидировать гайд-парк, поскольку участники проходящих там мероприятий оскверняют могилы, которые там расположены. Но, как показывает практика, Марсово поле по-прежнему пользуется популярностью и у горожан, и у властей – и общественные организации, и сами власти продолжают устраивать там мероприятия. И это тоже говорит о том, что ликвидировать гайд-парк на Марсовом поле не было никакой необходимости. Мы в первую очередь опираемся на постановление Конституционного суда, который говорил, что гайд-парк должен быть в каждом муниципальном образовании. Причем Конституционный суд подчеркивал значение Марсова поля в условиях, когда запрещено устраивать массовые мероприятия на Дворцовой и Исаакиевской площадях и на Невском проспекте. Для нас сейчас важно проверить, как далеко могут власти заходить в ограничении наших прав, насколько их действия мотивированы. Мы считаем, что сейчас их действия являются вполне произвольными. Мы полагаем, что наш гражданский долг – не оставлять такие вещи без внимания.

Известный петербургский адвокат Сергей Голубок подчеркивает, что у властей нет права запрещать публичные мероприятия, которые хотят провести граждане, в том числе и акцию памяти Анны Политковской:

Сергей Голубок
Сергей Голубок

– Все, что они могут сделать, – это предложить подходящее время и место – чтобы одно мероприятие не накладывалось на другое. И не секрет, что публичные акции не согласовываются со ссылкой на фейковые мероприятия, якобы проходящие в то же время в том же месте. Конечно, решения по таким спорам должны принимать суды – учитывая, что это за мероприятие, кем оно проводится, настоящее ли оно. Суды должны признавать незаконными действия властей, которые мешают гражданам реализовать свои законные права, ссылаясь на несуществующие обстоятельства. А если суды не хотят этого делать, то это только обостряет ситуацию. Нельзя запрещать проводить публичные мероприятия, на которые люди имеют право по закону. Люди чувствуют, знают, что у них есть право пользоваться городскими публичными пространствами. На практике мы видим, что в Петербурге право на проведение публичных мероприятий становится все более иллюзорным, что согласовываются только те мероприятия, которые по душе Смольному. При этом уполномоченный по правам человека в Петербурге никаких действенных мер не принимает, не использует тех полномочий, которые предоставлены ему законом. Я знаю, что есть целый ряд обращений, связанных с нарушением права на свободу собраний, направленные уполномоченному, который на них никак не отреагировал.

– Но вот, он инициировал парламентские слушания по этому поводу…

Это хорошее доказательство для Навального в Европейском суде по правам человека – того, что власть действует незаконно

– Я не очень понимаю, о каких парламентских слушаниях тут может идти речь, когда решения о согласовании публичных мероприятий принимает исполнительная власть, и никакой роли парламент здесь не играет. Со стороны уполномоченного по правам человека это имитация деятельности – то, чем он занимается последнее время. Вместо того чтобы, например, обращаться в суд – как раз это право у него есть: хотя бы по поводу сокращения числа гайд-парков. Но это делает не он. А парламентские слушания – это говорильня, чтобы чем-то занять его аппарат, эта деятельность не имеет смысла. Имеет смысл то, что делают те граждане, которые выходят на публичные мероприятия, привлекаются за это к ответственности, борются в судах. Вот, на днях Василеостровский районный суд прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении одного из задержанных на Марсовом поле 12 июня – в связи с отсутствием состава правонарушения. Люди, которые борются за свои права по-настоящему, делают не в кабинетах и не на совещаниях, а используя те мирные возможности, которые предоставлены существующим положением вещей.

– Как вы расцениваете нашумевшие уже слова вице-губернатора Серова о том, что в Петербурге не будут согласовывать акции Навального и альтернативных мест предлагать тоже не будут?

– Это хорошее доказательство для Навального в Европейском суде по правам человека – того, что власть действует незаконно. С точки зрения федерального российского законодательства, власти не имеют права запрещать мероприятия, которые им не нравятся, они могут лишь уточнять место и время их проведения, чтобы не было накладок. Вообще, это системная проблема, концептуальная. Вот есть проблема, что людей не лечат в следственных изоляторах, тут никто ничего сделать не может, потому что это не случайно. Есть другая проблема – несогласование публичных мероприятий в центре города, если властям что-то не нравится. Что им не понравилось в акции памяти Анны Политковской – ну, видимо, фамилия Политковская не понравилась. То, что эта акция не согласована, – не случайность, не сбой системы – это то, как система видит свои задачи – не дать людям пользоваться городскими пространствами в целях, которые по каким-то причинам не одобряются властями. В этом месяце Конституционный суд рассмотрит запрос группы депутатов Госдумы о проверке конституционности ряда положений Закона о собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях, где есть целый ряд положений, сомнительных с точки зрения конституционности.

По словам Сергея Голубка, раньше Конституционный суд не раз обращался к этому закону – и еще не раз обратится, поскольку этот закон сформулирован так, что позволяет исполнительной власти на местах заниматься произволом.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG