Ссылки для упрощенного доступа

"Некуда идти". Пострадавшим от подтопления отказывают в компенсациях


Дом Натальи Коротиной сильно пострадал из-за аномальных ливней

В октябре 2018 года из-за аномальных ливней подтопленными оказались дома сотен жителей Краснодарского края. Власти заявили об оперативном оказании помощи всем пострадавшим. Но спустя месяцы оказалось, что поддержку от государства в большинстве случаев можно получить только через суд, поскольку местная администрация под разными предлогами отказывает в выдаче сертификатов на приобретение жилья взамен утраченного.

Один из самых мощных ударов природы пришелся на прибрежный Туапсинский район. С заявлениями о включении в списки потерявших жилье обратилось 163 семьи, но только 17 из них были включены в список нуждающихся без лишних разбирательств. Остальным пришлось добиваться справедливости в судах. На днях Туапсинский районный суд вынес первые решения в пользу подтопленцев.

Смыло часть участка, из-за чего под фундаментом появилась дыра и пошли сильные трещины

– Утром 24 октября начался сильный дождь, муж собирался на работу, а мы с детьми – к дедушке и бабушке в Туапсе. Успели уехать, когда узнали о наводнении, стала обзванивать соседей. "Вроде дома у вас уже нет, не вижу его", – сказала соседка… Как только дождь закончился, мы пешком (а это 20 км) вернулись в село. Проехать было невозможно. Дом, слава богу, на месте, но смыло часть участка, из-за чего под фундаментом появилась дыра и пошли сильные трещины, – рассказывает жительница села Кривенковское Юлия Булах.

Она с мужем собрала документы, потому что ночью обещали вторую волну, и вернулась к родителям. Ни свет, ни вода, ни сотовая связь – ничего не работало.

У Булах необычная ситуация: дом по улице Спорной приобретен на материнский капитал. За несколько месяцев до стихии их жилье официально признали аварийным, однако помогать многодетной семье не спешили, прислав ответ, чтобы они самостоятельно приняли меры к переселению. Бегать по инстанциям из-за маленького ребенка не было времени, поэтому они сделали посильный ремонт.

А потом им отказали в сертификате на новое жилье как подтопленцам. Мол, дом и до разгула стихии был аварийным. То, что большая вода смыла в реку почти половину участка и жилье теперь висит над обрывом, в расчет не берут.

– Приезжал глава района Русин, говорит: у всех ситуации разные, но всем придется пройти через суд. Мол, это юридическая формальность, переживать не стоит. Дали нам тогда юриста от администрации, который составил иски. Правда, в суде юрист администрации вместе с представителем краевого министерства ГО и ЧС в два голоса выступили против включения нашей семьи в список на выдачу сертификата, – продолжает Юлия Булах.

23 февраля судья Туапсинского районного суда Галина Авджи постановила включить семью Булах в список на выдачу сертификата для покупки нового жилья. Правда, там же представители администрации заявили о намерении оспорить решение в апелляции.

Идти им некуда, поскольку единственный дом пострадал от стихии

Как и семья Булах, многодетная мать Наталья Коротина с детьми и мужем живет в пункте временного размещения для подтопленцев в пансионате "Южный". После наводнения здесь поселились около ста утративших жилье туапсинцев, сегодня остаются около двадцати. Жить здесь они смогут до конца апреля, затем нужно будет уходить. Идти им некуда, поскольку единственный дом пострадал от стихии.

Когда началось наводнение, Наталья была на работе в Туапсе, мужа чудом отпустили с работы пораньше, и он спас детей.

Машины несло потоком воды
Машины несло потоком воды

– Муж попытался открыть металлические ворота, чтобы отогнать машину, их вырвало потоком – и наша, и соседская машины поперли на него с воротами. Дети видели все это в окно, плакали. Плюнул на машину, вернулся в дом. Но заклинило дверь. Я по телефону заплакала, сказала выбить окно и лезть на крышу. Муж так и сделал: выбил окно на кухне, поставил детей на блок кондиционера, а потом поднял на крышу, – вспоминает Наталья. – Дети два часа провели на крыше. У меня отец – бывший эмчээсник, он дал городской номер МЧС. Я умоляла снять детей, но там сухо отвечали: "Мы работаем". Просила по телефону оставшихся в селе знакомых: если увидят спасателей, направить к нам. Но спасатели игнорировали просьбы. В итоге мужа и детей с крыши веревками сняли наши же, кривенковские.

Насквозь мокрым детям не во что было переодеться, сухую одежду, полотенца и даже чай им не дали

Дорога из Туапсе в село была перекрыта – пытавшиеся прорваться машины по крышу ушли под воду. Наталья осталась в городе, у мамы, а ее семья в селе – пострадавших разместили на матах в спортзале школы. Насквозь мокрым детям не во что было переодеться, сухую одежду, полотенца и даже чай им не дали. Старший сын в это время служил в военной части в Таганроге соседней Ростовской области, после телеграммы из военкомата его на десять дней отпустили помогать семье. "Ушел в армию из целого дома, вернулся – в разрушенный", – горько шутит женщина.

В список нуждающихся их семью не включили, потому что по документам оказалось, что их дом... давно расселен.

По документам этот барак уже расселен
По документам этот барак уже расселен

По словам Натальи, власти отчитались о расселении находящегося в зоне подтопления аварийного барака, в котором они жили с детьми, "забыв" при этом переселить его жильцов. Из-за того, что дом был в аварийном состоянии, Наталье не разрешили туда ни самой прописаться, ни детей прописать, все они были зарегистрированы у ее матери в Туапсе, хотя жили в селе. Отсутствие прописки в пострадавшем от наводнения доме стало еще одним препятствием для получения нового жилья. Согласно краевому закону "О мерах государственной поддержки по обеспечению жильем граждан, лишившихся жилого помещения в результате ЧС", право на получение поддержки есть только у зарегистрированных в пострадавшем доме граждан. В случае семьи Натальи Коротиной в доме был прописан только ее муж.

– Жилье признано частично разрушенным, по акту вода находилась в доме на высоте 86 сантиметров (хотя в реальности выше), но компенсации не положены, потому что зарегистрированы в другом месте. Я 13 лет живу в селе, средняя и младший дети с рождения, а факт проживания пришлось доказывать в суде, – продолжает Наталья Коротина. – Так удалось добиться выплат по 110 тысяч за утраченное имущество. Еще одно требование закона – чтобы пострадавшее жилье было единственным. Нам же отвечают: раз прописаны у бабушки в Туапсе, значит, жилье есть и сертификат не положен.

Если пострадавший имел несколько квартир в зоне ЧС, то ему компенсируют только ту, в которой он находился во время разгула стихии

Евгений Витишко представляет в районном суде интересы нескольких семей, пострадавших от наводнения. Он считает, что все проблемы пострадавших из-за неудачных формулировок краевого закона, принятого в июле 2015 года. Например, в законе прописано: право на меры государственной поддержки имеют люди, зарегистрированные и проживавшие в признанных непригодными из-за стихийного бедствия домах. Если человек является собственником дома и прописан там, но уехал на заработки в соседний город, то компенсация за утраченное жилье ему не положена. Если пострадавший имел несколько квартир в зоне ЧС, то ему компенсируют только ту, в которой он находился во время разгула стихии.

Или другой пример: мужчина приобрел на торгах у администрации Туапсинского района земельный участок в селе Георгиевском и начал строительство – двухэтажный дом был готов, осталось оформить право собственности, но случилось наводнение. По закону компенсация собственнику не положена, хотя возникает вопрос: как администрация продала участок в зоне подтопления? Немало случаев, когда пострадавшим "вредят" их же родственники – например, семья проживает в своей квартире, а живущие отдельно бабушка или дедушка заранее переписали дом на внуков. Имея долю в несколько квадратных метров в другом жилье, человек лишается государственной поддержки, ведь второе жилье у него формально есть.

– Если посмотреть паспорт гидрометеорологической безопасности Краснодарского края, то за последние годы количество опасных явлений выросло на 25%. И перспектив на их сокращение нет, все побережье периодически будет оказываться в зоне ЧС, потому что власти не предпринимают серьезных превентивных мер, например, в виде строительства крупных гидрозащитных и гидротехнических сооружений, – говорит Витишко. – В данной ситуации спрашивать нужно с министерства по делам ГО и ЧС администрации Краснодарского края, которое должно принимать меры к предотвращению и минимизации стихийных бедствий, в том числе и помогать в расселении людей из подтапливаемых территорий.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG