Ссылки для упрощенного доступа

"Не было никаких расстрелов". Зачем нужны новые раскопки в Сандармохе


Сандармох. Экспедиция Российского военно-исторического общества

На мемориале Сандармох в Карелии, где похоронены расстрелянные жертвы советских политических репрессий, проходят раскопки Российского военно-исторического общества (РВИО). Заявленная цель экспедиции – поиск захороненных там узников финских лагерей и солдат Красной армии. Издание "7х7" из Карелии сообщает, что работы ведет 90-й отдельный специальный поисковый батальон Ленинградского военного округа. Уже найдены останки четырех человек.

Раскопки Российского военно-исторического общества были санкционированы в июле 2018 года управлением по охране объектов культурного наследия Карелии. Ранее родственники расстрелянных в Сандармохе в годы Большого террора обратились к Министерству культуры России и правительству Карелии с просьбой предотвратить раскопки, которые могут нарушить целостность мемориального кладбища.

Партия "Яблоко" направила обращения на имя руководителей следственного управления, МВД, прокуратуры Карелии с просьбой проверить в связи с экспедицией РВИО соблюдение закона об охране объектов культурного наследия. В письме говорится, что акт экспертизы не опубликован на официальном сайте управления по охране объектов культурного наследия региона, хотя согласно 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия" это необходимо для получения разрешения на проведение любых работ на территории памятника.

Один из руководителей экспедиции, в ходе которой были найдены останки расстрелянных в Сандармохе, – историк, председатель карельского "Мемориала" Юрий Дмитриев. Сейчас он находится под стражей по обвинению в педофилии. В конце 90-х исследователям удалось выяснить, что в годы Большого террора здесь были казнены 5130 жителей Карелии и заключенных Беломоро-Балтийского лагеря. Установлено, что осенью 1937 года здесь был расстрелян "соловецкий этап" – 1111 заключенных Соловецкой тюрьмы особого назначения. Историки установили 6241 имя убитых здесь людей.

Возможно, новая экспедиция ставит своей целью дискредитировать деятельность Юрия Дмитриева, размыть ее ценность и нивелировать масштабы трагедии в Сандармохе, полагают эксперты.

Юрий Дмитриев
Юрий Дмитриев

Предположение, что в Сандармохе могут быть захоронены советские военнопленные из финских концлагерей, выдвинули сотрудники Петрозаводского государственного университета Юрий Килин и Сергей Веригин (Радио Свобода попыталось с ними связаться, но официально они еще в отпуске). Сообщается, что ученых в экспедицию РВИО не пригласили. Ранее в интервью изданию "7x7" российские и финские историки называли эту гипотезу политически мотивированной.

Уже известно, что в ходе экспедиции обнаружены останки четырех человек, предположительно, красноармейцев. Об этом Радио Свобода сообщила руководитель департамента информационной политики Российского военно-исторического общества Надежда Усманова:

Мы ищем останки красноармейцев – узников финских лагерей

– Экспедиция идет. Как и было заявлено, она стартовала 25-го числа. Соответственно, она идет по плану совместных работ. Одна из целей этой экспедиции – поиск останков советских военнопленных, узников финских концлагерей и красноармейцев, погибших в боях во время Великой Отечественной войны.

Мемориал в Сандармохе
Мемориал в Сандармохе

Родственники расстрелянных в Сандармохе попросили предотвратить эти раскопки. Они опасаются, что экспедиция может нарушить "целостность мемориального кладбища". Что вы можете сказать по этому поводу?

Потомки красноармейцев тоже имеют право узнать, где покоятся их предки

– Хотелось бы сказать, что потомки красноармейцев, которые погибли во время Великой Отечественной войны, наверное, тоже имеют право узнать, где покоятся их предки. Ведь многие наши воины, солдаты и офицеры Красной Армии, которые погибли в тех краях, так и остались пропавшими без вести. Конечно, наша цель – искать, находить, перезахоранивать с почестями, которые им подобают. Отдать долг тем людям, которые выполняли свой долг до конца, которые отдали свою жизнь за свободу нашей родины, в том числе свободу Карелии, за то, что оттуда изгнали финских оккупантов, за то, что мы победили фашизм в той страшной войне. Поэтому, конечно, искать останки красноармейцев – это наша задача и наш долг. Этим занимаются наши поисковые отряды в очень многих поисковых экспедициях, которые проходят по всей стране. У нас совсем недавно была экспедиция в Финляндию, в ходе которой мы подняли останки 24 человек. Буквально через несколько дней стартует экспедиция Ржев – Калининский фронт. Большая экспедиция – там практически 500 человек поисковиков. Там мы будем также искать останки воинов, погибших во время ржевской битвы. Ну, и так же в Карелии. Это плановая работа.

Что насчет целостности кладбища?

В захоронении найдены три человека, рядом гильзы, предположительно, иностранного производства

– Мы никак не нарушаем целостность кладбища. В понедельник было найдено неизвестное ранее захоронение. Оно находится буквально в нескольких метрах от границы кладбища. Все известные могилы, которые были найдены ранее, мы их сейчас не копаем и не трогаем совсем. В этом захоронении найдены три человека. Они все были приблизительно одинакового роста и возраста. Это достаточно молодые ребята. Все одеты в одежду из одинаковой ткани, руки связаны, пулевые ранения в головы. Рядом три гильзы, предположительно, иностранного производства. Сейчас проходит экспертиза. Видно, что это новое, неизвестное ранее захоронение, во-первых, не массовое – там всего три человека захоронены. Во-вторых, есть вероятность, эксперты об этом скажут, что это были военнопленные – по характеру того, как их нашли, во что они были одеты и так далее. Мы не можем, конечно, утверждать ни в коем случае, но надежда появилась на то, что действительно мы найдем там красноармейцев и сможем увековечить память тех, кто отдал жизни за свободу нашей родины. Мы сможем, может быть, каким-то образом даже и определить, например, откуда они были. Личных вещей найдено не было, к сожалению. Поэтому опознать останки вряд ли удастся. Дальше посмотрим, что скажут эксперты. Очень важно, к какому выводу они пришли.

Партия "Яблоко" также выступает против вашей экспедиции. У вас с бумагами все в порядке?

– Конечно! У нас получены все необходимые документы, разрешающие те виды работ, которые мы проводим. Это наша принципиальная позиция. РВИО – очень серьезная организация. Там работают профессиональные поисковики, антропологи, специалисты. Она оснащена всем необходимым оборудованием. Конечно, вся разрешительная документация имеется, – рассказала руководитель департамента информационной политики Российского военно-исторического общества Надежда Усманова.

За новыми раскопками в Сандармохе следят журналисты петрозаводского издания "7х7", которое много писало об экспедиции Российского военно-исторического общества и процессе над историком Юрием Дмитриевым. О своем отношении к инициативе РВИО и целях экспедиции Радио Свобода рассказал журналист Глеб Яровой:

РВИО – скорее инструмент пропаганды, а не исследовательская организация

– От многих мною уважаемых людей – экспертов, историков – я слышал такое мнение, что Российское военно-историческое общество – скорее инструмент пропаганды, а не исследовательская организация. И то, что они обычно делают, не очень сопоставимо с реальностью. Дело в том, что вот эта экспедиция, которая сейчас проводится под командованием представителей РВИО, больше года назад задумывалась петрозаводскими историками как экспедиция, которую должна была проводить международная исследовательская группа. Поскольку гипотеза о существовании каких-то захоронений советских военнопленных в Сандармохе была, скажем так, впервые формально высказана в Петрозаводске. Эта идея обсуждалась. И, соответственно, было принято решение – собирать международную группу для того, чтобы все было открыто, прозрачно, объективно, чтобы эта группа решала, что делать с Сандармохом: копать – не копать, какими-то другими способами пытаться эту гипотезу аргументировать, верифицировать или опровергнуть. В итоге получилось так, что Петрозаводский университет оставили в стороне, а вопросом и процессом занялось вот это Российское военно-историческое общество, к которому по многим причинам нет доверия, начиная с того, что его возглавляет известный своими фейковыми диссертациями Владимир Мединский. А непосредственно сейчас в Сандармохе работают люди с несколько сомнительной репутацией в профессиональных кругах. В принципе, на сегодняшний день очень большие сомнения уже на уровне самой гипотезы, которую они там проверяют.

Сандармох, раскопки 1997 года
Сандармох, раскопки 1997 года

​ – Говорят, что уже откопали останки трех человек…

По их версии, расстрелы были летом, но при этом люди были в шинелях и валенках

– Да, останки трех человек они в воскресенье откопали. В понедельник они откопали четвертого человека в этой же яме. Если первые были на глубине двух метров, то четвертый был под ними, где-то на глубине 2,5 метров. Между собой они совершенно уверены в том, что они нашли советских военнопленных, причем не тех, которые могли быть, скажем, расстреляны сразу после боя. Боев там много было, и расстрелов было наверняка немало. Они уверены, что нашли именно военнопленных одного из финских лагерей, которые располагались в Медвежьегорске, в 20 км от Сандармоха, и в некоторых других городах, в том числе и поближе к самому месту. Они делают такой вывод, потому что якобы (опять же это по их словам, этого никто пока не проверил, не опроверг, не доказал) те трое, которых нашли в воскресенье, были одеты в зеленые английские шинели, которые носили как раз заключенные в финских лагерях. Такая информация действительно есть. Те, кто сидел в этих лагерях, потом сбежал или каким-то образом освобождался, а потом давал показания советскому СМЕРШу, действительно упоминали, что носили зеленые шинели в лагерях. Но как поисковики в воскресенье определили, что это именно зеленые шинели и именно английские, пока непонятно. Мы видели, что это такой кусок, похожий на кусок коры размером с ладонь с некоторым зеленым отливом. Не знаю, возможно, поисковикам виднее. Тут я совершенно не специалист. Далее они говорят о том, что на расстрелянных были надеты валенки. Летом в валенках в лагерях не ходили, такие показания тоже есть. Притом сами поисковики говорят, что, скорее всего, дело было летом, потому что все-таки 2-2,5 метра – это достаточно глубоко. Зимой вряд ли кто-то стал бы так глубоко копать. По их версии, расстрелы были летом, но при этом люди были в шинелях и в валенках. Кроме того, позы и глубина, на которой нашли троих, характерны для Сандармоха. У заключенных советских лагерей связывали руки за спинами еще в Медвежьегорске и везли расстреливать в Сандармох в такой позе, стоя на коленях. Много есть архивных фотографий, где расстреливают финны наших военнопленных. В основном это происходит стоя, руки завязаны спереди. Что там найдено – совершенно непонятно.

А почему РВИО так важно найти останки советских военнопленных, которых расстреляли финны?

Они работают по приглашению Минобороны

– Это главный вопрос во всей этой истории. Сейчас официальная их версия такова. Они работают по просьбе, по приглашению Минобороны, поэтому теперь там находятся поисковые отряды из Петербурга. Существует некий план, согласно которому Военно-историческое общество в ближайшие три года по всей Карелии, в том числе по Медвежьегорскому району, будет осуществлять поиски воинских захоронений времен Великой Отечественной войны. Я вполне допускаю, что такой план существует. Но почему они начали именно с Сандармоха – это очень большой и самый главный вопрос.

Нет у вас никаких версий?

В этом вашем Сандармохе похоронены не только репрессированные, но и советские солдаты

– Версии есть. И они есть даже не столько у меня, сколько у правозащитников, у представителей "Мемориала", у некоторых историков и у многих из тех, кто следит за этими событиями вокруг дела Юрия Дмитриева. По большому счету, по мнению я не знаю кого – Минобороны, РВИО, еще каких-то структур, если в Сандармохе будут найдены останки военнопленных или солдат, какие-то воинские захоронения, это некоторым образом будет наводить тень на значимость Сандармоха как места исторической памяти, связанного с Большим террором. По общему мнению тех, кто следит за этими событиями, это главная задача – найти в Сандармохе захоронения не репрессированных, а военнослужащих и сказать: "Ребята, смотрите, в этом вашем Сандармохе похоронены советские солдаты, а не только репрессированные. И, вообще, давайте из этого сделаем мемориал, связанный не только с репрессиями, но и с воинскими почестями". Ну, вот это главная идея. Это вполне в тренде сегодняшнего дня. Размыть память, где-то уничтожить, где-то поставить под вопрос, чтобы была возможность сказать: да, "Мемориал" в 1997 году копал, и они нашли то, что хотели найти. Они хотели найти репрессированных – они их нашли, а вот на советских военнопленных или солдат Красной армии этому "Мемориалу" наплевать. Они делают свое грязное дело, а мы исправляем их ошибки. Примерно для этого. Это такая атака на "Мемориал", я думаю, – полагает петрозаводский журналист Глеб Яровой.

В законности экспедиции Российского военно-исторического общества в Сандармохе пытается также разобраться партия "Яблоко", которая направила обращения на имя руководителей следственного управления, МВД, прокуратуры Карелии с просьбой проверить в связи с экспедицией РВИО соблюдение закона об охране объектов культурного наследия. Лидер партии Эмилия Слабунова уверена, что цель экспедиции – дискредитация главы карельского "Мемориала" Юрия Дмитриева и его деятельности в Сандармохе:

Ничего на сайте Госкомитета по охране памятников нет. Поэтому и возникают эти вопросы

– Как мы знаем, Сандармох – это памятник истории регионального значения. А законодательством урегулированы все вопросы проведения любых работ на памятниках: должны быть и проект работы, и экспертиза этого проекта. Все это должно быть опубликовано. Должны быть разрешительные документы. Ничего на сайте Госкомитета по охране памятников истории и культуры нет. Поэтому и возникают эти вопросы. Гипотеза о том, что там могут быть еще захоронения, появилась спонтанно. Представители Петрозаводского университета оказались исключенными из состава тех, кто мог бы присутствовать при этих раскопках. Поэтому я как депутат Законодательного собрания Карелии и председатель партии направила обращение и в Следственный комитет, и в МВД, и в прокуратуру республики Карелия, в Госкомитет по охране памятников истории и культуры, с тем чтобы провели проверку законности проведения этих работ.

Сандармох, раскопки. Экспедиция Российского военно-исторического общества
Сандармох, раскопки. Экспедиция Российского военно-исторического общества

Какие-то ответы уже есть?

Финские историки говорят, что в их архивах нет никакой информации о событиях в Сандармохе. Возможен скандал с Финляндией

– Нет. Это все было направлено только в прошедшую пятницу, когда стало известно, что в субботу уже выезжает так называемая экспедиция. В пятницу я факсом из Москвы отправляла все эти обращения. А уже в субботу-воскресенье стали получать фотографии с места событий о том, что там военная техника, палатки, похожие на армейские. И уже получила фотографии произведенных раскопок и информацию о том, что якобы там найдены финские пули. Но все это вызывает очень серьезные опасения. В первую очередь опасения по поводу того, что возможен скандал с Финляндией, потому что финские историки говорят, что в их архивах, ни в каких исторических документах, свидетельствах, воспоминаниях ничего не сказано, нет никакой информации о том, что в Сандармохе могли иметь место такие события, о которых идет речь.

Для чего это все тогда нужно?

Все это делается для того, чтобы дискредитировать Юрия Дмитриева

– Я больше всего боюсь, что это все делается для того, чтобы дискредитировать Юрия Дмитриева, который всю свою жизнь посвятил тому, чтобы восстановить справедливость и показать масштабы этих жертв, этой трагедии и деяния сталинских палачей. С тем чтобы теперь говорить, что не было там никаких расстрелов сталинских жертв, а это финские оккупанты расстреляли советских военнопленных. Поэтому им нужно как-то выходить из этого скандала. Власть понимает, что такие достаточно серьезные репутационные издержки имеет в результате этого скандала с арестом Юрия Дмитриева. Так теперь надо как-то дискредитировать то важное дело, которое он делал на протяжении более 20 лет, – полагает глава партии "Яблоко" Эмилия Слабунова.

Директор санкт-петербургского "Мемориала" историк Ирина Флиге, которая в 90-е участвовала в раскопках в Сандармохе вместе с Юрием Дмитриевым, уверена, что экспедиция Российского военно-исторического общества нарушает закон:

Они уверяют, что работают за пределами памятника, но это пустые слова

– Для того чтобы говорить об этой экспедиции, мы должны иметь ответы на два вопроса. Есть ли у этой экспедиции открытый лист? Присутствует ли там археолог? Работают ли они на памятнике, или они работают вокруг памятника? Если работы производятся на памятнике, охраняемом государством, – это вандализм. Если они работают на объекте, значит, они совершают уголовное преступление, если у них нет при этом открытого листа. Дело в том, что совершенно невозможно комментировать, пока сюжет еще не состоялся. Журналистам не предъявлен открытый лист. Они уверяют, что работают за пределами памятника, но это пустые слова, потому что кадастровый инженер не выезжал на место, не определял на местности границы объекта, на котором работать нельзя. Границы эти не определены. Я сейчас говорю чисто юридическим языком. Реальное кладбище Сандармоха имеет статус памятника республиканского значения и охраняется государством. У каждого такого объекта есть порядок его содержания и исследования на объекте. Никто не утверждает, что если объект памятник, то нельзя заниматься его исследованием. Тогда бы археологи не занимались Московским Кремлем. Объект культурного наследия может исследоваться, но по очень твердым правилам, а не обществом реконструкторов. Любые непрофессиональные действия на объекте культурного наследия несут за собой потерю каких-то элементов этого объекта.

Сандармох, раскопки 1997 года
Сандармох, раскопки 1997 года

​– В Российском военно-историческом обществе говорят, что нынешние раскопки это дань памяти погибшим красноармейцам, попытка восстановить историческую память…

– Мы все время говорим об исторической памяти. Но я вам скажу честно: в России нет исторической памяти. Это просто такие слова, которые используют в дискуссиях. Нет той точки или черты, которая бы разделила прошлое от настоящего. Этим могло бы стать признание арестов, пыток и осуждений государственным преступлением, преступлением против человечества. Прошло много лет, но этого не случилось. Поэтому сегодня те люди, которые считают, что советский террор – это случайный эпизод, фальсифицируют дело Юры Дмитриева. Это наследие, которое мы приняли, – уверена историк, директор Санкт-петербургского "Мемориала" Ирина Флиге.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG