Ссылки для упрощенного доступа

Анна Политковская стала героиней спектакля парижского театра


В парижском театре Déjazet идет спектакль об Анне Политковской. Автор пьесы и самой постановки Робер Бенсимон говорит, что она адресована всем, но ему хотелось бы видеть в зрительном зале как можно больше молодежи.

Спектакль построен в основном на диалоге Анны (актриса Корин Тезье) и ее французского читателя (его роль играет сам Робер Бенсимон). Тексты Анны Политковской в этом спектакле звучат как некое гуманистическое послание ныне живущим. Об этом в интервью Радио Свобода рассказал Робер Бенсимон.

– Чем вас заинтересовала фигура российской журналистки Анны Политковской? Почему вы решили именно о ней написать пьесу и затем поставить спектакль?

– Во-первых, вопрос свободы и, в частности, свободы печати кажется мне существенным. Вторая причина – личная: я всегда был близок к русскому литературному и культурному миру.

– Как реагирует парижская публика, насколько ей близка героиня вашего спектакля Анна Политковская, которая жила и работала совсем в другой стране?

– Россия и Франция имеют долгую историю переплетения судеб. Это первое. А во-вторых, молодая аудитория сейчас в курсе того, что происходит в мире, она, по крайней мере, слышала об исключительном мужестве этой уникальной женщины. Знаете, у нас во Франции есть легендарная героиня Жанна д'Арк. Я считаю, что Анна Политковская была не менее героической фигурой.

– Сколько спектаклей запланировано?

– В театре Déjazet в Париже у нас 21 спектакль. Но в других городах Франции нас просят приехать и показать эту постановку, поэтому мы продолжим играть этот спектакль уже на других площадках, – говорит автор и постановщик спектакля Робер Бенсимон.

Тизер спектакля об Анне Политковской в парижском театре Дежазе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:55 0:00

Переводчик, писатель и историк Галя Акерман перевела на французский язык несколько книг Анны Политковской. Тексты в спектакле "Хотим ли мы знать?" звучат также в переводе Гали Акерман.

– После трагической гибели Анны Политковской прошло 12 лет. Почему это убийство до сих пор вызывает такую сильную эмоцию и побуждает к постановке на эту тему спектаклей?

– Этот спектакль сделала маленькая театральная труппа. Она называется "Театр невозможного" (Théâtre de L'impossible). Глава ее – режиссер Робер Бенсимон, который создал эту труппу 40 лет назад. Она состоит из него, его жены и еще одного уже очень немолодого человека, который фактически актер-любитель. Они ориентированы на спектакли с социальной тематикой гуманистического направления. Робер Бенсимон – человек довольно особенный, он пишет стихи, он романтик, идеалист, который выступает за социальную справедливость во всем мире. В эпоху потребления для общества он белая ворона. Несколько месяцев назад Робер написал пьесу об Анне Политковской. ​Конечно, главный посыл спектакля – донести до зрителя, что не забыты ни сама Анна, ни все, что она делала, ни ее убийство, заказчики которого так и не названы и не наказаны. Название спектакля – "Хотим ли мы знать?". Хотим ли мы вообще знать, что на самом деле произошло в Чечне, что происходит в России, что происходит в мире, что произошло с Анной Политковской.

Галя Акерман
Галя Акерман

– Вы переводили тексты Анны Политковской на французский язык. Насколько сложно это было?

– Нет, абсолютно не сложно. Вообще, не то что я этим хвастаюсь, но на самом деле Анна начала писать книги благодаря мне в каком-то смысле. Первые ее репортажи в "Новой газете" (сначала был конфликт в Дагестане, потом началась война в Чечне) были, по сути, социальной журналистикой. Редакция ее отправила в Дагестан, в лагеря для перемещенных лиц, людей, которые бежали от конфликта. Потом плавно это переросло в чеченскую войну, и, собственно, так Аня вошла в эту войну. Покойный Александр Гинзбург – известный советский диссидент и правозащитник, с которым я дружила, – принес мне первые ее 10–12 репортажей, как сейчас помню, в авоське. Тогда-то, по сути, интернета не было, а были газеты, которые он получал в Париже из Москвы. Он мне их принес и сказал: "Слушай, мне кажется, что из этого можно сделать книгу". Я нашла издателя, который решил этим заняться. Мы поехали в Москву, заключили контракт. И первая книга – это были просто собранные вместе ее репортажи с чеченской войны. А потом уже мы вместе с редактором решили ей предложить написать настоящую книгу. И вот так она начала ее писать, потому что был спрос на Западе. В Москве издали только одну книгу Политковской – "Вторая чеченская". Мы во Франции издали пять книг при ее жизни и еще две после ее смерти. На самом деле, она как автор-эссеист стала гораздо больше известна на Западе, чем в России.

– Почему, по вашему мнению, так происходит? Нет интереса или "пророков нет в отечестве своем"?

– Я думаю, что это не столько отсутствие интереса или мотивации, сколько результат цензуры. В России есть Роскомнадзор. Любую книгу сегодня, которая не нравится властям, можно просто обвинить в экстремизме, в пропаганде какой-нибудь ненависти, в нанесении ущерба интересам РФ и так далее. Поэтому я думаю, что даже большое чудо, что одна книга Анны Политковской была издана. Тогда был такой частный издатель Захаров. Кроме того, мне кажется, что, во-первых, в нынешней атмосфере военной истерии это персонаж, совершенно не идущий в ногу. Во-вторых, даже если бы кто-то и хотел, я думаю, что этот спектакль просто бы не прошел и эта книга бы не прошла. Напоминать об Анне Политковской может сегодня фактически только "Новая газета" в дни годовщин.

Сцена из спектакля "Хотим ли мы знать?"
Сцена из спектакля "Хотим ли мы знать?"

– Как реагирует французский зритель на этот спектакль?

– Я была на первом спектакле, который играли даже не в профессиональном театре, а в зале мэрии 12-го округа Парижа. Но, как я вам сказала в самом начале, поскольку это маленький театральный коллектив гуманистического направления, для него вполне естественно играть в самых разных общественных залах. Скорее, можно назвать сюрпризом то, что известный парижский театр Déjazet пригласил Робера Бенсимона и его актеров играть на своей сцене спектакль об Анне Политковской. На том спектакле, на котором присутствовала я, в зале было человек двести. Постановку встретили бурными аплодисментами. Видимо, эта история Анны трогает людей.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG