Ссылки для упрощенного доступа

"Заучки" и "бегемоты". Половина школьников – жертвы буллинга


Травля старшеклассника в Белоруссии

В России только треть школьников не сталкивалась с травлей со стороны своих сверстников. Остальные либо сами становились жертвами буллинга, либо наблюдали за травлей со стороны. К такому выводу пришли авторы исследования Института образования Научно-исследовательского университета Высшей школы экономики.

Как рассказала в интервью Радио Свобода одна из авторов исследования, научный сотрудник Лаборатории профилактики асоциального поведения НИУ ВШЭ Мария Новикова, результаты основаны на опросе 800 респондентов из Северо-Западного, Центрального, Приволжского, Уральского и Сибирского федерального округов. Авторы старались расширить географию, чтобы представить максимально репрезентативную картину распространения буллинга в России.

В опросе участвовали ученики школ, начиная с седьмого класса. Пока авторы опубликовали только результаты первой части исследования, в которой обработаны ответы учащихся девятых и десятых классов. По словам Новиковой, такой выбор обусловлен тем, что в старшей школе пик травли уже проходит, однако за психологической помощью подростки чаще всего обращаются именно в этом возрасте.

В школах пока нет программ, нацеленных на борьбу с травлей

Участникам исследования предлагали ответить на специальные вопросы, а также выбрать из четырех возможных форм буллинга (социального, физического, вербального и кибербуллинга), с которым они сталкивались или за которым наблюдали со стороны. В итоге оказалось, что в течение последнего перед временем исследования месяца только 33 процента опрошенных ни разу не оказывались в роли жертвы. Инициаторами травли ни разу не выступили 41 процентов школьников, а 35 процентов респондентов признались, что никогда не были свидетелями того, как их сверстники подвергаются травле. Те, кто все же сталкивался с травлей в школе, сказали, что это происходит один или два раза в месяц.

Мария Новикова, научный сотрудник Лаборатории профилактики асоциального поведения НИУ ВШЭ
Мария Новикова, научный сотрудник Лаборатории профилактики асоциального поведения НИУ ВШЭ

"В целом наши результаты вполне укладываются в картину общемировых тенденций распространенности школьной травли. Но тем не менее, цифры настораживающие. Это вполне ожидаемо, потому что в российских школах пока нет программ, нацеленных на борьбу с травлей. Есть инициативы отдельных групп, отдельных школ и педагогов, но это не систематическое явление", – отмечает Новикова.

Согласно результатам исследования, жертвами буллинга чаще всего становятся дети, которые растут в семьях с более низким уровнем дохода. "В нашем исследовании ему соответствовал вариант "Хватает только на продукты, купить одежду – уже проблема", – уточнила Новикова. Травле также часто подвергаются школьники, у которых в семье работает только один из родителей или из семьи, где оба родителя безработные.

Я столкнулась с травлей, потому что была единственной толстой девочкой в классе

Дети, которые становятся объектом нападок и издевательств, показывают более низкую успеваемость по математике и русскому языку, указано в результатах исследования. "Нам еще предстоит ответить на вопрос о природе этой связи: больше травят тех, кто плохо учится, или же те, кто подвергаются травле, испытывают стресс, реже начинают ходить в школу и, как следствие, хуже учатся", – добавляет Новикова.

Буллингу подвергаются обычно те, кто чем-то отличается от сверстников: национальностью, цветом кожи, нестандартной внешностью, считают авторы исследования. "Я столкнулась с травлей, потому что мы с подругой были единственными толстыми девочками в классе. Одноклассники постоянно смеялись надо мной и присвоили мне прозвища "жирная" и "панда". Они называли меня агрессивной и высмеивали эту черту характера, хотя фактически я просто пыталась дать отпор и защитить нас с подругой от их нападок", – рассказывает Алина. Сейчас она уже студентка второго курса, и школьная травля осталась только воспоминанием. "Я пришла в университет, где никто ничего обо мне не знал. Никто даже не догадывался, что меня дразнили и обижали в школе, а сама я об этом никому не рассказывала. Таким образом, я просто пыталась начать жить по-новому и строить хорошие отношения с одногруппниками", – говорит Алина. У нее до сих пор сохранился страх того, что кто-то может осудить ее за внешность, и обида на одноклассников. По словам Алины, если травля началась, то самостоятельно прекратить ее не получится. Иногда проще сменить коллектив, чтобы научиться посмотреть на себя иначе. "Мне сложно принимать себя, потому что и в семье меня до сих пор унижают, а за полноту называют "бегемотом", – признается Алина.

Школьник подвергается буллингу со стороны сверстников
Школьник подвергается буллингу со стороны сверстников

Даже поддержка родителей не всегда помогает справиться с травлей, считает студентка четвертого курса Алиса. Она столкнулась с буллингом в средней школе. Причина – слишком хорошая успеваемость. "Я училась в школе в небольшом городе. Класс был довольно сложный. Там, мягко говоря, не любили отличников, а я всегда хорошо училась. Эта нелюбовь выросла в настоящую травлю: постоянные оскорбления и насмешки. Я думала, что этим все закончится, но одноклассники зашли дальше. Как-то раз я задержалась в школе. В нашем городе зимой рано темнеет, поэтому когда я вышла, на улице было уже почти ничего не видно. Я пошла в сторону дома, но через минуту меня окликнули. Я обернулась – кто-то резко ударил по голове. Потом было избиение ногами по лицу и телу. Больше я ничего не помню, помню только, как очнулась в машине скорой помощи по пути в больницу. Перелом носа, рассечение височной доли и многочисленные ушибы – так все это закончилось. К сожалению, виновных не наказали, потому что я забрала заявление из полиции. Я решила, что зло всегда возвращается бумерангом и обидчики все равно будут наказаны", – вспоминает Алиса. После этого случая издевательства не прекратились, они продолжались ещё три года, пока девочка не перешла в другой класс. "Мне повезло, что в классе были еще "заучки-отличники", с ними я и общалась. Нам было проще переносить издевательства остальных одноклассников вместе", – добавляет студентка.

По словам Новиковой, жертвой травли может стать любой школьник, вне зависимости от пола. Считается, что мальчики чаще оказываются вовлечены в физический тип буллинга: драки, избиения, нападения на сверстников, вандализм. "При этом нельзя говорить, что мальчики более агрессивны. Такой ошибочной логикой иногда руководствуются учителя", – уточняет сотрудница НИУ ВШЭ. Девочки чаще проявляют непрямые формы агрессии. Например, могут распространять сплетни, слухи и придумывать обидные прозвища.

Сейчас даже это гендерное различие постепенно стирается, говорит координатор проекта "ТравлиNET" Мария Свир. "Буквально десять лет назад физическому буллингу были подвержены преимущественно мальчики. Сейчас всё не совсем так, дети меняются ролями", – добавляет Свир

По ее словам, травля в российских школах существовала всегда, просто долгое время это не обсуждалось. Много лет никто не видел проблемы в издевательствах одних школьников над другими. Это воспринималось как вариант нормы. "Многие родители и учителя до сих пор считают, что дети сами должны выбираться из травли. Бытует мнение, что ребенку полезнее самому разобраться с такой ситуацией. Считается, что это должно дать ему опору в жизни, какой-то внутренний стержень, поможет укрепить веру в себя. На самом деле ситуация обстоит иначе", – уточняет Свир.

Координатор проекта напоминает: в России тема буллинга зазвучала не так давно, поэтому общество ещё не успело её осознать. Главная задача, которая стоит перед преподавателями и родителями, – не допустить травли. Чтобы предотвратить буллинг, учителю, как правило, достаточно четко показать, что он выступает против насилия в любой форме. Если преподаватель обладает авторитетом, он сможет заметить внутри класса зарождающуюся агрессию и не допустить буллинга.

Родители в свою очередь должны наблюдать за поведением ребенка, чтобы вовремя вмешаться в конфликт. "Из обычного конфликта со сверстниками ребенок чаще всего может выйти самостоятельно. Это будет даже полезно, потому что так он будет учиться решать проблемы. Основное отличие травли от обычного конфликта состоит в систематичности", – говорит Свир.

Иллюстративное фото. Лицей №1158
Иллюстративное фото. Лицей №1158

По ее словам, родителям стоит обращать внимание на поведение ребенка, если он внезапно "расхотел" ходить в школу или стал часто получать плохие оценки. Это первые звоночки, по которым можно распознать буллинг. В младшей и средней школе родителям стоит проверять вещи ребенка, потому что первыми признаками травли могут быть изрисованные или исписанные обидными словами листочки бумаги, порванные вещи.

Кибербуллинг постепенно становится всё более распространённой формой травли – это оскорбительные сообщения или комментарии в соцсетях. Поэтому, по словам координатора проекта "ТравлиNET", родители должны знать пароли от аккаунтов школьников. "Не нужно постоянно пристально следить за соцсетями ребенка. Однако если появились признаки того, что ребенок сталкивается с буллингом в школе или вы заметили изменения его в его поведении, но он не идет на контакт и ничего вам не рассказывает, то на всякий случай лучше всё-таки проверить его соцсети и посмотреть, что происходит с ним в киберпространстве", – добавляет Свир.

По данным ЮНЕСКО, в России жертвами буллинга становятся 42,5 процента школьников. Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся представляет другие данные – 27,5 процента. Такое расхождение, по словам Свир, может быть связано с тем, что проводить подобные опросы в России довольно сложно, а учителя склонны занижать реальное число жертв.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG