Ссылки для упрощенного доступа

Военнопленные. Украинские моряки в московских тюрьмах


Работа береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ в Керченском проливе

Российские адвокаты на этой неделе встречаются в следственном изоляторе "Лефортово" с украинскими моряками, арестованными после инцидента в Черном море в конце ноября. 11 декабря адвокат Николай Полозов первым встретился со своим подзащитным – капитаном второго ранга Денисом Гриценко, командовавшим бронекатером "Бердянск". Гриценко, как и остальных 24 моряков, обвиняют в незаконном пересечении границы.

Арестованные до 25 января моряки сейчас находятся в двух московских следственных изоляторах. Трое, которые были ранены при захвате кораблей, – в медицинской части СИЗО "Матросская тишина". Там их посетила уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова. По ее словам, травмы моряков – легкой степени тяжести, а лечение "уже дает положительную динамику". Самый молодой из арестованных – 18-летний Андрей Эйдер – перенес операцию. В письме украинским журналистам он пожаловался на то, что совершенно отрезан от мира и единственный источник информации в СИЗО – уже надоевшее ему "Русское радио".

Адвокат Мария Куракина посетила 12 декабря в "Матросской тишине" своего подзащитного раненного Андрея Артеменко:

Остальные арестованные находятся в изоляторе "Лефортово". Адвокаты вынуждены проводить жеребьевку, чтобы попасть к своим подзащитным. На этой неделе с украинскими моряками начались следственные действия, поэтому защитники получили возможность встретиться с обвиняемыми. Адвокат Николай Полозов 11 декабря посетил капитана второго ранга Дениса Гриценко. По его словам, к Гриценко относятся уважительно, не оказывают давления. Капитан вину не признает и считает себя военнопленным.

Гриценко обладает высоким боевым духом, человек абсолютно не сломлен

– Наша встреча проходила не в самом изоляторе, а в следственном управлении ФСБ, которое примыкает к этому изолятору, – рассказывает Николай Полозов. – До начала следственных действий мне было предоставлено время, чтобы я мог пообщаться с Денисом Гриценко конфиденциально, я надеюсь. Он мне рассказал, что находится в "Лефортово", его содержат в двухместной камере. Вместе с ним находится человек, который является фигурантом другого уголовного дела, но он сказал, что это молодой человек, достаточно интеллигентный. Гриценко обладает высоким боевым духом, то есть человек абсолютно не сломлен, отличное чувство юмора у него. В его положении, находясь первое время в СИЗО, обычно человек впадает в депрессию, теряется. С ним ничего такого нет. Он сказал, что ему передали вещи, которые собрали волонтеры, активисты, в том числе в Крыму. Даже показал, что под тюремной робой у него майка, например, которую передали волонтеры. Продукты питания у него есть, предметы первой необходимости есть. Никаких писем он не получал, находится в полной изоляции от других моряков. Первым делом он спросил, как состояние раненых ребят, как остальные. Я ему рассказал, что знал. Он не подтвердил, что по отношению к нему лично применял кто-либо насилие, оказывал какое-то давление. Он сказал, что в "Лефортово" относятся уважительно. Но я это связываю с большим резонансом этого дела и осмотрительностью со стороны российских силовиков, которые понимают внимание, прикованное к военнопленным морякам, и, наверное, не позволяют себе, по крайней мере, в отношении офицеров каких-то силовых, незаконных действий.

Денис Гриценко
Денис Гриценко

Состоялись следственные действия, нас ознакомили с рядом технических экспертиз, следователь попытался провести допрос, но Денис Гриценко заявил, что считает себя военнопленным и от дачи показаний отказывается по 51-й статье Конституции, которая позволяет ему не свидетельствовать против себя. Изолятор "Лефортово" очень сложен для посещения, адвокаты должны заранее кидать жребий, чтобы определить, кто пойдет на следующей неделе, поток адвокатов в день крайне невысок – максимум 5–6 человек проходят. Поэтому сейчас, в первые эти дни было принято решение, что адвокаты будут встречаться перед началом следственных действий со своими подзащитными. Так они быстрее их увидят, будут иметь право на конфиденциальное общение и, таким образом, смогут получить информацию о своих подзащитных.

– Денис и остальные моряки считают себя военнопленными. Но российские власти не признают их этот статус. Здесь что-то можно сделать?

Российские власти попирают нормы международного права

– Российские власти тем самым попирают нормы международного права, потому что военнопленные моряки стали военнопленными не потому, что их кто-то признал, главнокомандующий их страны или какие-то другие страны, а потому что существует и действует норма Женевской конвенции, которая наделяет людей, обладающих определенными признаками, этим статусом. Все эти признаки у них были, и вне зависимости от желания российских властей считать их таковыми или нет, они просто являются военнопленными по факту. Если бы российские власти соблюдали свою собственную Конституцию и нормы международного права, этого вопроса бы просто не возникло.

Работа береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ в Керченском проливе
Работа береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ в Керченском проливе

– Вы сказали, что они обладают всеми признаками военнопленных, могли бы их перечислить?

– Они находились на боевом задании, то есть это никакая не самоволка была. Они были одеты в форму, у них были знаки различия, у них была субординация, они были с оружием, то есть это те признаки комбатанта, которые определяются Женевской конвенцией. В результате конфликта с применением вооружений, с нанесением потерь в виде трех раненых, российские военнослужащие напали на них, даже без объявления войны – сам факт этого конфликта обуславливает возникновение статуса военнопленных.

Николай Полозов
Николай Полозов

– А подразумевает ли этот статус для них какие-то иные условия содержания, условия досудебного общения со следствием?

Их нельзя судить обычными судами страны, которая их взяла в плен

– Безусловно! В конвенции подробно описано, что они должны быть помещены в специально созданный лагерь военнопленных, они должны находиться там все вместе, не быть разделенными, они вправе носить военную форму, знаки отличия и соблюдать ту субординацию, которая существует между ними. К ним должны быть допущены представители международной организации, обладающей мандатом ООН, в частности, Международный Красный Крест. Их нельзя судить обычными судами страны, которая их взяла в плен. Их нельзя помещать в следственные изоляторы, к уголовным преступникам. Там масса нарушений. Я думаю, что подобное поведение российских властей мировое сообщество без внимания не оставит. Потому что, собственно, на этих международных правилах и держится нынешнее мироустройство. Если каждый начнет нарушать их, мы просто все снова окажемся в хаосе.

– У вас сейчас есть возможность как-то это оспаривать? Или пока еще нет?

– На текущий момент в рамках российской юрисдикции мы осуществляем все необходимые юридические действия. Сейчас ключевой вопрос, помимо непосредственно посещения моряков, – это обжалование меры пресечения. Часть адвокатов, которые их защищают, подали эти жалобы, часть нет, поэтому сейчас мы пытаемся понять, кто еще не подал жалобу, и эту жалобу подавать, чтобы право не было нарушено. Что касается международного воздействия: Минюст Украины работает с Европейским судом по правам человека, украинские власти работают с рядом международных организаций, судов, и эта вся работа направлена, в том числе, на фиксирование и последующее привлечение к ответственности тех, кто нарушает нормы международного права.

Задержанные российскими пограничниками украинские корабли в порту Керчи
Задержанные российскими пограничниками украинские корабли в порту Керчи

– Это не первая история с украинскими военными, арестованными в России. С вашей точки зрения, есть ли какие-то перспективы обмена?

– Об этом много говорится. Я считаю, что в отношении украинских военнопленных моряков, безусловно, должно быть принято политическое решение руководством России. Это может быть обмен, может быть выдача, форма не важна. Но в Украине находятся граждане Российской Федерации, которые совершали преступления против украинцев. Эти списки неоднократно, насколько мне известно, предлагались представителям российской делегации в Минске, и если говорить об обмене, пожалуйста, вот есть российские граждане, которые даже, по-моему, писали коллективное письмо Путину, что они хотят вернуться в Россию, и я думаю, можно рассматривать и этот вариант. Это прежде всего вопрос к тем переговорщикам, кто занимается вопросами обмена. Я надеюсь, в эти списки будут включены и украинские военнопленные, – заключает Николай Полозов.

25 ноября российские пограничники у берегов аннексированного Крыма протаранили, обстреляли, а затем захватили три корабля Военно-морских сил Украины. По утверждению Москвы, корабли нарушили государственную границу России. Украинские власти утверждают, что закон нарушила Россия, отказавшись предоставлять кораблям разрешение на проход Керченского пролива, через который два военных катера и буксир должны были попасть из Одессы в Мариуполь и Бердянск. Киев обвиняет российские власти в провокации и считает инцидент в Чёрном море актом агрессии. Лидеры западных стран требуют от России немедленного освобождения украинских моряков.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG