Ссылки для упрощенного доступа

Когда все это кончится. Илья Мильштейн – о социологии и пропаганде


Вопрос о том, когда же россиян начнет тошнить от Путина, не так прост, как может показаться безутешному независимому наблюдателю. Без малого 20 лет на троне? Санкции, контрсанкции, осажденная крепость, горячие войны, холодная война? Разграбление казны приближенными к первому лицу олигархами? Падение рубля? Цены? Пыточное следствие? Судебный беспредел? Пенсионная, в конце концов, реформа?

Любая из этих причин по отдельности могла бы спровоцировать острый правительственный кризис с последующими демонстрациями протеста и уходом первого лица с должности. Он элементарно надоел, да к тому же еще смухлевал с третьим сроком, люди от него устали – чем не повод для массовых волнений? Внешнеполитические авантюры на фоне внутриполитических провалов – разве этого недостаточно для завершения карьеры? Короче, мир хижинам – война дворцам Пенсионного фонда! Оснований для того, чтобы россиянам захотелось избавиться от Владимира Владимировича, хватает на десять отставок.

Но только по отдельности. Взятые вместе, все эти факторы только способствуют популярности президента. За два десятилетия к нему привыкли, с ним сроднились – благодаря душеподъемным войнам и порожденному ими сложному гибридному чувству, в котором много чего понамешано: гордость, злость, страх, бесправие. Вероятно, также и смутное ощущение ответственности, если не вины, ну хоть в глубине души. Поскольку радовались же приходу "Русской весны" и догадывались, что за освобождение Крыма от власти "фашистской хунты" придется дорого платить. Вот этими, например, санкционными тяготами и медленным обнищанием, с которым особенно трудно свыкнуться, когда лицезреешь гуляющее по буфету начальство. Да хоть бы и пенсионным секвестром – откуда же Путину деньги на новые войны брать, на генералов, прокуроров и разведчиков, когда мужья уже в 60 лет норовят предаться безделью, а жены и того раньше?

Взятые вместе, все эти факторы порождают ощущение безысходности и желание еще теснее сплотиться вокруг того, без которого нет России. И хотя с пенсиями лидер нации, обещавший, что при его президентской жизни никаких реформ в данной области не будет, прямо обманул народ, его все равно поддерживают. Рейтинг Путина, покачнувшись, вновь устремляется вверх, а что касается недавнего социологического опроса, согласно которому более половины граждан готовы митинговать против повышения пенсионного возраста, то цифры эти лукавы.

Во-первых, безусловно прав директор "Левада-центра" Лев Гудков, говорящий о неверии людей "в то, что они в состоянии чего-то добиться" и о том, что люди, конечно, "раздражены", но о политических переменах не помышляют. Во-вторых, заметно, что бунтуют они преимущественно против несчастного Медведева и его министров, а Путин как бы и ни при чем. В-третьих и в-главных, явное большинство респондентов высказалось до того, как Владимир Владимирович обратился к нам, братьям и сестрам, с просьбой не противиться неизбежному и в смягченном виде реформу принять.

В поисках ответа на вопрос, когда все это кончится и Россия, что называется, воспрянет ото сна, мы забредаем в тупик

К слову, это было поразительное выступление. Пожалуй, впервые за два десятилетия президент предстал перед нами не в образе грозного воителя или снисходительного хоттабыча, в прямом эфире творящего чудеса, но добрым-предобрым дедушкой, который все знает и всем сочувствует и буквально умоляет телезрителей довериться ему и не роптать. Он был таким ласковым, что становилось по-настоящему страшно и выяснялось окончательно, что решение ограбить стареющих соотечественников им принято бесповоротно и никакого референдума (77% россиян, согласно опросу "Левада-центра", голосуют за сохранение нынешнего пенсионного возраста) Путин не допустит. Ибо запасы природной доброты он в тот день исчерпал.

В общем, в поисках ответа на вопрос, когда все это кончится и Россия, что называется, воспрянет ото сна, мы забредаем в тупик. Порой кажется, что это не кончится никогда либо кончится совсем плохо. Единственное, что хоть как-то может нас, безутешных независимых наблюдателей, обнадежить, – это свежая новость из мира телепропаганды. Про новую часовую программу Владимира Соловьева, целиком посвященную подвигам его великого тезки. Передачу о человечнейшем из ныне живущих людей, которого не боятся пугливые козероги, дико уважает тувинский медведь и числит среди своих товарищей тамбовский волк.

Такие рассказы из мира животных и большой политики теперь планируется запускать еженедельно, и замысел понятен: знаменитый телеведущий тоже копит себе на пенсию, осваивая бюджетное бабло. А в администрации Кремля полагают, что пришло время от мягкого сталинизма в пропаганде переходить к его более доходчивым формам. То есть воспевать вождя простодушно и решительно. Без этих, знаете, дискуссий и внезапного мордобоя в прямом эфире. Без изысков.

Однако результат может оказаться непредвиденным, превзойдя самые смелые ожидания тех, кого утомила путинская эпоха. При виде совсем уж изнемогающего от преданности холуя и соответствующих гостей в студии зрители (а россияне смотрят телевизор, еще как смотрят!) в массе своей не испытают умиления. Напротив, почувствуют наконец рвотные позывы. Их реально начнет тошнить от Путина, и тут уж сойдется вместе, вызывая ярость, все, что еще вчера так сплачивало. И санкции, и контрсанкции, и войны, и цены, и пыточное следствие, и судебный беспредел, и коррупционный грабеж, и пенсионный. Все как-то сцепится, одно с другим, и по прошествии времени, когда Россия, как говорится, будет свободной, нерешенной останется лишь одна задачка.

Награждать ли какой наградой нерасчетливого холуя и его начальников за создание революционной ситуации или пусть так гуляют, без орденов? В России без Путина эта тошнотворная проблема окажется среди самых мучительных. Важно не ошибиться.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG