Ссылки для упрощенного доступа

Стадион "Гнилая топь"


"Стадион Калининград", строящийся для проведения матчей чемпионата мира по футболу 2018 года

Калининградский стадион к чемпионату мира 2018 решили построить на болоте, которое не поддалось даже кенигсбергским немцам. Теперь это – приоритетное строительство, отобравшее у области врачей, учителей, инвестиции, а у кого-то и жизнь.

Несколько мифов о Калининградской области.

Первый: попасть туда можно только по загранпаспортам, поскольку это заграничный эксклав, отделенный от метрополии границами чужих государств и морем. Нет, это не так, попадают туда по российским паспортам.

Второй: благодаря близости заграницы жизнь там хороша, поскольку из Польши и Литвы текут молочные реки запретной и аппетитной "санкционки". Это тоже не так. Калининград, как и остальная Россия, вкушает исключительно плоды импортозамещения.

Третий: это кусочек некогда процветавшей Восточной Пруссии – как тут без обилия "понаехавших" и скупающих всё немцев, да и сами калининградцы, не исключено, жаждут "вернуться" под Германию.

Конечно, это миф, ни к какой Германии никто присоединяться не собирается, говорит издатель газеты "Новые колеса" и депутат Калининградской областной думы Игорь Рудников, а о наличии сепаратизма в Калининграде, по его словам, "могут говорить только идиоты в Москве": "Люди у нас, конечно, дорожат особенной историей и положением Калининграда, но никаких сепаратистских настроений нет и в помине…"

Люди просто перемогаются как могут.

"Здесь Путин отобедал"

Нередко можно слышать, что у Путина особый интерес к региону, вот и возвели в 2011 году в прибрежном городе-курорте Пионерский (бывший Нойкурен) резиденцию виллу "Янтарь": четырехэтажный дворец в сосновом бору, эллинги для яхт на берегу. По преданиям, место историческое – якобы тут находилась "дача Бисмарка", хотя достоверно лишь то, что с 1935 года там были казармы авиаполка и школы пилотов люфтваффе, затем это досталось советским военным, которые довели всё до полной разрухи. Но Владимир Путин балтийским пляжам предпочитает иные и своим вниманием эту резиденцию не жалует, впервые посетив ее лишь в августе этого года. Зато его более ранний визит в Калининград увековечен основательно: у входа в ресторан возле Музея янтаря водружена бронзовая доска, где вычеканено, что 2 июля 2005 года здесь состоялся обед, на котором присутствовал Владимир Путин…

Другая памятная зарубка, тоже посвященная главе государства, не менее монументальна: "Путин помоги! Ждем с 2007 г.". Эту огромную надпись на недостроенной пятиэтажке на улице Александра Невского может видеть любой, въезжающий в город со стороны аэропорта. Надпись соорудили в марте 2017 года отчаявшиеся дольщики в тщетной надежде, что ее заметит Владимир Путин. Долго это художество не продержалось, вскоре всё старательно затерли, а сам дом постарались укрыть от лишних глаз забором. Но упорные дольщики вновь "освежили" надпись в августе 2017 года – как раз к приезду Путина. Никакого действия акция не возымела.

Рядом с этой незавершенкой еще два таких дома, точнее, лишь фундамент, где рядом бродят куры и козы: здания должны были ввести в строй в 2009 году. Но – еще 350 семей остались без денег и квартир. Есть и огромная восьмиэтажка, которую начали строить в 2007 году: все 214 квартир распродали еще на стадии сооружения фундамента, завершить стройку обещали к концу 2010 года. Прошло 10 лет – стройка еще заморожена.

Бросается в глаза, что жилищное строительство в Калининграде и пригородах масштабное, всюду масса объявлений о продаже квартир, но сданные жилые кварталы в своем большинстве пустуют: жилье не распродается. У людей уже нет денег, а у кого и есть, то новострой не спешат брать, ругая строителей за низкое качество и отсутствие отделки: еще столько же, сколько оно стоит, придется вложить в отделку и проводку коммуникаций…

Котельные в области работают в основном на мазуте, доставляемом из метрополии, и выставляемые жителям счета просто фантастические. Подвозивший таксист поведал, что выкладывает шесть тысяч рублей в месяц за отопление – в сезон, конечно, мой знакомый, проживающий в Черняховске, только за отопление своей небольшой двушки платит уже девять тысяч рублей! В подавляющем большинстве домов отопление традиционно автономное, а не центральное, от своих котельных, новые дома вообще строятся только с автономным отоплением. Потому счет будет таким, какую цифру вольным образом накрутит с потолка управляющая компания. Потому на газ здесь почти молились, но когда его подвели, люди были в шоке: отопление …подорожало! "Раньше кивали на дорогой мазут, доставляемый морем, – недоумевал мой собеседник, преподаватель Калининградского университета, – теперь сделали дешевый газ, а отопление стало еще дороже!"

Где "колбаски от Юрия Михайловича"?

Вожделенной "санкционкой" прилавки калининградских супермаркетов не завалены, продукция в основном российская или с белорусскими этикетками. Цены и ассортимент – как везде, да и качество – как всегда: импортозамещение явно не удалось. Но за прошедшие четверть века калининградцы уже привыкли к продуктам хорошим и качественным. "Режим так называемых антисанкций уровень жизни в Калининградской области опустил сильно, – констатирует Соломон Гинзбург, ветеран местной политики, работавший еще в администрации первого калининградского губернатора Юрия Маточкина, а с 2000 до 2016 года избиравшийся депутатом Калининградской областной думы. – Снижается конкуренция производителей продуктов, людей кормят суррогатами, падает качество питания и качество жизни".

Калининград
Калининград

– Антисанкции привели к тому, что рухнула экономика области, – утверждает Игорь Рудников. – Сотни предприятий закрылись, и работы лишились тысячи людей… По его словам, антисанкции уничтожили пищевую промышленность: переработку мяса, молока. – Мы раньше заваливали всю страну фаршем – говяжьим, свиным, куриным. К нам завозили из-за границы говядину, свинину и птицу, их перерабатывали в фарш и поставляли уже как российскую продукцию. Было производство полуфабрикатов, масла, творога – и всё это тоже уничтожили. Предприниматели потратили миллионы долларов на закупку оборудования, на строительство производств по переработке – всё уничтожено, пищевая промышленность рухнула. Еще у нас было развито мебельное производство – 340 компаний, в которых работали десятки тысяч людей, сейчас осталось меньше пятидесяти!

Разворот 2014 года привел и к курсу на сворачивание Особой экономической зоны: введенные в 1990-е годы таможенные льготы отменены. Так что качество жизни, по словам многих моих собеседников, упало в 2–3 раза. "Но мы же изначально в проигрышном положении, – говорит Рудников, – мы не можем жить по тем же правилам, что и другие регионы, мы "заграничная" Россия и отделены от нее, окружены государствами Евросоюза. Куда, кстати, нам просто нечего поставлять, только рапс".

А что местные фермеры? По телевизору сообщают, что владеющий обширными угодьями в Калининградской области экс-мэр столицы Юрий Лужков якобы сотворил чудо, завалив регион вкусной едой. Но явных следов продукции бывшего мэра Москвы в местных супермаркетах обнаружить не удалось: может, ее "тираж" такой же, как и пресловутых "колбасок от Иваныча"? Да и вообще особого изобилия продуктов здешних фермеров не наблюдается. Не плодоносит местная земля? От калининградцев нередко можно слышать, что прежняя Восточная Пруссия была житницей всей Германии, но когда сюда пришли советские, то разрушили существовавшую здесь особую систему культивирования земли. В Калининградском областном историко-художественном музее в экспозиции о послевоенных переселенцах из СССР под одной из фотографий помещены слова какого-то председателя колхоза: эти немцы, мол, не умели вести сельское хозяйство, пахали неглубоко и мелко, зато вот мы приехали и вспахали на полную глубину… И действительно вспахали глубже некуда – подчистую уничтожив проложенную под полями систему ирригации и дренажа. "Немцы 400 лет создавали здесь специальную систему дренажа, мелиорации, ирригации – мы всё это уничтожили, – сокрушается Игорь Рудников. – До сих пор пожинаем плоды: свыше половины сельхозугодий затоплено".

Так или иначе, область себя не кормит, а сами калининградцы полагают соседство с Польшей и Литвой для себя благом: можно ездить туда за "санкционкой". Даже после обрушения рубля это всё еще выгоднее, чем покупать российские продукты, не говоря о разнице в ассортименте и качестве. За несколько часов можно на своей машине скатать за границу до ближайшего польского супермаркета, например, в Бранево, а в Гданьск ездят уже за чем-то более серьезным, нежели продукты, и реже. Но можно приобрести "санкционку" и в Калининграде – из-под полы: "челночную экономику" никто не отменял, и в городе всем известны места, где с лотков или с машин торгуют польской "запрещенкой".

Только от санкций-самострелов страдают не все. Калининградская газета "Дворник" опубликовала материал, как сотрудники исполкома регионального отделения "Единой России" вовсю наслаждаются запретной импортной продукцией. Партийных товарищей по спецзаказу снабжают польскими колбасами, сосисками, фаршами, сырами. Единороссы "варят сосисочку, купленную у польского Яна в ущерб конкретному калининградскому Ивану, – пишет издание, – и негодуют по поводу агрессивной и недружественной антироссийской политики Польши, походя объясняя электорату, что в этих польских продуктах нет ничего хорошего, сплошная химия, и нам с вами их лучше и не есть, и не видеть".

Но антипольская истерия, раскручиваемая московскими каналами, в Калининграде не популярна. Томаш Оманьски, руководитель Польского культурного центра в Калининграде, говорит, что, несмотря на резкое ухудшение межгосударственных отношений после событий 2014 года, никакой враждебности к себе, да и вообще к полякам он не почувствовал даже со стороны местных официальных лиц. Люди по-прежнему ходят на курсы польского языка, хотя таких и немного: кого-то интересует польская культура, кто-то хочет послать детей учиться в Польшу, а кто-то осваивает азы языка, чтобы общаться с партнерами по бизнесу и читать документацию. Недавно, говорит Томаш Оманьский, местный бизнесмен попросил перевести с польского документацию на оборудование, закупленное им для создаваемой сети по выпечке пончиков. До обвала рубля в 2014 году границу за сутки пересекали 18–19 тысяч путешественников, порой и больше, затем этот показатель упал, но позже поток вновь вырос. Прежде жители области могли ездить в приграничные районы Польши без виз – по карточкам местного приграничного передвижения (МПП). Их в народе прозвали продуктовыми: именно по ним в основном и ездили за покупками. Карточки МПП были у 270 тысяч калининградцев – это свыше четверти населения всего региона. Но в июле 2016 года Польша прекратила действие режима МПП, сославшись на проблемы безопасности – милитаризацию Калининградского региона и политику России в отношении Украины. Москва ответила тем же. Теперь можно ездить лишь при наличии виз.

… и сумрачный германский гений

Раз до Польши рукой подать, я решил взглянуть, как выглядит "туризм по-калининградски". Отправился на автовокзал, выбрал ранний рейс на Гданьск: 625 рублей за билет туда, 565 рублей – обратно. Утро буднего дня, но автобус полон. Много пассажиров едет в гданьский аэропорт, откуда и летит на отдых: билет из Гданьска в Малагу почти в четыре раза дешевле, чем из Калининграда, в Барселону почти в три раза, в Париж вообще – слетать оттуда дешевле, чем из Калининграда в Москву. Это тоже к вопросу о тесной связи с родиной, которая большинству калининградцев не по карману, а вот Европа ближе и дешевле и Гданьск – окно туда.

Железнодорожный вокзал в Калининграде
Железнодорожный вокзал в Калининграде

На российской стороне границы из окна автобуса "любуюсь" зарослями ядовитого борщевика, которые сплошь усеяли обочины дорог и даже поля. Полей вообще очень много запущенных, неухоженных и поросших бурьяном. Переезжаешь границу – сразу дороги лучше, поля любовно возделаны, приусадебные участки ухожены, дома аккуратные, все отремонтированы, покрашены. Кстати, и немецкая инфраструктура в немалой степени сохранилась – это же польская часть некогда всё той же Восточной Пруссии. Получив после войны свою долю "прусского наследства", поляки тоже выселили немцев, но вот ни их систему ухода за землей, ни всю эту ирригацию, мелиорацию и дренажные системы для отвода воды (а также канализацию, водопровод и т. п.) не тронули, а успешно освоили. В польской части бросается в глаза и другое. Здесь видна История, а не ее осколки, как в Калининграде. Бывшие немецкие замки отреставрированы, в полном порядке старые немецкие кирхи, дома, фермы. Почему-то для поляков не оказалось проблемой принять эту часть Германии, сохранив немецкое историческое и культурное наследие, они не стали его уничтожать или застраивать центры старых немецких городов безликими коробками – для этого и окраин хватало. И ныне бюргерские кварталы старого Гданьска и тевтонские замки органично воспринимаются как часть польской истории и культуры.

Да, конечно, последствия жутких бомбежек, послевоенные руины и всё такое прочее – и в Гданьске много чего пришлось восстанавливать заново. Вот только поляки не зачищали свой "пай" Восточной Пруссии от немецкого следа, не взрывали немецкие кирхи, не взорвали же они в Гданьске готическую Базилику Вознесения Пресвятой Девы Марии или Мариацкий собор – как это сделали в Советске (Тильзите) с Орденской кирхой, помнившей еще Наполеона, или с готическим собором Вознесения Марии. Вот и замок "псов-рыцарей" в Мальборке поляки тоже почему-то не взорвали, как это сделали с остатками Королевского замка Кёнигсберга. Поэтому в Гданьске можно часами просто бродить среди старинных уютных домиков, рассматривая каждый, посидеть в одном из многочисленных кафе, окунаясь в обволакивающую атмосферу средневекового города, и ностальгически вздыхать: вот и Калининград мог бы быть таким…

Конечно, в Калининграде тоже присутствует некая аура "немецкости", да и рудиментов старого Кёнигсберга сохранилось вроде не так уж и мало. Хрущевки в центре уже реконструируют в германском стиле – к футбольному чемпионату мира 2018 года. Вообще заметно, что калининградцы весьма интересуются немецкими корнями региона, даже гордятся ими. Как шутит знакомый калининградец, сейчас "здесь прусский дух, здесь Кантом пахнет и Бисмарк на ветвях сидит". Но далеко не все приветствуют интерес калининградцев к истории своего города. Патриарх Кирилл, например, призвал их не строить свою идентичность на "германских камнях", не подчеркивать "пласт германского наследия", поскольку, мол, неприемлемы духовные ценности тех, кто жил здесь прежде. А спрашивается, почему неприемлемы? И что конкретно неприемлемо? Кант с его философией?

При чем тут Людмила Путина?

10 сентября 2017 года на выборах губернатора Калининградской области победил Антон Алиханов. Алиханову недавно исполнился 31 год, в чужой для него регион он десантирован Москвой в сентябре 2015 года, до этого три года проработал в Министерстве юстиции, еще пару лет – в Министерстве промышленности и торговли. Меньше чем за год пребывания в Калининграде он стремительно пробежал путь от зампреда правительства области до и.о. главы правительства, а затем и врио губернатора. Тем не менее, для многих он стал "губернатором надежды".

Инаугурация губернатора Калининградской области Антона Алиханова
Инаугурация губернатора Калининградской области Антона Алиханова

Но точно так же именовали и Евгения Зиничева, предыдущего главу региона, ранее – начальника УФСБ по Калининградской области и охранника Путина. Надежды не оправдались: будучи назначенным и.о. губернатора взамен снятого 28 июля 2016 года Цуканова, Зиничев ушел с этого поста уже через 70 дней! О реальных причинах можно только гадать. С легкой руки Станислава Белковского запущен слух, что к этому приложила руку Людмила Путина. По версии политтехнолога, Калининградская область уже чуть ли не личная вотчина экс первой леди, которой и "отдали на откуп" управление регионом. В качестве доказательства политтехнолог и привел факт неожиданной отставки Зиничева, якобы приставленного "присматривать" за бывшей супругой Владимира Путина. Не сработался, вот, мол, и сняли. В самом Калининграде никто и слыхом не слыхивал ни о том, что область сдана Людмиле Путиной на "кормление", ни о каком-то ее конфликте с бывшим уже и.о. губернатора. Да и влияния Путиной на региональную политику не замечено: некие бизнес-интересы здесь у нее действительно наличествуют, но они явно не столь велики.

В 2016 году назначение Зиничева на пост врио губернатора удивило многих, но приняли его с надеждой на то, что наведет порядок после Цуканова. Однако почти сразу стало заметно, что новая работа явно тяготит бывшего начальника УФСБ, особенно его напрягала публичность, неизбежная для чиновника такого ранга. За всё время своего пребывания на посту главы региона провел лишь один-единственный брифинг для СМИ, поставив своеобразный рекорд: его общение с прессой длилось ровно 49 секунд! Бытует еще и версия, что он изначально был фигурой временной, а его задачей была подготовка площадки для технократа Алиханова и "расчистка" кадровых и коррупционных завалов после правления Цуканова. Так ведь не расчистил же! О чем свидетельствует, в частности, скандальная ситуация вокруг стадиона для футбольного чемпионата мира 2018 года.

"Дабы не спугнуть удачу"

Стадион строят на острове Октябрьском, омываемом реками Старая и Новая Преголя. До 1948 года остров назывался Ломзе: это старое прусское слово переводят как "топкая земля" – сотни лет здесь было болото. Сами горожане именуют его кратко: Остров. Страсти вокруг стройки на Острове кипят нешуточные.

Идею включить Калининград в число городов, принимающих мундиаль, местная власть лоббировала яростно. Когда включили, решили строить новый стадион, а не модернизировать уже имевшийся, хотя еще одна футбольная арена попросту не нужна: там нечего проводить, а его содержание и обслуживание после чемпионата будет влетать региону в 300 млн рублей ежегодно. Министр спорта Виталий Мутко тоже в свое время полагал, что разумней было бы реконструировать уже действующий стадион. Но на него дружно ополчились все ветви калининградской власти: к тому времени в площадку на Острове уже успели вложить свыше миллиарда рублей. Во что именно, непонятно, но тем хуже – куда было отступать местным чиновникам? Да и вообще их можно понять: финансовые потоки под реконструкцию – одно, а под строительство в чистом поле – совершенно другое. Если сначала речь шла о 15 млрд рублей, то вскоре цифра перевалила за 18 млрд. И это только на сооружение собственно стадиона, а на инфраструктурное обустройство Острова, подсчитали, было нужно еще не менее 19 млрд рублей! В кои-то веки городу представилась возможность получить грандиозные финансовые вливания, грех было отказываться от шедшего в руки богатства.

Только всё ушло в песок – в буквальном смысле: стадион решили строить на Острове, в самом натуральном болоте, там, где ничего не решились строить даже немцы. Старый Кёнигсберг всегда испытывал острую нехватку свободной земли под застройки, но возводить на Ломзе жилые дома запрещали из-за ненадежной болотистой почвы и постоянных разливов Прегеля. Здесь возводили лишь легкие хозяйственные постройки, да использовали для выпаса скота заливные луга. Позже на отвоеванном у болота кусочке возвели кровельную фабрику и даже чугунолитейный завод, но затем перевели производство в более подходящее место, так что основными обитателями здешних болот были дикие утки. Покорить это болото пытались уже советские строители, развернувшие здесь сооружение панельных многоэтажек. Но спустя время почва проседала, фундамент корежило, стены шли трещинами, в подвалах была вода, дома заваливались, их приходилось расселять. Да и во время весенних паводков и после сильных дождей Остров вновь превращался в натуральное болото. К 1980-м годам попытки его обустроить прекратили.

Новые власти решили, что стадиону быть именно там. А вскоре оказалось, что ничего исправить уже нельзя, потому что, как заявил в январе 2011 года руководитель областного Агентства по спорту Олег Косенков, "есть заявка в ФИФА", на ней "стоят подписи первых лиц государства", и "мы никаких телодвижений делать не будем, дабы не спугнуть удачу". Что бюрократ понимал под удачей – пусть читатель сам догадывается.

Аукцион на 850 миллионов рублей по инженерной подготовке площадки выиграло ОАО "Глобалэлектросервис". Нагнали технику и ввали в болото 1,6 млн кубометров песка для укрепления грунта. Еще в контракте значился монтаж 1,779 млн погонных метров дренажных труб и постройка временных дорог. Песка насыпали много, но, как оказалось, то ли недосыпали, то ли насыпали не тот, но только в августе 2014 года калининградские правоохранители возбудили уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество в особо крупном размере"). По представленной позже версии, это произошло после получения "сигналов", что вместо песка, соответствующего техническому заданию, якобы поставляется совсем другой песок, не соответствующий. Что экспертиза и подтвердила. По версии следствия, песок вышел золотым – только на нем чистый "навар" составил свыше 500 млн рублей. К сегодняшнему дню эта цифра выросла почти до 750 млн рублей.

Строители утверждали, что песок был качественный, но в болотистой местности он стремительно стал… менять свою структуру! А еще они, мол, столкнулись с ранее непредвиденными трудностями – с плывунами, на преодоление которых потребовались дополнительные 400 млн рублей. Плывун – насыщенный водой грунт, встречающийся в болотистых местах. Выходит, учинив стройку в болоте, строители не ведали, что там по определению есть плывуны? При этом все дружно молчали о главном: уложили ли ту высокотехнологичную дренажную систему, о которой так много раньше говорили и без которой все потуги "вычерпать" болото обречены? Судя по тому, что именно после этой "песочной" подготовки площадки для стадиона подтопления на острове стали регулярным бедствием, выводы напрашиваются сами.

Строительство "Стадиона Калининград"
Строительство "Стадиона Калининград"

Стройка забуксовала, но отступать уже было некуда, и без всякого конкурса правительство поручило исправлять ситуацию Арасу Агаларову с его Crocus International. Поначалу Агаларов был в шоке: "Полное отсутствие коммуникаций. Чистое болото, оно достигает 50 метров глубины, там надо не просто забивать, а забуривать сваи, тысячи свай. У нас в стране даже нет столько техники, сколько нужно для такого объема работ". Да еще и подготовительные работы выполнены неправильно: площадку засыпали не шестиметровым слоем строительного песка, а в два раза меньшим и – суглинком. Но от кремлевских предложений в России не рискнет отказаться даже бизнесмен из первой сотни списка Forbes. И предприниматель заявил, что место "выбрано немножко болотистое", но это его не пугает: "Мы и "Крокус" строили на болоте, и во Владивостоке на острове себя проявили…" Да и вообще ничего страшного, забьем сваи – и всё будет в порядке.

Вбили, затем снова стали… засыпать болото песком. Про дренажную систему ни слова. После дождей в этом году всё поплыло, и стадион стал напоминать рубку подводной лодки посреди моря грязи. Его даже величают ныне первым в мире подводным стадионом, но чаще – стадионом "Гнилая топь".

Медицина в коме

Нередко слышал от калининградцев: здесь жить можно, если ты не один, если есть свое жилье и, главное, если ты здоров. Жалобы на состояние местной медицины – общее место. Особенно на гинекологию, педиатрию и онкологию. Нехватка педиатров в регионе катастрофическая. Еще в 2015 году областной Минздрав сообщал, что не хватает 100 педиатров. По официальным документам Минздрава РФ, на одного врача-педиатра должно приходиться до 800 детей, в крайнем случае – до 920. Получается, что медицинского обслуживания в области реально лишены от 64 тысяч до 92 тысяч детей? Это при населении 986 тысяч человек. В области вообще острейшая нехватка врачей всех специальностей. В университете есть Мединститут, но там лишь бакалавриат по специальности "лечебное дело", готовящий "врачей общей практики" – участковых, проще говоря: 60 мест для бюджетников, еще 60 – для платников. То есть 120 "врачей общей практики" ежегодно должны пополнять ряды калининградских медиков. Но это в теории, реально и выпуск не превышает сотни человек, и почти никто из выпускников не идет работать в клиники. По данным Минздрава области, в 2015 году число врачей в регионе увеличилось на 32 человека.

Профильных специалистов в регионе и вовсе не готовят, хотя формально ординатура есть – на 17 мест: два акушера-гинеколога, один анестезиолог-реаниматолог, два патологоанатома, два педиатра, один кардиолог, два невролога, четыре терапевта, два хирурга, один онколог… Но это тоже в теории, например, места для будущих педиатров не заполнены.

Кадровую дыру пытаются заткнуть, зазывая специалистов из других регионов. Но у тех мотивации ехать в Калининград нет. Заманили, скажем, целый десант педиатров из Новосибирска, а те сбежали: нагрузка в детских поликлиниках превышает нормативную в три раза. Других не устроило, что предложенные им ставки оказались меньше зарплаты кондуктора автобуса. Еще хуже с жильем: подавляющую часть приезжих специалистов не могут обеспечить даже временным.

За такое положение дел калининградская медицина благодарит Георгия Бооса, возглавлявшего регион с 2005 по 2010 год: он дал старт процессу "оптимизации", закрыв треть всех госмедучреждений. В их числе и онкодиспансер. По официальным данным, на начало 2017 года в Калининградской области на учете числились около 24 тысяч онкологических больных, их количество ежегодно увеличивается примерно на 400 человек. В 2016 году в регионе от рака умерли почти 2 тысячи человек – тоже официальные данные. Столь же официально ежегодно выявляется около 3,5 тысяч новых случаев злокачественных заболеваний. И это лишь те, кого зарегистрировали. Известно, что в Калининграде даже еще не до начала лечения, а до постановки на учет умирает каждый пятый онкобольной.

Сменивший Бооса Цуканов клялся калининградцам построить онкоцентр. Цуканова во главе области уже нет, нет и центра. А в региональном министерстве экономики заявлено, что в рамках Федеральной целевой программы развития Калининградской области будут финансироваться только объекты чемпионата мира по футболу…

Калининград – Гданьск – Москва

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG