Ссылки для упрощенного доступа

"Путин стал предсказуем". Политологи об отставке Полтавченко


Владимир Путин и Георгий Полтавченко

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко отправлен в отставку. Временно исполняющим обязанности градоначальника назначен Александр Беглов, до этого занимавший должность полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе.

Слухи о грядущей отставке Георгия Полтавченко циркулировали по Петербургу с такой завидной частотой, что на них почти перестали обращать внимание. Особенно упорными были эти слухи в 2014 году – после того, как Полтавченко вошел в тройку лидеров губернаторского антирейтинга 2013 года, а также в 2016 году, когда эти слухи приобрели совсем экзотический оттенок – якобы Полтавченко может возглавить Следственный комитет вместо Александра Бастрыкина, однако после этого губернатор Петербурга продержался на своей должности еще два года.

Вечером 3 октября стало известно, что Владимир Путин, приехавший в Петербург, на сей раз все-таки освободил Георгия Полтавченко от должности губернатора. Теперь его ждет перспектива сделаться председателем совета директоров Объединенной судостроительной корпорации. Политолог Александр Конфисахор уже связал эту отставку с поражением "Единой России" в нескольких регионах страны на сентябрьских губернаторских выборах, предположив, что отставка Полтавченко может быть превентивной мерой против подобных неожиданностей на выборах 2019 года, – мнение политолога цитирует издание ЗАКС.РУ.

Руководитель фонда "Республика" Сергей Цыпляев тоже связывает отставку Георгия Полтавченко с недавними политическими событиями в стране.

– Последние выборы и ситуация с пенсионным законодательством стали мощным политическим землетрясением. Стало понятно, что уровень недовольства нарастает. И встал вопрос по многим регионам, где предстоят выборы: а в состоянии ли их руководство не только выиграть выборы, но и просто быть авторитетным среди граждан. Это особенно важно, когда ситуация становится кризисной. И здесь у нас, конечно, большая проблема, ведь мы прошли долгий пусть от яркого лидера, трибуна, горлана-главаря Собчака к губернатору, который напрочь отсутствует в публичном пространстве. То есть в городе по большому счету публичной власти нет вообще. Ведь власть – это не только распределять деньги, перерезать ленточки и подписывать бумаги, это еще и находиться в умах человеческих, обладать авторитетом. Если этого нет, то это становится проблемой. Я думаю, что Петербург к такой ситуации и пришел – по существу, публичного безвластия. Не присутствуя в публичном пространстве, вам тяжело завоевать авторитет среди граждан. Главная работа политического лидера – формулировать образ будущего, показывать пути, убеждать людей в правильности своих решений и мотивировать их к достижению целей. А по-другому общество не работает. И тут у нас был поставлен смелый эксперимент: губернатор, который как будто на нелегальном положении. Развитие города не зависит от губернатора, решающего какие-то локальные задачи, но при этом судьба города такая же, как у всей страны: экономический рост минимальный, финансово-экономические проблемы нарастают. И только за счет больших федеральных организаций и проектов Москве и Петербургу несколько легче жить, чем всей стране.

Георгий Полтавченко не любил публичность
Георгий Полтавченко не любил публичность

– Неужели у Георгия Полтавченко совсем не было никаких удач?

– Это тот случай, когда достоинства – продолжения недостатков, то есть город обошелся без безумных скандалов. Хотя – нет, не обошелся, стоит вспомнить попытки передать Церкви Исаакиевский собор. И историю со стадионом, и историю с Западным скоростным диаметром можно записать в пассив – никак не в актив. Маленький плюс – это относительная устойчивость власти в этот период. Хотя я считаю, что раз губернатор получил мандат от народа, значит, он должен был отработать весь свой срок. И все эти внезапные желания уйти раньше – это, вообще говоря, дезертирство, бегство с корабля и выбрасывание мандата избирателей за борт. Надо, как положено, дорабатывать до выборов, обеспечивать их проведение, а потом уходить. Но у нас выборы настоящей роли не играют, они по сути заменены назначением.

Смысл отставки действующего губернатора за год до выборов Сергей Цыпляев видит в том, чтобы дать людям привыкнуть к назначенному исполняющим обязанности губернатора Александру Беглову, чтобы потом все дружно за него проголосовали, так что выборы по сути являются процессом легитимации ранее сделанного назначения.

Политический психолог, политолог Алексей Шустов не считает отставку Георгия Полтавченко чем-то экстраординарным.

– Если из года в год возникают слухи о том, что вот-вот случится отставка губернатора, то они не могут продолжаться бесконечно, рано или поздно он уходит, вот сейчас мы и дождались этого момента. Тут сошлось несколько факторов: и время менять главу города пришло, и общеполитические обстоятельства способствовали уходу Полтавченко, да и он сам, я думаю, просил перевести его на другую работу достаточно давно. Все-таки губернаторская должность предполагает значительную долю публичности, без которой качественно выполнять эту работу очень сложно. Полагаю, Полтавченко это все-таки понимал и чувствовал. Георгию Сергеевичу ведь больше подходит позиция, допускающая полное отсутствие публичности. Думаю, ему самому было неприятно читать злобные, ругательные отзывы о своей закрытости. Да, пришло время, да, его собственная усталость, да, изменения в стране – как мы видим, у нас сейчас в принципе активно сменяются губернаторы, – все в комплексе и привело к нынешнему решению президента.

– Мы знаем, от кого зависят назначения губернаторов – как вы думаете, что не устроило Путина в фигуре Георгия Полтавченко?

– Я думаю, Владимир Владимирович все эти годы слышал мнение многих влиятельных людей, что губернатор должен быть более деятельным. Наверное, это мягкое давление до поры, до времени не перевешивало тех качеств Полтавченко, которые делали его полезным и позволяли президенту сохранять его на этой должности. Но сейчас усилились другие факторы – президент пытается показать, что у нас общество не застойное, что есть изменения. Другое дело, что я уже читал шутку в соцсетях – о том, что в Петербурге назначили врио губернатора молодого технократа Александра Дмитриевича Беглова, 62 лет. Но тут не надо смеяться – все-таки Петербург особенный город, и не стоило ожидать, что президент пришлет сюда 32-летнего исполнителя, прошедшего тренинг с прыжками в воду, – и мы этого не увидели.

– Как бы вы кратко охарактеризовали теперь уже миновавший губернаторский срок Полтавченко?

– Штиль, полный штиль. Паруса опущены, никто никуда не плывет. Матвиенко – это был такой заводной волчок, который носился по городу и окрестностям и все время что-то делал. Мы сейчас уже забыли, что когда она уходила, многие просто радовались: наконец-то у нас перестанут город разрушать! Другое дело, что прошло несколько лет, и мы стали говорить: ну когда же Полтавченко хоть что-то сделает? И вспоминать Матвиенко, которая делала много, – подзабыв, сколько домов в городе она позволила разрушить.

– Но Полтавченко продолжил ее славное дело, хоть и не в таких масштабах.

– В том-то и дело – не в таких масштабах, и у него все не в таких масштабах.

Георгий Полтавченко и Валентина Матвиенко
Георгий Полтавченко и Валентина Матвиенко

– А что бы вы поставили ему в заслугу?

– Отсутствие громких скандалов, связанных с городской администрацией. Хотя не полное. Мы уже подзабыли: был скандал с Исаакиевским собором. Это вообще печальная черта его правления – не только сам Исаакий, но вообще передача Православной церкви соборов, где находились музеи, создание преференций представителям нашей главной религии – православия – в ущерб светской культуре. Когда религия выходит на улицы, когда ради крестного хода пару раз в год перекрывается Невский проспект, а людям иных политических взглядов, которых у нас не меньше, чем полностью воцерковленных христиан – 2-3%, запрещают митинги в центре города, – это, я считаю, неправильно.

– Как, наверное, и жестокие разгоны этих митингов, по которым, между прочим, Петербург лидирует?

– Здесь я не могу судить, насколько степень этой жесткости зависит от местного руководства, а насколько от Москвы. Росгвардия – федеральная служба. При этом Полтавченко всегда позиционировал себя как солдата: пришел приказ копать – он копает, пришел приказ закапывать – он закапывает.

Задержания на акции в Петербурге, 9 сентября 2018
Задержания на акции в Петербурге, 9 сентября 2018

– А как вы относитесь к словам Ксении Собчак о том, что Полтавченко уволили из-за ее заявления о намерении участвовать в губернаторских выборах?

– Можно предположить, что она будет баллотироваться, и хоть с одной стороны, – с точки зрения политического анализа – ее заявление звучит смешно, но с другой – с точки зрения политтехнологий – она делает правильно. Собирается идти на выборы – и обозначает свою позицию. Кто-то из наиболее лояльных ей потенциальных избирателей, наверное, подумает: да, она такая!

– А что вы скажете о врио губернатора Беглове?

Александр Беглов
Александр Беглов

– Исходя из прошлых назначений президента, наиболее вероятно, что тот, кто исполняет обязанности, тот и пойдет на выборы, но опять же, у нас особый город, поэтому нельзя исключать, что будет выдвинут кто-то другой. Кроме того, как я понимаю, сейчас президенту не надо прямо публично заявлять, кто его кандидат в сентябре следующего года. Другое дело, что в последнее время Владимир Владимирович стал сам на себя не похож. Эта замена Полтавченко на Беглова – она очень предсказуемая. Ведь еще 5–10 лет назад политические аналитики гадали, комбинировали, а потом – бах – и президент выдавал что-то неожиданное. А сейчас все давно было предсказано: да, снял Полтавченко, да, сменщик Беглов – такая предсказуемость на Путина очень не похожа. Если бы он был в своей прежней бодрой форме, можно было пофантазировать, что он через 2 недели мог бы внезапно назначить выборы, скажем, на 9 декабря – и вперед, Ксения Анатольевна, выступай, бейся! И еще и другую кандидатуру предложить вместо Беглова. Сейчас теоретически что-то такое может быть, но, с другой стороны, президент стал слишком предсказуем. Более вероятно, что мы спокойно дотянем до сентября 2019 года, и на выборы пойдет Беглов, и будут зачищать поляну с помощью Росгвардии, а муниципалы не будут допускать оппозиционных кандидатов.

Историк Даниил Коцюбинский считает, что Георгий Полтавченко давно уже вызывал недовольство в Москве, и поэтому не считает его отставку неожиданной.

– Он вызывал недовольство хотя бы позорным строительством стадиона, одного этого было достаточно, чтобы его снять, просто Путин никогда не делает резких движений – не дай Бог, кто-то подумает, что на него оказали воздействие. Думаю, он боится, как бы кто не подумал, что это реакция на недовольство общественности, поэтому он всегда выдерживает паузу. Но меня больше беспокоят дальнейшие события. Иллюзии, что от горожан зависит, кто будет следующим губернатором, надо оставить как несбыточные: выбирать будет не город, выбирать будет Путин. Но даже в ситуации квазивыборов у горожан есть возможность озвучить требования к новому губернатору. Конечно, я бы хотел, чтобы губернатором был Борис Вишневский, но что-то мне подсказывает, что даже если 100% горожан за него проголосуют, при подсчете окажется, что победил не он. Но все-таки, если требования к новой власти будут четко высказаны, они, мне кажется, могут быть учтены. Для меня таких требований три: первое – это сохранение исторического центра, мораторий на новое строительство в центре, реставрация и сохранение тех зданий, которые включены в список Всемирного наследия. Второе – это создание археологического музея на Охтинском мысу, заключение с "Газпромом" какого-то соглашения, по которому он покинет это пространство. Третье – восстановление горельефа Мефистофеля на Лахтинской улице, это будет символ реванша за все то мракобесное безобразие, которое творилось во время правления Полтавченко, когда музеи закрывались, а в них вселялись религиозные учреждения, когда Церкви передавались здания библиотек. И виновных за разрушение скульптуры Мефистофеля надо выгнать из Смольного и наказать. Хорошо бы горожанам все это озвучить тому, кто будет новым губернатором, и внушить ему, что эти обязательства надо исполнять. Они не имеют отношения к большой политике, а только к сохранению нашего культурного пространства. Нельзя забывать, что при Полтавченко продолжилось разрушение исторического центра, правда, чуть медленнее, чем при Матвиенко, но не думаю, что это его заслуга – просто денег стало меньше после падения цен на нефть. И уровень серости в Смольном при Полтавченко стал просто зашкаливать. Другое дело, что врио Беглов, кажется, не отличается от общего серого уровня. При Полтавченко вся эта серятина и мракобесная пустота заполнила наше пространство. Ничего хорошего в предшествующем карнавале, Сорочинской ярмарке Матвиенко я тоже не вижу: был яркий мракобесный карнавал, стал унылый посткарнавальный мракобесный застой.

Акция против передачи Исаакиевского собора РПЦ в Петербурге
Акция против передачи Исаакиевского собора РПЦ в Петербурге

– Так и будем жить без настоящих выборов?

– Россия живет без выборов 500 лет – и еще 500 проживет, сетовать на это бессмысленно, а как только выборы тут произойдут, Россия перестанет существовать как единое государство. Я ни к чему не призываю, а просто констатирую это как наблюдатель.

Депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский не склонен искать причин увольнения Полтавченко – он считает, что в самодержавном государстве кадровые решения никогда не объясняются.

– Любого губернатора можно снять и назначить по неизвестным причинам, и печально даже не это, а то, что общество это проглатывает. Что не только губернатор считает себя солдатом президента, но и граждане считают это в порядке вещей. С точки зрения избираемости на честных выборах никакой разницы между Полтавченко и Бегловым нет, на нечестных – тоже. Никаких объективных причин для этой замены не было. Трудно полагать, что Беглов в городе популярнее Полтавченко, я его знал как публичного человека, когда он несколько месяцев был врио губернатора как промежуточное звено между Яковлевым и Матвиенко. Да и тогда он ничем не запомнился.

– Вы помните всех губернаторов – на каком месте для вас стоит Полтавченко?

– По уровню активности – на последнем. К 2014 году "Яблоко" выпустило доклад, он назывался "Полтавченко. Три года условно" – это такое условное правление, когда почти ничего не делалось. Зато по количеству ошибок он, я думаю, где-то в середине. Он был незаметен, не публичен, отмалчивался по важным вопросам, затягивал принятие решений. И многих это устраивало. Помню, в начале его правления он заявил о борьбе с коррупцией, было такое громкое "трубное" дело – о старых трубах, которые клали вместо новых, – и все спустили по трубам, никто ни за что не ответил. Как и за воровство на стадионе – кроме бедного Оганесяна, который, по-моему, тут вообще ни при чем. Из самых плохих решений Полтавченко я бы назвал попытку передать РПЦ Исаакиевский собор, хоть она и не удалась. На мой взгляд, абсолютно неверное, губительное для города решение – о создании города-спутника Южный, возмутительное решение о застройке части Фарфоровского кладбища. Если говорить о хорошем, то я бы назвал решение забрать Конюшенное ведомство у братьев Зингаревичей, я за это решение боролся два года. Полтавченко поддержал увековечение памяти братьев Стругацких – и у нас появилась площадь их имени, наконец, он поддержал сохранение парка Малиновка, все-таки после долгих колебаний не дал построить там храм. В остальном – да, при нем достроили стадион, но украли немерено; построили Западный скоростной диаметр – но сохранили кабальное соглашение с инвестором, по которому город платит им по несколько миллиардов рублей в год, чтобы обеспечить им гарантированную прибыль; построили мост Бетанкура – но один исторический дом жульнически снесли, а в другом теперь жить невозможно – мост буквально налезает на этот дом. И с мнением горожан Полтавченко не считался – и даже видимости такой создавать не хотел. Беглов – абсолютно такой же путинский чиновник, как Полтавченко. Он был главой Курортного района, руководителем администрации Яковлева, и.о. губернатора до Матвиенко, год был полпредом в Центральном округе, потом еще год – полпредом в СЗФО, то есть у него исключительно административная, не политическая карьера. Ничего при нем не изменится.

– А как вы относитесь к заявлению Ксении Собчак о том, что Полтавченко сняли, потому что испугались ее участия в грядущих выборах?

– Можно я отвечу грубо? Испугали ежа голой ж***й. Вот это наш случай. Еще хочется вспомнить про Моську и слона.

Владимир Путин и Ксения Собчак
Владимир Путин и Ксения Собчак

– Было много разговоров о противостоянии Полтавченко и спикера питерского парламента Макарова – может, теперь Макаров правда попытается стать губернатором?

– Это не противостояние, а борьба нанайских мальчиков. Да, всегда идет некое противостояние – из-за влияния, из-за ресурсов, но по большому счету они члены одной команды, и противоречия между ними не принципиальны. И тот, и другой – это солдаты Путина, у которых Путин – единственный избиратель.

Борис Вишневский считает, что так быть не должно, что Петербургу нужен губернатор, избранный горожанами на честных выборах, только он будет действовать в их интересах, не создавая новых горячих точек и не разрушая старинных зданий.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG