Ссылки для упрощенного доступа

Собянин кормит повара Путина


На встрече Сергея Собянина с доверенными лицами

Почему доверенные лица президента РФ переметнулись к московскому мэру

Думский раскол по линии пенсионной реформы. Изгнание предателей. А также: Собянин переманивает путинских. Мэр Москвы копирует кампанию президента РФ. В студии политики Сергей Митрохин и Яков Якубович.

Елена Рыковцева: Первые жертвы уже появились у пенсионной реформы – это депутаты Наталья Поклонская и Сергей Железняк. И мы будем оплакивать их сегодня с нашими гостями. С нами Сергей Митрохин и Яков Якубович. Раньше эти люди были соперниками по праймериз "Яблока", а теперь просто политики либеральной направленности. Мы начнем говорить о скандалах и конфликтах в Государственной думе от того, что некоторые не особо надежные партийцы "Единой России" не хотят голосовать за пенсионную реформу самым подлым образом. Потом мы перейдем к кампании мэра Собянина, которая как-то удивительно стала напоминать путинскую, он даже доверенных лиц стал переманивать у Владимира Владимировича. Вы ожидали чего-то подобного от "Единой России", хоть какого-то демарша со стороны отдельных ее членов или для вас это сюрприз полный, что кто-то оказался паршивой овцой в этой партии?

Полная видеоверсия программы

Сергей Митрохин: С самого начала я дал такой прогноз, что эта история не такая простая. Потому что слишком одиозное мероприятие, совсем против шерсти народ собираются погладить. Конечно, на этом пути будет очень много всяких эксцессов, в том числе и такого рода, видимо. Я сразу высказал, как узнал о реформе предстоящей, что это все делается для поднятия рейтинга Владимира Владимировича, это очередная технология, как ему поднять рейтинг. Правительство вносит безумное, совершенно непопулярное, ужасное, а потом выходит в белых одеждах Владимир Владимирович и все это каким-то образом прикрывает.

Яков Якубович: Было заявление Владимира Владимировича недавнее о том, что ему не нравится никакой из вариантов, предложенных правительством, пенсионной реформы. Хотя я видел только один вариант, который выложен на сайте Государственной думы, тот самый законопроект, который в единственном варианте. Я изучил и пояснительную записку, и финансово-экономическое обоснование, если можно так выразиться, из трех строчек, что это не приведет к дополнительным расходам федерального бюджета. Хочу сказать, что, конечно, пояснительная записка, я не знаю, кто ее составлял, но, мне кажется, какой-то главный специалист правового управления чего-то там, а вовсе не люди, которые обладают необходимыми экономическими знаниями, которые провели достаточно сложные расчеты прогнозов возраста дожития, какие-то страховые расчеты, которые необходимы в этой ситуации для того, чтобы представить общественности строгий расчет.

Елена Рыковцева: То есть вам показалась сомнительной вся эта мотивирующая база?

Яков Якубович: Я сейчас пишу статью, в которой как раз стараюсь анализировать. Прогнозы мне не очень интересны, потому что у них как обычно консервативный прогноз, средний прогноз и оптимистический прогноз. Причем они совсем в разные стороны, 50-70-90 лет, условно говоря. Я анализирую статистику. Статистика Росстата, по-разному можно смотреть на эту реформу. Есть предпосылки, которые необходимо учесть при установлении пенсионного возраста, но есть огромное количество недоработок в экономической политике, не просто недоработок, а явных ошибок.

Елена Рыковцева: Я хочу предложить вам посмотреть канву, саму историю, и мы поговорим о возможностях сопротивления. Давайте посмотрим, что произошло с этими двумя отщепенцами.

Как Единая Россия борется с теми, кто не поддержал повышение пенсионного возраста
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:57 0:00

Елена Рыковцева: Первые жертвы уже появились у пенсионной реформы – это депутаты Наталья Поклонская и Сергей Железняк. И мы будем оплакивать их сегодня с нашими гостями. С нами Сергей Митрохин и Яков Якубович. Раньше эти люди были соперниками по праймериз "Яблока", а теперь просто политики либеральной направленности. Мы начнем говорить о скандалах и конфликтах в Государственной думе от того, что некоторые не особо надежные партийцы "Единой России" не хотят голосовать за пенсионную реформу самым подлым образом. Потом мы перейдем к кампании мэра Собянина, которая как-то удивительно стала напоминать путинскую, он даже доверенных лиц стал переманивать у Владимира Владимировича. Вы ожидали чего-то подобного от "Единой России", хоть какого-то демарша со стороны отдельных ее членов или для вас это сюрприз полный, что кто-то оказался паршивой овцой в этой партии?

Елена Рыковцева: Скажите, пожалуйста, зачем депутатов должно быть сто, если они должны просто все вместе озвучить решение, которое принимает Турчак, и не имеют права проголосовать против? Вообще зачем голосование, если по партийной дисциплине это просто оформленное решение: мы все за.

Сергей Митрохин: Это вопрос не такой уж простой. Когда у нас была фракция "Яблока" в Государственной думе, у нас были так называемые солидарные голосования. Например, мы постоянно голосовали против бюджета, который вносило правительство, потому что мы прогнозировали, что этот бюджет приведет к дефолту, что в результате и произошло. Поскольку давление очень мощное оказывалось различными лоббистами, тем же правительством, министрами, администрацией президента на депутатов, мы это знали, поэтому мы сознательно ввели такой принцип, что солидарное голосование, когда каждый голосует за или против. Тот, кто нарушает принцип солидарного голосования, может быть даже исключен из фракции. У "Единой России" все голосования солидарные. У нас были отдельные по самым важным ключевым вопросам политическим, а у них все солидарные, потому что это такая фракция, с одной стороны она марионеточная, а с другой стороны она подневольная, марионетка должна делать то, что ей приказывают. Для этого их берут в депутаты, для этого им платят зарплату, все льготы соответствующие. Они должны за это расплачиваться полным повиновением. Так организована партия как Орден меченосцев, она по-другому не может. Поэтому когда такие возникают инциденты, бунт, то, конечно, это все будет жестко подавляться, иначе все развалится у них. Если не накажут Железняка и Поклонскую, то все посыпется, принцип домино. В следующий раз пять человек проголосуют, потом десять, и все, кончилась "Единая Россия".

Елена Рыковцева: А как мы должны понимать такое поведение, они же соображают, что с ними будет дальше, и Поклонская, и Железняк. Он же носитель государственной идеи, на шоу федеральных каналов – это же просто рупор принципов "Единой России", в частности, президента Путина и Дмитрия Медведева. Что они думали, когда шли против такой махины?

Яков Якубович: Я думаю, что объяснение здесь очень простое. Состав Государственной думы формируется из двух частей – из партийных списков и по результатам голосования в одномандатных округах. Человек, который проголосовал против явно непопулярной реформы… Назовите мне хоть одного здравомыслящего человека, который откажется от 8 лет пенсионного обеспечения? Я посчитал, это в среднем около двух с небольшим миллионов рублей в течение 8 лет. Дураком надо быть, чтобы отказаться. Нет ни одного, наверное, разумного человека, который бы согласился добровольно отказаться от пенсионного обеспечения в течение 8 лет. Я думаю, что эти депутаты, которые, как вы сказали, бунтуют, хотя я бы не сказал, что это бунт какой-то, потому что есть наверняка башни, которые так же не совсем относятся к этой инициативе благосклонно. Они зарабатывают политические очки. На повторных выборах по одномандатным округам им припомнят, что они были единственными.

Елена Рыковцева: Их на выборы не пустят, не подпустят.

Сергей Митрохин: Моя гипотеза, что это все нужно для поправления имиджа Путина. Когда будут отменены эти решения или очень сильно смягчены, они же станут героями, что они предвидели наперед эту реакцию президента, они угадали ход его мыслей.

Елена Рыковцева: А если их выгонят до того, как Путин отменит всю эту реформу?

Сергей Митрохин: У нас помимо "Единой России" существует Общероссийский народный фронт, организаций немало. А есть другие партии, которые по сути от "Единой России" ничем не отличаются, но по этому вопросу им разрешили голосовать против. Поэтому они вряд ли сейчас проиграют сильно.

Елена Рыковцева: Яков не сказал своего мнения по поводу вашей версии, что Путин в конце концов все это отменит. Я, например, так не думаю.

Сергей Митрохин: Не совсем отменит на 100%, сдвинет куда-нибудь, растянет срок перехода до 2040 года.

Елена Рыковцева: Если отложит на пару лет – это значит уже не принял.

Сергей Митрохин: Это значит подвесить вопрос. Когда вопрос подвешен, как правило, он не возвращается.

Елена Рыковцева: В этом вы согласны с Сергеем, что все так и будет и в итоге это превратится в пиаровскую акцию царя, который образумил неразумных чиновников?

Яков Якубович: И Сергей Железняк, и Наталья Поклонская сделают себе дополнительный политический пиар. Кстати, я хотел сказать, что исключения из правил подтверждают правила.

Сергей Митрохин: Кстати, Владимир Владимирович несет ключевую ответственность за то, что этот вопрос вообще внесен. Не только потому, что правительство ему подчиняется, а дело в том, что у нас дала мощный сбой система пенсионного обеспечения в России. У нас есть Фонд национального благосостояния, я, как и Яков, тоже статью сегодня написал, опубликовал на сайте "Эхо Москвы" про это, это часть пенсионной системы согласно нашему законодательству. Нефтегазовые доходы через этот фонд должны идти в Пенсионный фонд, ту самую дыру, о которой нам все время кричат люди, выступающие за повышение пенсионного возраста, залатывать, закрывать. Он с этой задачей не справился, Фонд национального благосостояния, а денежки пошли по указанию Владимира Владимировича в нарушение бюджетного кодекса России на так называемые инфраструктурные проекты.

Елена Рыковцева: Мы даже знаем название полуострова, на котором они осуществляются.

Сергей Митрохин: Я даже название страны знаю, куда они пошли, не Россия – в Финляндию пошли на строительство атомной станции. Когда в стране такие масштабы коррупции, отдать деньги на инфраструктурные проекты из н.з., которые только на святое, только на пенсии должны идти, это отдать их напрямую на воровство.

Яков Якубович: Я здесь не соглашусь с Сергеем Сергеевичем. Если бы эти деньги пошли действительно на инфраструктурные проекты в Российской Федерации, запустили бы экономику, а лучше всего, если бы они запустили экономику в регионах.

Сергей Митрохин: Они на БАМ пошли, на Транссиб пошли, на мосты, на порты. Но это же инвестиционный фонд, он должен с гарантией приносить прибыль, приносить доход. А вместо этого доходность этого Фонда национального благосостояния стала отрицательной. Отдали внутри страны и здесь их разворовали, никакой доходности не повысили для этого фонда. Это один из способов разбазаривать деньги, которые могли бы пойти. Я привел пример в своей статье – Норвежский фонд пенсионный.

Елена Рыковцева: Путин подписывал каждый проект, на который направлялись деньги?

Сергей Митрохин: Он провел совещание, это было в 2015 году, он разрешил часть денег. Подписывал или не подписывал – это непринципиально. Между прочим в бюджетном кодексе однозначно написано, что деньги должны идти на дефицит бюджета федерального и на дефицит Пенсионного фонда России. Там ни про какие проекты ничего не говорится в бюджетном кодексе.

Яков Якубович: То есть эти деньги должны лежать и быть неприкосновенным запасом, не работать?

Сергей Митрохин: Как делается в Норвегии: они по всему миру, им запрещено в своей стране делать, кстати, мудро очень, наиболее стабильные институты ищут, наиболее стабильные вложения, которые приносят гарантированный доход. Они туда вкладывают по всему миру. У них доходность этого фонда 13%, объем фонда уже больше триллиона долларов, а добыча нефти в Норвегии в шесть раз ниже в объемах, чем в России. А у нас объем этого фонда сейчас всего 65 миллиардов долларов.

Елена Рыковцева: Одним словом, понадобилось прикрыть дыры, образовавшиеся в результате деятельности этого фонда, и возникла идея этой реформы.

Сергей Митрохин: Не только это. У нас сейчас никто не занимается проведением политики экономического роста, у нас малый бизнес в загоне, его гнобят, его уничтожают, а это значит, что меньше рабочих мест, меньше зарплат, меньше самих зарплат, от которых отчисляются страховые платежи. У нас монополизм, который не дает экономике развиваться. Совокупность этих проколов, провалов правительства приводит к тому, что действительно возникает проблема с Пенсионным фондом.

Елена Рыковцева: Она возникла, ее можно решить без изменения возраста?

Сергей Митрохин: Можно. Для этого есть одно важное условие, пожалуй, может быть единственное: те, кто привели к этим провалам, проколам, разбазариваниям, разворовываниям, они должны уйти во главе как минимум с председателем правительства господином Медведевым, потому что все это при нем происходило. Выборы только что прошли, говорить, чтобы Путин ушел, я, конечно, за, но это выглядело бы какой-то фантастикой. Убрать Медведева, который за все это отвечает, ко всему этому привел. Профукали все это нефтяное изобилие нулевых. Теперь те же самые люди, которые все это устроили, говорят: а теперь за это должны ответить будущие пенсионеры.

Елена Рыковцева: Они ответят: вы же любите сравнивать Россию с западными странами, у них же уходят гораздо позже на пенсию. Почему же вы не хотите в этом последовать западному опыту? К либералам, в частности, они обращаются. Что бы вы ответили на этот козырь, что "у нас самыми молодыми уходят"?

Яков Якубович: Я вчера специально проанализировал пенсионный возраст и возраст дожития средний в странах СНГ, на который ссылаются как раз в пояснительной записке, мы действительно самые молодые, кто уходит на пенсию, в СНГ и в мире практически тоже. Есть "но". По среднему возрасту дожития, точнее, ожидаемой продолжительности жизни Россия находится на 121-м месте в мировом масштабе. Если смотреть на 15 республик бывшего СССР, то Россия где-то 8-9-е место. То есть это говорит о том, что не нужно делать акцент на том, что все уже давно перешли, России тоже пора переходить.

Елена Рыковцева: Вы должны гарантировать, что он успеет пожить на этой пенсии живым.

Якоб Якубович: Я специально посчитал, сколько проживут мужчины, они проживут минус два года, а женщины поживут лет 11,5.

Сергей Митрохин: Я хочу вещь принципиально важную сказать, отвечая на этот вопрос. У нас полтора года назад повысили пенсионный возраст чиновникам, те же самые 65 и 63 года, никаких протестов не было, никто не выходил, не перекрывал дороги, никто не возмущался из этих чиновников. Почему, как вы думаете? Это вопрос по поводу западного опыта. Посмотрите, какие у них зарплаты, почитайте, какие приказы министр Топилин недавно издавал по поводу зарплат, что каждому чиновнику определенного ранга положено полтора должностных оклада к каждой зарплате доплачивать. Что-то никто не бегал, не кричал, что у нас демография, вынесет ли страна такое количество чиновников на душу населения. Почему сравнительно легко в этих странах повышается пенсионный возраст? Потому что люди согласны работать на большую зарплату, достойную зарплату. У нас зарплаты низкие. Человек делает выбор, в 60 лет мужчина, в 55 лет женщина, ему дальше горбатиться на эту низкую зарплату, но у него все-таки будет добавка. Как у чиновников говорится на их сленге, когда им повышают зарплаты, пенсии, за выслугу лет. Либо отдохнуть и получать надбавку за выслугу лет и ничего не делать при этом. Вот у нас какой выбор стоит, поэтому абсолютно некорректное сравнение с теми странами, где люди получают большую зарплату.

Елена Рыковцева: Мы сейчас увидим людей на улице, которых мы спрашивали, правильно ли поступает "Единая Россия", когда она наказывает депутатов, своих коллег, которые не хотят голосовать за эту реформу.

Опрос на улицах Москвы

Елена Рыковцева: Что вы скажете, Яков?

Яков Якубович: Побольше бы таких девушек у нас в Госдуме, да и вообще в обществе, которые таким языком говорят. Конечно, это наивная позиция, понятное дело, что аргумент у "Единой России" один: не проголосуешь, пойдешь отсюда куда подальше. Если возвращаться к обсуждению и аргументации пенсионной реформы, я бы все-таки поддержал один из аргументов за эту реформу, но не в нашей действительности, а вообще идею повышения пенсионного возраста – это вовлечение населения и людей в экономику страны. Действительно низкие зарплаты, проблема с тем, чтобы после 50-60 лет, кстати, в этом сегменте после 50 безработица составляет 3,8% по данным Росстата, очень низкая, а безработица до 30 составляет 9,6, при среднем уровне 5,2, то есть в три раза разница. Но это опять же лукавые цифры, потому что мы понимаем, что после 50 лет найти работу легко, но найти хорошо оплачиваемую работу как опытного специалиста – вот это сложно. При этом государство не применяет никакие экономические стимулы для того, чтобы людям дать возможность проявлять инициативу. Душат малый и средний бизнес. Я проанализировал данные по занятости в малом и среднем бизнесе, там выросли обороты в два раза с 2012 года, но занятость в малом и среднем бизнесе по данным Росстата осталась прежней.

Елена Рыковцева: Тем не менее, 22% наших опрошенных в Твиттере считают, что правильно наказывает "Единая Россия", 74%, что неправильно. Очень многие считают, что это хорошо, пусть наказывают – это ломает их ряды. "Ответил "да", потому что это хорошо, когда стервятники пожирают друг друга". Есть какое-то злорадство по поводу того, что в "Единой России" некий раздрай возник по пенсионному поводу.

Сергей Митрохин: Мне кажется, было бы более корректным поставить вопрос, правильно ли голосует "Единая Россия", правильно ли она поддерживает эту самую пенсионную реформу.

Елена Рыковцева: Это, я думаю, совсем неинтересно, потому что мы получили бы 100%, что неправильно.

Сергей Митрохин: Я помню, у нас была история с известным довольно человеком Михаилом Задорновым, он был председатель бюджетного комитета. Наша фракция выступала против очередного бюджета. Мы приняли решение о консолидированном голосовании против, потому что мы понимали опасность такого бюджета для экономики страны. Он был членом фракции, он проголосовал за. Он нам объяснял, что как председатель комитета он не может голосовать против. По итогам его голосования было принято решение о том, что мы его снимаем с поста председателя бюджетного комитета. Здесь вопрос стоит о том, чьи интересы защищает фракция. Фракция "Яблоко" защищала интересы всего населения России, которое пострадало от дефолта, огромное количество людей потеряли деньги. А сейчас партия "Единая Россия" голосует за то, чтобы люди потеряли деньги. Здесь надо ставить вопрос, чьи интересы обслуживает партия. "Единая Россия" обслуживает интересы в первую очередь чиновников.

Елена Рыковцева: Вы начинали разговор, что "Единая Россия" обслуживает имиджевые интересы Путина, потому что вся схема состоит в том, чтобы сейчас вокруг этого нагнать бучу-тучу, а потом все волшебно рассосется.

Сергей Митрохин: "Единая Россия" голосует за законы, которые разрешают чиновникам бесконечные накрутки к зарплатам, которая отделила пенсию для чиновников от пенсий для граждан. Например, для чиновников вообще не стоит вопрос о дефиците Пенсионного фонда, потому что они за счет бюджета свои пенсии получают. Они выделились в отдельную касту, чтобы эта каста господствовала над страной, у нее есть каста в Государственной думе. Да, это все возглавляет Путин, конечно, но в Государственной думе, в парламенте страны этими щупальцами чиновничьего бюрократического класса является партия "Единая Россия". Поэтому когда она исключает Поклонскую и Железняка из своих рядов, она действует в этой железной логике: если она ослабит хватку этого спрута, который сжимает наш парламент в своей пятерне, то чиновники от этого пострадают, их господство будет подорвано, у них все развалится.

Елена Рыковцева: Я хочу предложить обсудить очередное финансово бессмысленное мероприятие – это выборы московского мэра. Мы сейчас вам покажем колонну доверенных лиц Сергея Собянина – это абсолютно те же, кого мы видим и слышим на выборах Владимира Путина: Никита Михалков, Карен Шахназаров и пр.

То есть всех, кого могли подтянуть и оттянуть из путинской тусовки, подтянули и оттянули, теперь они все за Собянина. Более того, они говорят словами, насколько они за Собянина, эти слова мы тоже дадим вам послушать, они в своих Инстаграмах все это выкладывают.

Нарезка видео из инстаграма звезд, размещенное с тэгом #ЗаСобянина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:14 0:00

Елена Рыковцева: Мы хохочем, потому что сейчас была совершенно потрясающая сцена. Говорит Сергей Митрохин: "Это кто?" – "Пригожин". – "Тот самый Пригожин, повар Путина?" Яков говорит: "Это муж Валерии всего лишь". До повара Путина ему еще идти и идти.

Сергей Митрохин: Пригожин имеет все мотивы обеими руками голосовать за Сергея Семеновича, потому что ему предоставили возможность поставлять питание во все школы и детские сады Москвы. Это вообще-то называется картельным сговором. Я возглавляю в "Яблоке" центр антикоррупционной политики, мы провели расследование, когда к нам обратились родители из разных районов, сказали: почему такое ужасное качество питания? Фотографии прислали, я потом их выкладывал – это что-то ужасное, чем кормили московских детей. Мы подняли скандал по этому поводу, обнаружили картельный сговор, направили в ФАС обращение. Понятно, это повар Путина, с ним ничего не сделаешь, его никакие органы не могут подвинуть с этого рынка, но все-таки питание в Москве стало более приличным с тех пор, жалобы прекратились, а картель осталась. Хотя здесь мог бы развернуться тот же самый малый бизнес. Пример, как его не пускают, как ему не дают развиваться.

Яков Якубович: Но есть же субподряд. А малый бизнес, если его запустить, там очень сложный контроль.

Сергей Митрохин: Субподряд, везде там свои. Если у вас в центре картель, то все субподрядчики тоже свои. Кстати, тут показали на Никитских воротах эти украшения. Наш Центр антикоррупционной политики занимался этими украшениями по поводу фестиваля "Московская весна", других праздников. Выяснили, что там тоже картельный сговор, там выигрывает фирма одна и та же на установку всех этих красот. В этой фирме работает дочь известного депутата Мосгордумы.

Елена Рыковцева: Зато Елена Малышева рассказала вам, Яков, вашему району, как хорошо с медициной в Москве.

Яков Якубович: Елена Васильевна, конечно, очень трогательные вещи сказала относительно того, как у нас медицина улучшилась, насколько она стала более привлекательной для обывателей. Особенно учитывая, что у нас сейчас речь идет о том, что переводится Глазная больница "мамоновская" в Больницу имени Боткина, главным врачом которой является ее, Елены Васильевны, брат-близнец. Пока у меня достоверной информации нет, но люди говорят о том, что в здании мамоновской больницы откроется Центр эстетической медицины Елены Васильевны.

Сергей Митрохин: К этому надо добавить, что огромное количество москвичей, особенно пожилых, пенсионеров жалуются на эту реформу, когда разукрупнили поликлиники, теперь к каким-то врачам люди, в том числе пожилые, должны ездить в соседние районы, они должны тратить кучу времени, там не всегда общественный транспорт доходит. Раньше весь комплекс медицинского обслуживания можно было в одной поликлинике получить, теперь ты должен ездить по разным районам для этого. У каждого родственники или сами люди лежали в этих больницах, все же видят, какой там ужас с качеством медицинского обслуживания. В 20-й больнице я точно знаю, что в коридорах стоят койки.

Яков Якубович: Идея была правильная, хорошая. Реформа была направлена на то, чтобы сократить административно-бюрократический персонал, тем самым выполнить майские указы президента 2012 году для того, чтобы повысить зарплату основного медицинского персонала. Но в итоге, как обычно у нас бывает, благие идеи известно, чем заканчиваются. На сегодняшний день просто жители районов Москвы лишены медицинской помощи в шаговой доступности. У них есть на базе филиалов опорной поликлиники основные специалисты – терапевт, хирург, отоларинголог и другие, но такие важные специалисты в лучшем случае осуществляют обслуживание один раз в неделю, к ним очень тяжело попасть, либо необходимо ехать в опорную поликлинику, а это может быть действительно далеко, не в шаговой доступности.

Елена Рыковцева: Вы очень хорошо нам объяснили, почему она так ласкова с мэром Москвы.

Сергей Митрохин: Я не понимаю этих людей, которые хвалят: какая прекрасная стала Москва, как тут все вокруг сияет. Только что опубликован доклад Архнадзора, 135 объектов культурного наследия было снесено при Сергее Семеновиче за эти 10 лет. Чем люди любуются, что же у вас за эстетика такая извращенная.

Елена Рыковцева: Тем не менее, вы знаете, что москвичи проголосуют за мэра Собянина.

Сергей Митрохин: Не все, даже не большинство проголосует. Вообще все это такой дикий абсурд, это не выборы, а какие-то антивыборы просто. Муниципальный фильтр практически убил выборы не только в Москве, вообще по всей стране.

Яков Якубович: На выборах президента муниципального фильтра не было, были другие фильтры. Какая разница, муниципальный фильтр, не муниципальный фильтр.

Сергей Митрохин: На выборах президента была реальная альтернатива представлена оппозиционная – Григорий Явлинский. А здесь этого нет сейчас, вообще никакой альтернативы.

Яков Якубович: А как же Михаил Балакин?

Сергей Митрохин: Балакин плоть от плоти эта система.

Елена Рыковцева: Вы когда такими словами бросаетесь, как Балакин, вы должны очень долго объяснять, кто это такой.

Яков Якубович: Это человек, который действительно был руководителем холдинга СУ-55, он является депутатом Мосгордумы. Он подал когда документы, вдруг несколько нашлись депутатов, которые отозвали свои подписи, а Мосгоризбирком на этом основании его не зарегистрировал, снял с выборов. Причем по избирательному кодексу города Москвы Мосгоризбирком не мог этого сделать. Там совсем простая была история, Балакин подал в суд, суд, конечно, был на его стороне. У меня такое впечатление создалось, что это какой-то технический кандидат, который через снятие, подачу в суд и так далее, поскольку он неизвестен ни вашей аудитории, ни москвичам, оживляет эти выборы или создает активное привлечение внимания и к выборам, и к кандидатуре Балакина.

Елена Рыковцева: Сергей, вы сказали о том, что фильтра на президентских выборах не было. Его формально действительно не было, такого позорного фильтра, как депутаты должны отфильтровать, зачем тогда выборы, если депутаты решают, кому идти. На президентских именно этого не было, но был свой фильтр. Вы говорите Явлинский, но тоже был отобран Явлинский: мы решили, что сегодня он участвует. Вчера мы решили, что он не участвует. Еще мы решили, что пойдет женщина с прогрессивными взглядами и пр.

Сергей Митрохин: Я должен сказать отличие прошлых выборов от этих. На прошлых выборах было два миллиона подписей, на этих выборах сто тысяч. Когда два миллиона собираешь, там может быть какая-то небрежность, просто неизбежно за короткий срок. Здесь было вылизано просто вообще до каждой запятой, здесь придраться было невозможно. Все-таки на те президентские выборы у нас было основание призывать людей прийти, потому что там была представлена альтернатива в виде Явлинского. Здесь нет альтернативы, здесь все являются клонами действующего мэра Москвы в той или иной степени. По сути своих взглядов, понимания, как управлять городом, как его развивать, там нет ничего, там даже программ нет ни у кого, внятных, хоть сколько-нибудь четких программ.

Елена Рыковцева: Я предлагаю посмотреть, какая забавная происходит история. Сейчас мы вам покажем ролик, который, как все подумали, запустила команда Собянина для социальных сетей, чтобы привлечь молодежь.

Видео в поддержку выборов, анонимно размещенное пабликами в Контакте
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:29 0:00

Елена Рыковцева: Команда Собянина в лице Константина Ремчукова сказала, что это не наш стиль, она хочет пожаловаться в Мосгоризбирком на тех, кто уличает, обличает в том, что это их ролики. Доказать невозможно, что это их ролики, а вам как кажется?

Яков Якубович: Я думаю, что это их ролик, только, естественно, не прямой, не штаба, никогда штаб в этом не признается. Мне кажется, что это политтехнология, которая опять же привлекает. Вот, посмотрите, какие оппозиционеры, как они критикуют и компрометируют нашего Сергея Семеновича.

Сергей Митрохин: Очевидно, что это политтехнологии. Давайте смотреть в сухом остатке: в сухом остатке положительный образ Сергея Семеновича.

Елена Рыковцева: Профессионально, старательно сделанный, запущенный по сетям ролик, чтобы молодежь, без него ни один блок вы не раскрутите, нужно обязательно, чтобы был мат.

Сергей Митрохин: Если бы после пиканья шло имя и фамилия Сергея Семеновича, тогда бы это точно был не их ролик.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ СКОРО, ЗВУК И ВИДЕО ВСЕЙ ПЕРЕДАЧИ ЗДЕСЬ

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG