Ссылки для упрощенного доступа

Владимир Милов и Евгений Федоров в обсуждении кампании кандидата Путина

Путин. Итоги кампании-2018. Подводят автор доклада "Путин. Итоги. 2018" Владимир Милов и депутат Государственной думы РФ Евгений Федоров. На связи соавтор доклада "Путин. Итоги. 2018" Илья Яшин.

Полная видеоверсия эфира

Елена Рыковцева: Мы с вами выходим на финишную прямую перед президентскими выборами в Российской Федерации. Такая интрига нас ждет, кто же победит на этих выборах. Мы сегодня говорим о кампании человека, которого скромно называют в информационных блоках российских федеральных каналов самовыдвиженцем. У нас есть единственный самовыдвиженец, говорят они, и это Владимир Путин. Какое-то время даже не включали его кампанию в эти информационные блоки, он жил своей отдельной телевизионной жизнью. С нами на связи Илья Яшин. Илья, вы начали первым эту тему – подведения предвыборных итогов – с вашим соавтором Владимиром Миловым, вы подготовили доклад "Путин. Итоги. 2018". Этот доклад будет, насколько я понимаю, презентован в среду. Но еще накануне с ним начались какие-то необыкновенные события, они, может быть, даже обыкновенные вполне, но тем не менее выглядят достаточно дико, тираж этого доклада вдруг арестовали, изъяли. Как мотивируют свои действия люди, которые бросились арестовывать тираж доклада, который они даже не читали, который не запрещен на территории Российской Федерации? Нуждаются ли в юридической мотивировке такие действия или уже не нуждаются?

Илья Яшин: С удовольствием отвечу на ваш вопрос, но перед этим, если позволите, короткую ремарку. Вы сказали, что мы начали подводить итоги, на самом деле первым это начал делать Борис Немцов в 2008 году. Именно тогда он опубликовал первый доклад, который так и назывался "Путин. Итоги". Потом были "Путин. Итоги. Десять лет", который он сделал вместе с Владимиром Миловым. Мы в некотором смысле продолжаем традицию Бориса Немцова, это уже третий получается доклад, который подводит 18 лет итогов путинского правления. Для нас очень важно подчеркнуть эту преемственность. Что касается вашего вопроса, действительно вчера был достаточно неприятный инцидент. В момент передачи тиража сотрудниками типографии нас встретило полтора десятка оперативных работников правоохранительных органов, там была и следственная бригада, и оперативники Центра по противодействию экстремизму, сотрудники ГАИ. Целая спецоперация была устроена для того, чтобы изъять весь тираж, чтобы, не дай бог, никто не увидел, не почитал, не полистал эту работу. Надо сказать, что сотрудники полиции особо не объясняли ничего. Но из документов, которые нам удалось получить, следует, что доклад изъят для проведения экспертизы, анализа на содержание в нем экстремизма или какой-то незаконной агитации. Что, конечно, довольно нелепо, абсолютно незаконно. Для того, чтобы провести такую экспертизу, достаточно, как вы понимаете, одного-двух экземпляров, совершенно необязательно для этого изымать весь тираж. Нарушается принцип презумпции невиновности. То есть доклад не запрещен, никаких юридических претензий власти предъявить к нам не могут, но уже заранее изъяли весь тираж и могут его держать сколь угодно долго, пока будут проверять. Вернут они его, не вернут – неизвестно. По сути, полиция выполняет функции политического сыска. Любая критика в адрес президента, любые высказывания критического характера в адрес президента пресекаются. Для этого создан огромный репрессивный аппарат, который отслеживает, прослушивает, вычисляет. Была целая операция, чтобы вычислить, мы, понятное дело, не привлекали особого внимания. И это очень бросается в глаза. Это, разумеется, незаконно и противоречит Конституции. Как вы понимаете, критика президента в нашей стране совершенно не запрещена, любой человек может критиковать президента в рамках закона, в рамках прав, которые гарантирует Конституция, может публиковать доклады, листовки – это право, которое дает нам российская Конституция. Но тем не менее в полиции другая точка зрения. И очень печально, что вместо выполнения своих прямых обязанностей полицейские выполняют функции такой политической охранки.

Елена Рыковцева: Тем более, откуда же им знать, они же не читали доклад – а вдруг эти итоги совершенно выдающиеся, замечательные, вы подвели с Владимиром Миловым лучшие итоги, которые только можно подвести, подарок сделали Владимиру Путину накануне выборов, и вдруг арест этого доклада! Не читали, а арестовывают превентивно. Сегодня на YouTube вашего муниципального собрания вышло ваше видео, я не знаю, пересекается ли оно с докладом. Я хочу сейчас показать буквально минуточку из вашего видео нашей аудитории, чтобы они понимали, что вы одновременно, может быть, с докладом, может быть, это какое-то сопровождение, но вы сели и по пунктам рассказали, что обещал Дмитрий Медведев как глава правительства 8 лет назад и что в итоге получилось. То есть примерно по такому принципу будет строиться ваш доклад или это совсем отдельная история?

Фрагмент
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:00:42 0:00

Илья Яшин: Это отдельная история. Я в этом видео, кстати, всех призываю подписываться на наш канал "Муниципальные хроники", там довольно много любопытных видео, такого по телевизору вы не увидите, это разбор конкретного выступления Медведева, который накануне назначения главой правительства поставил ряд конкретных задач, которые правительство за 6 лет должно решить. Там были конкретные цифры, и дальше любопытно разобрать, что нам обещали и что в итоге получилось. Провал по всем направлениям. Обещали поднять среднюю продолжительность жизни до 75 лет, но даже близко до этого не дотянули. Обещали создавать рабочие места, обещали создать 25 миллионов рабочих мест за 6 лет, в итоге Россия потеряла 7 миллионов рабочих мест. Так буквально по всем задачам. Поэтому, конечно, очень важно разобрать по полочкам, что обещали, что получилось. Доклад "Путин. Итоги" – это следующий шаг, это более системный взгляд на все 18 лет путинского правления, взгляд со стороны, довольно скрупулезный, подробный анализ всех сфер жизни нашего общества, и социальной, и экономической, и на международной арене, для того чтобы подвести системные итоги. Если это видео – разбор конкретного задачника, который сформулировал Медведев, доклад – это более системная работа.

Елена Рыковцева: Гость нашей студии – Владимир Милов. Мы сегодня с Владимиром говорим об итогах избирательной кампании Владимира Путина. Вы, конечно, продолжаете традицию, начатую вами с Борисом Немцовым, но итоги этой кампании вы начали подводить первыми, потому что в голову никому не приходило подводить итоги. Надеялись, отчитается Владимир Путин, он не отчитался, пообещал новые ракеты. Сегодня наша тема – итоги кампании-2018. Она была?

Владимир Милов: Трудно сказать, потому что Путин отказался по сути дела от всего. Он отказался говорить о реальных итогах своей деятельности, он отказался давать программу. Помните, Навального ругали за то, что у него якобы нет экономической программы, Путин открыто просто отказался что-то публиковать на эту тему. Программы кандидата Путина мы не видели, ни дебатов, ни серьезного разговора, ничего. Единственное, что от власти мы видим в невиданных доселе масштабах – это попытка согнать людей на участки 18 марта, обеспечить пресловутую явку. Я так понимаю, кампания как таковая ограничилась вот этим. Конечно, в нынешнем формате серьезного разговора о том, что собой представляют 20 лет правления Путина и куда мы идем дальше, об этом говорить, к сожалению, даже не приходится.

Елена Рыковцева: Это даже, наверное, было бы странно, если бы такой разговор зазвучал с телевизионных каналов, особенно от лица доверенных лиц Владимира Путина. Мы ждем на связи Евгения Федорова, депутата Государственной думы. Я помню, у нас с ним был эфир несколько месяцев назад, он говорил: зачем нужно избирать Путина на новый срок? Потому что он не все сделал, не доделал. Он свои реформы недовыполнил. Я сейчас покажу, как выглядит телевизионная подача агитационной кампании Владимира Путина. Например, вчера его кампания попала в информационный блок программы "Вести недели", его так и представили: а вот как ведет свою кампанию единственный самовыдвиженец.

Фрагмент
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:00:25 0:00

Елена Рыковцева: Его включили в информационный блок со всеми кандидатами – это уже огромный прогресс. Потому что раньше этот блок с кандидатами шел отдельно, а Путин со своими женщинами, с которыми он встречался часами 7 марта, отдельно, сегодня он час стоял в эфире, обращался к сельхозпроизводителям, это все часами шло и идет по телевизору отдельно. Вдруг он попал в информационные блоки, хотя бы не своей персоной, но соизволил опуститься до других кандидатов, его доверенные лица попали в информационные блоки. Много лет кандидаты верные, неверные, Жириновский, Зюганов говорят: это же невозможно, это же не кампания, его же много, нас же мало. И ничего не меняется, они продолжают в этом участвовать.

Владимир Милов: Потому что им отвели определенную площадку в рамках этой системы, где они очень неплохо все себя чувствуют. Тот же Зюганов контролирует партию вторую крупнейшую в стране, получает с этого много профитов на самом деле. У того же Жириновского есть прекрасные возможности зарабатывать. Поэтому, конечно, восставать против всего этого дела они не будут. Мы с коллегами принципиальное решение для себя приняли, что нет смысла играть по этим правилам, вас все равно обыграют, поэтому нужно выступить с отрицанием вообще как таковой этой системы переназначения постановочной и добиваться реальных состязательных выборов, мы уверены, что они так или иначе будут. Спектакли эти первый раз, что ли? Актеры все те же, многие уже постаревшие, многие, откровенно говоря, еле тянут, пора им на заслуженный отдых.

Елена Рыковцева: А есть и молодые выпускники цирковых училищ.

Владимир Милов: Идет ротация, но не так быстро, как хотелось бы.

Елена Рыковцева: Евгений из Томска, здравствуйте. Давайте итоги подведем кампании Владимира Путина, к чему мы пришли, что вы узнали нового об этом кандидате, есть ли у него шансы на успех на выборах?

Слушатель: Насчет итогов, мне кажется, за последние месяцы он показал все свою сущность человека, отвлеченного от российских проблем. Мне кажется, самый большой его итог позорный – это война. Все остальные "достижения" – рост цен, понижение достатка, это ни с чем не сравнится, люди умирают по-настоящему.

Елена Рыковцева: Вы говорите, что война, он оторван, но это же действует, это работает.

Слушатель: Я не знаю, на кого это может работать. Люди, наверное, забыли, что они пережили, какая война у нас была, какие потери. Зачем еще начинать это делать? Весь мир должен отнестись к этому, что он неадекватно ведет себя по отношению к другим президентам. Зачем он говорит о войне, кому это нужно, кто нас хочет захватить, я этого не понимаю.

Елена Рыковцева: Поднимает страну с колен такими разговорами.

Владимир Милов: Я этого не вижу. По моей оценке, примерно 10–15% людей есть таких, которые заряжены агрессивной имперской лихорадкой, которым важно чем-то трясти на международной арене. Скорее всего, их кандидат – это даже Жириновский, а не Путин. Рост есть результатов в последнее время – это то, что они на думских выборах чуть ли не обогнали коммунистов, и сейчас, скорее всего, он обгонит Грудинина, это мой личный прогноз. Мне кажется, это связано с тем, что эти ультраимперцы скорее сбиваются туда, чем к Путину. Слушатель прав, что главное, что Путин довел страну до войны, много фронтов на самом деле. Но я, общаясь с обычными гражданами, я все-таки вижу, что их по большей части волнует экономическая ситуация, рост цен, отсутствие роста доходов, отсутствие перспективы. На мой взгляд, да и многие опросы это показывают, если ранжировать проблемы, которые для людей являются приоритетом, видно, что есть огромный запрос, чтобы власть вернулась из геополитики, грубо говоря, домой и начала заниматься наконец Россией, которую она бросила. Путин, видимо, думает, что его политическая геоэйфория на какое-то время прокатит. Я считаю, что он ошибается, я считаю, что это все наносное и запроса на внешнюю агрессию большого у людей нет, просто он есть у ограниченного числа в обществе, мы их много слышим, они создают большой шум, и нам кажется, что это большинство. Но все-таки я вижу, что большинство думает не так, большинство хочет смены приоритетов от власти, а Путин этого никак не дает.

Елена Рыковцева: Интересно, что те, кто занимается его кампанией, считают, что чем больше Путина на экранах сегодня, тем лучше для его цифр, тем большее количество людей проникнется его идеями, если можно такое слово применять к нему. Мы видим, что каждую минуту на каналах государственных рекламируют два фильма, которые посвящены ему, наплевали на все требования Центризбиркома. Допустим, одно из них выполняется в том, что оба эти фильма не показываются по телевизору сейчас, но наплевательство состоит в том, что у вас 500 сюжетов перед глазами с кусочками этих фильмов, с рекламой этих фильмов. Давайте посмотрим, как это выглядит.

Фрагмент
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:01:03 0:00

Елена Рыковцева: Как бы не сам фильм, но бесконечная нарезка рекламных роликов об этом фильме. И это должно подействовать, с их точки зрения, вот эта тактика – много-много Путина.

Владимир Милов: Старая пословица, что заставь дурака богу молиться, он тебе что-то расшибет. Они перебарщивают в этой ситуации. Я вижу, что к Путину многие люди относятся достаточно позитивно, не видят альтернативы, говорят, что какая бы ни была критика, но он что-то сделал для страны, ситуация качественно изменилась по сравнению с концом 90-х годов, многие ему за это благодарны. Но вот такое агрессивное навязывание культа личности с придумыванием всяких сказок про его генеалогическую родословную, про то, как он был лидером и чемпионом у себя во дворе, честно говоря, даже в советское время этого не было. Кстати говоря, в советское время люди очень сильно отторгали, когда пихали везде брежневские книжки, которые он сам не писал, "Малая земля", "Целина" и так далее. Я считаю, то, что они сейчас эту вакханалию устроили – это в принципе, может быть, не 18 марта, но в целом то, что они делают, играет против них. Агрессивное затаскивание людей на участки из каждого утюга против их воли, Путина, может быть, многие поддерживают, но когда за шиворот вас тащат, людям это не нравится. Ровно то же самое с агрессивным навязыванием. А что следующее про него придумают, что он потомок Иисуса Христа, послан нам с небес? Я просто жду новых очередных фантазий от наших имиджмейкеров.

Елена Рыковцева: А что им остается, только придумывать. За 18 лет сколько напридумано, нужно новое и новое, потом следующий цикл президентский. Нужно их пожалеть, бедные. Александр из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Если можно, я задам два вопроса. Первый вопрос: как вы думаете, почему Владимир Владимирович Путин в очередной раз не принял участие в дебатах? Второй вопрос: полгода назад бразильский парламент сменил своего президента за коррупционное поведение. У Владимира Владимировича есть такое выражение: русский народ никогда не поменяет свой код. Во-первых, объясните, что такое код, он не посчитал нужным объяснить, что имеется в виду под этим словом. Правильно ли я понимаю, что раз российский парламент снял с должности своего президента и вице-президента, означает ли это, что бразильский народ поменял свой код? Как мы знаем, Бразилия сегодня практически демократическая страна, в отличие от того, как раньше была военной диктатурой.

Елена Рыковцева: Отличный вопрос. А код – это из шпионской лексики.

Владимир Милов: Честно говоря, больше всего меня раздражает, когда эти люди пытаются от нашего имени, от имени русского народа выступать, при том, что детки за границей, все его коррупционные дружки, у них у кого финский, у кого швейцарский паспорт, вся недвижимость у них там. Но при этом они за русских людей начинают нам объяснять, какой у нас генетический код. Идите к черту, я Владимиру Владимировичу хочу сказать. Кстати, не только про Бразилию, слушатель правильно спросил, Южная Корея, Южноафриканская Республика – это все страны "Большой двадцатки", которые некоторые, например, Южная Корея в кризис нас обгоняла по размеру экономики. Это страны, где недавно президентов отправляли в отставку за коррупцию, некоторым даже грозят крупные тюремные сроки. Собственно говоря, это показатель зрелости, этого самого генетического кода, что нация все-таки готова бороться за свои права, готова стремиться в будущее и понимает, что сменяемость власти и борьба с коррупцией для этого ключевые вещи. Русские люди слишком долго жили при диктатурах, нет навыков. Но мы видим, что это начинает пробуждаться, очень многие, несмотря на дикий авторитарный полицейский прессинг все-таки готовы протестовать, мы видим, как на наших глазах это происходит. Для меня генетический код скорее чувствуется по работе штабов Навального по всей стране. Как их ни прессуют, ребята, несмотря на весь беспредел, продолжают работать и доносить до россиян правду о том, что происходит.

Елена Рыковцева: Антигены.

Владимир Милов: Борьба тел с антителами, но мы выиграем в итоге.

Елена Рыковцева: Первый вопрос слушателя очевидный, но, тем не менее, ответьте: почему он опять не участвует в дебатах?

Владимир Милов: А это у них традиция такая. Честно говоря, эту нехорошую традицию еще Ельцин завел в 1991 году, я думаю, вы помните, полный стол с пустым креслом. Его, кстати, ждали на дебатах, но он так и не приехал. Кстати, это не наша уникальная ситуация, потому что многие страны шли к этому постепенно. Скажем, в Германии был Шредер первый канцлер, при котором состоялись телевизионные дебаты кандидатов в канцлеры, до этого в Германии, несмотря на демократию, их не было. Но у них это культ силы, они считают, встать на одну доску с этими – это проявление слабости. Они показывают таким образом, кто в доме хозяин, а эти все обслуживающий персонал, театральные деятели, которые изображают спектакль под названием "выборы". Не царское дело с какими-то лицедеями водой плескаться. Обратите внимание, этим дебатам предметно создают имидж балагана со всеми этими выходками, плесканием водой, обзыванием и так далее. Просто самим фактом присутствия такого персонажа как Сурайкин, которого по всем нормам быть не должно.

Елена Рыковцева: Сурайкин тихо стоит и блаблакает про свою коммунистическую идею. Как раз такой тихий дисциплинированный Сурайкин.

Владимир Милов: Мы же все понимаем, откуда он взялся. Он взялся из шкафа нафталинового администрации президента специально как декорация. Политическую деятельность он не ведет, политическим деятелем он не является, он просто стоит как артефакт. То есть для них участие в дебатах уже считается проявлением слабости. Наоборот мы смотрим совершенно по-другому на это дело, мы считаем, что как раз выйти против оппонента и открыто поспорить – это проявление силы, это значит, что верим себе.

Елена Рыковцева: Мы ждем очень драгоценного гостя – Евгения Федорова, такого пропутинского гостя, защитника Владимира Путина. Почему он становится драгоценным гостем и почему мы его так ждем? Драгоценность его состоит в том, что мы звонили сегодня в штаб Владимира Путина Андрею Кондрашову, пресс-секретарю штаба, одному из авторов фильма "Путин", он сказал: хорошо, напишите письмо. Был очень благосклонен. И вдруг вечером мы получаем невероятный ответ, который, я боюсь, что услышит Федоров и не будет больше с нами общаться: слушайте, мы прикинули, мы не сообразили сразу, вы же "иностранные агенты", трамповские и хиллариевские доверенные лица не ходили в эфир Russia Today, когда у них были выборы, и мы не пойдем. Поэтому мы теперь трясемся и будем пылинки сдувать с Евгения Федорова, если он у нас объявится на связи для баланса идеологического. Сергей из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Я коротко о достижениях Путина за 18 лет. Главное – это цинизм, ложь, это война в Сирии и в Украине, десятки тысяч убитых, это конкретное обнищание народа и делание своего народа таким животным, что смотришь по сторонам и диву даешься, как люди могли превратиться в такое стадо. Сегодня встретил людей, они вернулись из Москвы, ездили на стадион к Путину. Выделили деньги на предприятии, нет денег на зарплату, выделили деньги на самолеты, на поезда, они поехали на стадион и там смотрели на великого Путина.

Елена Рыковцева: Они довольны, что они съездили?

Слушатель: Нет, они недовольны. Один из них вообще сказал: я в шоке. А он человек колеблющийся, он даже на выборы думал, за кого идти, за Явлинского или за Грудинина. А сейчас говорит, что вообще не пойдет, потому что это сплошной цирк. Выделили деньги мне, я съездил, прокатился в Москву.

Владимир Милов: Полностью согласен. Очень много я таких отзывов получаю, что люди, которые были спокойно настроены, и даже некоторые из них за Путина до сих пор. У нас чиновники меры не знают ни в чем, им сказали всех затаскивать силком, они это делают таким образом, что получат реально миллионы разочаровавшихся во всем этом деле.

Елена Рыковцева: Давайте посмотрим, как московские прохожие подводили итоги правления Владимира Путина.

Елена Рыковцева: Мне понравилось, что даже перемещение свободное приписано Путину, хотя уже с 1991 года, если не с 1987-го.

Владимир Милов: Обратите внимание, что по всей подборке красной нитью идет, что недовольство большое, детских садов нет, пенсионеры нищие. Единственное, что по сути люди называют серьезным результатом – это внешняя политика. Уберите эту внешнеполитическую куклу, эти рассказы о якобы геополитическом величии, и все, за этим пустота, ничего нет. Дальше они начинают говорить: да, живем хреновенько, перспективы непонятные, но зато мы встали с колен, нас начали все уважать. Если сдернуть эту на сто процентов лживую внешнеполитическую сказку, просто рассказать. С внешней политикой проще всего работать, потому что когда начинаешь разговаривать с людьми в регионах, даже с такими агрессивными путиноидами, начинаешь им рассказывать: ребята, мы попали в дикую геополитическую зависимость от Китая, наши все компании нефтегазовые в долгах как в шелках, перед китайцами. Мы отдаем им территории, они начинают у нас скупать землю, да, нам это не нравится. С кем мы находимся в одном ряду, кто с нами в ООН за одни и те же резолюции голосует? Это дюжина стран – Судан, Северная Корея, Иран и так далее, вот наши союзники. Когда начинаешь об этом реально разговаривать, даже те, кто говорит, что мы встали с колен, хотели бы нормализации отношений с Европейским союзом и даже с той же Америкой, хотели бы, чтобы отношения были хорошие, на это есть большой запрос. Но мы видим последнее выступление Путина, он не собирается с ними мириться. Поэтому как раз пропагандистки сорвать покров якобы геополитических успехов, надо просто работать, я считаю, что это возможно.

Елена Рыковцева: Когда вышел яркий, хороший, эффектный фильм Навального про Дмитрия Медведева, первое, что люди спросили: когда будет фильм про Владимира Путина? Почему-то была иллюзия, что Путин будет следующим. Но время шло, фильма не было. 7 марта появился очень удачный, на мой взгляд, ролик, как Путин читает свое послание Федеральному собранию, показывают лица сидящих в зале и на каждого указывает стрелочка – у этого такие-то миллиарды, у этого другие миллиарды, у этого дети за границей. Вот это собрание путинских патриотов. Это замечательный ролик, эффектный действительно, заканчивается он тем, что Путин – их крыша. Но эффект каков этого ролика? Я еду вчера с очень молодым человеком по Москве, он водитель, таксистов не цитируют, но тем не менее, они иногда говорят очень яркие и очень симптоматичные вещи. Он, во-первых, он его называет либо дядя Вова, либо царь, он говорит, что у нас все плохо, все разрушено, все ужасно. Он разбирается во всей системе воровства, коррупции. И он так грустно говорит: а если дядя Вова их опять не разгонит, что же, все так и будет? Навальный своим фильмом не создает ли такое ощущение, что я по этому ударю, по этому ударю, у этого дворец вскрою, у этого детей за границей выведу на чистую воду, а этот как бы "крыша", но отдельного произведения про него мощного, ударного я не создам.

Владимир Милов: Я общаюсь много с ребятами из отдела расследований Фонда борьбы с коррупцией, они ведут эту работу, она крайне тяжелая. Если вы сравните Медведева, то он дурачок, сам подставился со своими инстаграмовскими постами и яркими нестандартными шмотками, он дал возможность выйти на все эти благотворительные фонды, как оказалось, туда дают взятки крупные бизнесмены, и это стало предметом расследования фильма "Он вам не Димон". Этот осторожнее, гораздо осторожнее, не зря он заканчивал свои академии, служил на своей гэбистской службе. Мы видим, что даже там, где его реально поймали за руку расследователи из международного консорциума журналистов и с Ролдугиным, и Колбиным, мы видим, как он аккуратно держит свои деньги. Сейчас ему в лицо задают прямые вопросы про Ролдугина, а он говорит: ничего не докажете, он просто скрипач, мы с ним друзья, это деньги не мои. Путин на несколько порядков хитрее, там все гораздо сложнее. Ребята из Фонда борьбы с коррупцией работают, я уверен, что результат будет. Решили, что 18-е марта при нынешнем раскладе становится просто проходным событием, поэтому выпрыгивать из штанов, чтобы куда-то успеть, мы этой ситуации не изменим, лучше ребята сделают свою работу качественно. Я уверен, что классное новое расследование про Путина от ФБК вы обязательно увидите.

Елена Рыковцева: Евгений, к сожалению, вы очень поздно присоединились. Мы очень много говорили о том, как ведет свою кампанию, как говорят на федеральных каналах, единственный самовыдвиженец. Владимир Милов говорит, что это навязывание, это огромное количество Владимира Путина в эфире, с которым пытаются бороться другие кандидаты – это плохо, это скорее в минус ему идет. А вы как считаете?

Евгений Федоров: Во-первых, я исхожу из того, что это окончание процедуры выборов по очень важному вопросу, а выборы шли в течение последних пяти лет, как минимум, потому что это серьезное дело. Даже жену выбирают года два нормальные мужики, а тут глава государства. Это наделение полномочий властью, сколько людей поддержит, столько даст возможность главе государства, опираясь на этих людей, на консолидацию, запустить процесс реформ, повернуть все вспять, в том числе и экономику. Я, кстати, как бывший председатель комитета по экономике, приглашаю господина Милова обсудить вопрос об экономике. Тут же все очень просто – переключить тумблер с недоразвитой экономики на развитую и вернуть те 14%, которые у нас были мирового ВВП 25 лет назад. Сейчас у нас чуть больше 1%. А для этого нужна конституционная реформа, а для конституционной реформы нужна гигантская консолидация людей и сил, потому что это отмена решений 1993 года о внешнем управлении. Все тут понятно, прозрачно исторически, но нужна действительно консолидация нации. Поэтому эти выборы – это вопрос выживания. Сумеют люди разгадать за этой шушерой, навязанной нам лжедемократией, как реально выскочить из этого кризиса или нет.

Елена Рыковцева: Евгений, я, анонсируя ваше выступления, напомнила аудитории, что вы говорили, для чего нужно Путину еще и еще оставаться у власти еще шесть лет – он должен закончить те реформы, которые должен закончить. Теперь вы говорите, что еще одно условие для этих реформ – консолидация нации. Я не возьму в толк, что это такая за реформа, 18 лет прошло, она требует еще 6, что это за комплекс реформ, которыми он занимается, а мы никак не разглядим, как это происходит?

Евгений Федоров: Во-первых, они прописаны в экономике – это майские указы, в политике об этом подробно говорил в свое время Бастрыкин, первый зам Генпрокурора, между прочим, действующий. Все понятно и прозрачно здесь. Россия после 1991–93 года, потерпев поражение в "холодной войне", внешнеуправляемая часть американского однополярного мира. Путин об этом подробно говорил и в мюнхенской речи, и сейчас. Нам надо принять внутренние реформы о прекращении подчиняться в экономике – это олигархи, деофшоризация, отсюда термин "деофшоризация" путинский, в политике – это 13-я статья конституции, то есть конституционная реформа, это референдум, между прочим, провести эти решения, о которых Путин многократно говорил. Но для этих решений нужна расстановка политических сил. Потому что сложившаяся олигархическая вертикаль американской власти, она сильна, она реальна. Сегодня я смотрел опубликованные материалы, олигархи содержат три четверти российской экономики. Сейчас "Газпром", куда будет поставлять газ и по каким ценам, почему-то решает Стокгольмский арбитраж, а не московская судебная система, например. То есть эти две реформы чисто политические, а политические реформы – это расстановка сил. То есть одни силы национальные, народные должны оказаться вместо других сил, которых сегодня три четверти, с точки зрения расстановки власти в стране.

Елена Рыковцева: А сколько лет еще нужно, чтобы силы на силы поменять? За 18 лет он не смог, а еще сколько?

Евгений Федоров: Стандартный национально освободительный процесс, прописанный в уставе ООН. Болгарии 500 лет на это понадобилось.

Елена Рыковцева: Если он еще за 6 лет не справится, придется царем делать.

Евгений Федоров: Во-первых, он даже не орган власти. У нас законодательная, исполнительная, судебная. Он даже не орган власти, как, допустим, президент США, который совмещает с исполнительной властью свою должность, поэтому полномочий у него вообще нет, у него все на авторитете, все на личном влиянии на парламент, на правительство, а это время требует, выстраивать систему отношений с парламентом, с правительством.

Елена Рыковцева: Еще 6 лет, еще не хватит авторитета, на котором все держится. Сколько же это может продолжаться? Резиновый срок правления Владимира Путина, за который он должен сделать то, что вы считаете он должен сделать?

Евгений Федоров: Во-первых, это зависит от органа под названием народ, потому что народ утвердил такую систему в референдум 1993 года, то есть это решение народа, а не Путина. Во-вторых, по срокам это может быть и через две недели или через месяц. Должна сконцентрироваться тотальная национальная поддержка Путина. Завтра будет – завтра, значит, будут реформы, через год – через год, через 500 лет – через 500 лет.

Елена Рыковцева: То есть их пока до сих пор нет, потому что нет консолидации вокруг этих реформ, за 18 лет не случилось консолидации.

Владимир Милов: Я отреагирую на то, что говорит депутат Федоров. Это очень классическая иллюстрация, когда сторонники Путина не хотят говорить о реальных результатах 18 лет его правления, о том, в какой страшный тупик без будущего он завел страну, о том, что мы оказались под санкциями, в международной изоляции, в ряду стран изгоев, о том, что у нас крупнейший экономический кризис со времен распада СССР, из него не видно никакого выхода и не предлагается Путиным никакого выхода. Вот об этом они говорить не хотят. Евгений Федоров такой известный деятель, который работает в жанре фэнтези, он начинает выдумывать какие-то несуществующие вещи, что мы якобы контролируемся Америкой, что якобы Америка ввела у нас внешнее управление в 1993 году – это просто несуществующие вещи. Как то, например, что Россия якобы потерпела поражение в холодной войне. Россия никогда не терпела поражение в холодной войне и вообще в ней не участвовала, в холодной войне потерпел поражение Советский Союз, который поработил нашу Россию и от гнета советского мы, русские, освободились в 1991 году. Сейчас нас пытаются обратно в этот совок загнать, у которого, кстати, не было никаких 14% мирового ВВП – это все было чисто нарисовано в основном за счет никому ненужной оборонной продукции, которая, кстати говоря, по завышенной добавленной стоимости рисовалась. Мы узнали реальные размеры совковой экономики, к сожалению, в 90-е годы, она быстро сдулась, как шагреневая кожа. Эту реальность обсуждать сторонники Путина не хотят, поэтому они начинают выдумывать всякую ерунду, которую депутат Федоров с утра до вечера несет со всех экранов и везде, где он выступает.

Елена Рыковцева: Евгений, почему соратники Владимира Путина не хотят говорить о существующих в стране проблемах?

Евгений Федоров: Как раз о проблемах и говорим. Если Путин в послании говорит, что стоит задача только догнать темпы роста среднемировых. Для любого экономиста понятно, что мы падаем каждый год. Среднемировые – это есть ноль, это перестать идти на стагнацию. Но чтобы решить проблемы – программные майские указы. Обнуление процентной ставки, рост экономики 10–15% годовых за счет национализации рубля. Все известно, все подробно прописано в нормативных актах. Другое дело, что я напоминаю, не знаю, кто там не знает про 14%, в Советском Союзе доходы только от продажи гражданских самолетов превышали доход от нефти и газа. Треть мировых самолетов произведено пассажирских в Советском Союзе, сейчас ноль. То же самое станкостроение, судостроение, полностью демонтирована промышленность, вот вам и падение в 14 раз, несмотря на путинский рост за последние 15 лет, падение основное было в 90-е.

Елена Рыковцева: Я методически хочу показать, в чем разница между вами, Владимиром с тем же Ильей Яшиным. Мы начинали передачу с того, что Яшин взял выступление Медведева шестилетней давности, начало президентского срока, и по пунктам показал. Вот берет человек конкретную речь председателя правительства и по пунктам показывает, что ни одно из этих обещаний за 6 лет не выполнено. А ваша методика в том, что вот есть майские указы и их надо выполнять. Почему это до сих пор не сделано, вы объясняете какими-то вещами типа недостатка консолидации.

Евгений Федоров: Любой взрослый человек понимает, что когда речь идет о перераспределении на национальный уровень 65 триллионов рублей, которые дает выполнение майских указов и послания 2012 года в области обнуления процентной ставки, то у них есть хозяева, которые не хотят их отдавать – это иностранные владельцы, иностранные олигархи. Понятно, что это не халява, за это будет жестокая политическая борьба. Для политической борьбы нужны силы, их нет, нет необходимого уровня поддержки, консолидации. Мы самая богатая в мире страна, треть мировых богатств, стыдно иметь чуть больше 1%. Непонятно это что ли? Но это вопрос политики, то есть силы и власти, а не вопрос возможностей. Если бы у нас были возможности реализовать национальный курс, который прописан в майских указах, мы были бы самой богато в мире страной завтра же. Господин Милов и есть противоположная сторона в этой борьбе. Нам надо их победить. Вот когда мы их победим, сломаем силы, которые стоят за ними, Соединенные Штаты Америки, все получится, как всегда получалось в нашей истории. Я готов встретиться с господином Миловым и эти все вопросы обсудить.

Елена Рыковцева: Эта декларация – за всем стоят Соединенные Штаты Америки. Путин – это тоже марионетка Соединенных Штатов Америки, правильно я понимаю?

Евгений Федоров: Конституция, 15-я статья, ссылаюсь на главу Следственного комитета Бастрыкина, называет правовой диверсией. Я цитирую постановление Верховного суда, разъясняющее эту статью конституции: все законы до одного в Российской Федерации, их смысл, содержание и применение определяют порядки, определенные иностранные специализированные учреждения. То есть реально, как будет работать российская экономика, решать глава МВФ по России. Почитайте, он подробно за год, за два предупреждает о всех своих решениях, они потом реализуют. Поэтому, конечно, не будет у Медведева реализовано ничего или большая часть, кто же ему даст такую возможность. Мы часть американского однополярного мира.

Елена Рыковцева: Владимир почему-то смеется.

Владимир Милов: Ничего такого, о чем говорит Федоров, вообще в конституции не записано, а записано там, что единственным источников власти в России является народ, который как раз полностью лишен сегодня этого права, власть присвоили как раз те самые путинские иностранные олигархи, о которых говорит Федоров. Пусть Путин заставит своего друга Ротенберга, который разбогател сказочно при путине на господрядах, пусть он его заставит сдать финский паспорт. Я что-то не вижу, чтобы господин Федоров в Госдуме сделал запрос: а давайте миллиардер Ротенберг, который отнимает сотни миллиардов рублей из бюджета нашего, из денег налогоплательщиков, пусть он сдаст финский паспорт. Где такой запрос от депутата Федорова? Нет, это говорит о том, что депутат Федоров лицемер, который придумывает всякую ерунду и лжет в эфире.

Елена Рыковцева: Евгений, где запрос?

Евгений Федоров: Пусть мой оппонент все-таки ответит, путинские олигархи или иностранные олигархи?

Елена Рыковцева: Путинские. Вы запрос про паспорт будете делать?

Владимир Милов: Путин – это глава международной мафии, которая грабит Россию вместе с Евгением Федоровым. Вы грабители России.

Евгений Федоров: Все олигархи в России – это класс такой, это внешняя вертикаль управления, а не фамилии людей. Любой, кто хочет быть богатым, обязан поехать в Лондон, там зарегистрироваться. Это наше с 1991 года условие функционирование бизнеса. Поэтому Путин и говорит – однополярный мир в России должен быть разрушен. Элементарные вещи.

Елена Рыковцева: Короче говоря, не будет депутатского запроса про паспорт?

Евгений Федоров: Зачем?

Елена Рыковцева: Ответ ясен.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG