Ссылки для упрощенного доступа

"Опять пойду в поле". Как бездомный пенсионер скитается вместе со стадом


Бездомный фермер Александр Тимохин

64-летнего Александра Тимохина как только не называют: степным робинзоном, скитальцем, фермером-бомжем. Родная сестра выселила его из дома, и он скитается по Аксайскому району Ростовской области вместе со стадом коров. Найти крышу над головой себе и двум десяткам рогатых за восемь лет так и не вышло.

Коровы Тимохина в старом совхозном загоне
Коровы Тимохина в старом совхозном загоне

Станица Ольгинская выглядит как обычный российский поселок: одноэтажные дома, небольшие, но крепкие, неизменные "Пятерочка" и "Магнит", редкие прохожие. Прямо посредине станицы проходит автотрасса – асфальтовое покрытие еще относительно свежее. Автобусы ходят регулярно, поддерживая сообщение с областным центром, расположенным в 25 км. На окраине станицы стоит полуразрушенное строение – весовая бывшего совхоза, где когда-то проезжали грузовики, загруженные зерном. За ней пустырь, заросший травой, потом поля по обе стороны дороги. Там и пасутся коровы Тимохина. Сам он живет в комнатушке бывших учетчиков весовой.

– Я работал день и ночь: днем на предприятии, ночью сено возил для скота, – вспоминает Александр Тимохин свою прошлую жизнь.

Тимохины всю жизнь пахали, даже никуда не ездили отдыхать

Он родился в станице Ольгинской, окончил Новочеркасский геологоразведочный техникум, отслужил, работал в Вологде, женился и вернулся в отеческий дом вместе с супругой в 1977 году. Работал водителем на автопредприятии "Транссельхозтехника" и вместе с отцом содержал большое подсобное хозяйство – под сотню свиней, два десятка коров. Соседка Ирина Гетманова говорит, что Тимохины всю жизнь пахали, даже никуда не ездили отдыхать.

Постепенно трудолюбивый Александр Васильевич купил грузовую машину, трактор, автомобиль "Москвич". В семье родились четыре дочки, хозяйство расширялось.

– К небольшому дому добавил пристройку, построил сарай, гараж, газ провел, отопление, канализацию, благоустроил двор (все подворье – 17 соток земли). Все это моими руками, – показывает он на свой бывший дом. – Трубы прокладывал, забор украшал, даже антенна мною установлена. А сестра все заслуги себе присвоила, на суде об этом заявила, и ей поверили.

Александр Тимохин возле дома, откуда его выгнали
Александр Тимохин возле дома, откуда его выгнали

Дом и сейчас выглядит крепким, ухоженным. Над высоким синим забором видна крыша из светлого шифера. Сейчас здесь живет племянница, дочь сестры Тимохина, которая в 2011 году выставила брата из дома с помощью судебных приставов.

Все сложно

Как до такого дошло, у брата и сестры – разные версии.

– В 1978 году он (Александр Тимохин. – РС) выгоняет из собственного дома маму, издевается, избивает ее, разводит отца с мамой, они отделяются по полдома каждому, – излагает свою версию сестра, Надежда Зубарева. – Решением облсуда в июле 2010 года он выселен на основании того, что из собственного дома выгнал отца. Отец бомжевал, попросился ко мне пожить и жил у меня 13 лет. Брат не пускал его домой, с ножом на него кидался.

– Сестра подсунула отцу документы и оформила на себя по доверенности дом, – говорит брат. – Сначала она забрала к себе отца в хутор Челюмкин, где жила и где сейчас живет. Пока его здоровье позволяло, он жил там, работал, сено ей косил, а состарился – выгнала. Пришел в свой дом и жил в пристройке, дом она закрыла. Соседи помогали ухаживать за ним и дочка моя.

– Так в этой истории все запутанно… – комментирует соседка Ирина Гетманова. Сама она только помнит, как отца они "сначала забрали, а потом выгнали, он жил в каморке без газа, воды – печкой электрической отапливал, я ходила к нему, помогала иногда".

Соседка Ирина Гетманова живет напротив Тимохиных
Соседка Ирина Гетманова живет напротив Тимохиных

Если верить документам, в 2001 году отец, Василий Тимохин, подарил дочке земельный пай в 3,76 га, в 2007 году переписал на нее дом. Как утверждает Тимохин-сын, неграмотный отец, с четырьмя классами образования, уже плохо понимал, что делал. А в 2009 году появился от Надежды Васильевны иск на выселение брата из отцовского дома. В конце долгих судебных разбирательств победителем осталась сестра, и в 2011 году пришли судебные приставы.

Как выселяли Александра Тимохина, очевидцы до сих пор не забыли.

Человек всю жизнь наживал и остался без ничего, без угла

– Я была в шоке, никогда бы не подумала, что так будут делать, – рассказывает соседка Вера Геталова. – Он бегает, не знает, куда деваться, быки кричат, их тянут, поросята орут – что было, не дай бог. Всю купорку (банки с соленьями-вареньями. – РС) из холодильника достали, вынесли на улицу, снесли посуду, потом дети забрали все и увезли. Я не понимаю такое: родная сестра, и так поступать. Человек всю жизнь наживал и остался без ничего, без угла. Его же тут доля должна быть – он здесь четверых детей вырастил.

В тот день, вспоминает Тимохин, приехали приставы, участковый и стали "громить мое хозяйство": забрасывать телят, поросят со связанными ногами в "Газель". Его самого с женой и двумя младшими дочерями (старшие вышли замуж и жили отдельно) выгнали прямо на улицу.

– Хотели взять и быков, но те наставили рога, и они побоялись. Живность увезли в хутор Истомино, бросили на местной торгово-закупочной базе. А там мусор, утиные перья повсюду. Через сутки я их забрал, еще 10 тысяч рублей заплатил за постой, и они постепенно передохли – ели мусор, наглотались перьев. Из двадцати трех сталось только пять коров.

Остатки былой роскоши – техника, которую Тимохин купил в лучшие годы
Остатки былой роскоши – техника, которую Тимохин купил в лучшие годы

Дом сестра закрыла, а в пристройке до своей смерти жил их отец, Василий Васильевич. В 2013 году он еще пытался вернуть себе и сыну имущество с помощью областной прокуратуры. "Прошу вас оказать содействие в решении вопроса об отмене силы действия документов, оформленных неправомерно. На протяжении 30 лет я проживал в своем частном домовладении. Я и семья моего сына Тимохина А.В. вели общее хозяйство. Когда в нашу жизнь стала вмешиваться моя дочь Зубарева Н.В., семейные отношения испортились", – говорится в письме Василия Тимохина к прокурору Ростовской области Юрию Баранову.

Коровы подняли на ноги

После выселения жена Александра Тимохина уехала на родину, дочери разъехались по другим городам. А у него самого с тех пор постоянного жилья не было. Себе одному, говорит, он дом бы нашел, а вот со стадом сложнее.

Чтобы не бросать коров, Тимохин сначала поселился в поле, в шалаше, затем ушел к знакомому в хутор Махин. Потом азербайджанцы, занимавшиеся скупкой скота и продажей мяса, пригласили его со стадом в хутор Истомино. Не зная их дел, он буквально попал в рабство.

– Ухаживал за своими коровами и их стадом в пятьсот голов, ничего за работу не платили, не давали пасти моих коров, я еще оплачивал их коммунальные услуги. Они меня и моих животных избивали, – вспоминает Тимохин. – Друзья организовали милицию, казаков, еле отбились от них.

В жару коровы прячутся в тени
В жару коровы прячутся в тени

Еще какое-то время Александр жил у добрых людей на старом аэродроме, а последние четыре года – на территории бывшего совхоза. Прежние хозяева пустили приглядывать за порядком, вместо сторожа.

Живет он в каморке рядом с весовой. Зимой топил буржуйку, когда там было электричество, готовил на электроплитке, сейчас его отключили, и он варит еду на маленькой газовой печке. Питается Александр Васильевич то молоком, то консервами, воду берет из речки. Небольшой доход дает продажа молока, есть пенсия в 8,5 тысяч рублей. Чем могут, помогают дочки.

Я каждой своей корове давал имя

У него опять 23 коровы. Тимохину предлагали продать часть стада и на вырученные деньги найти приличное жилье. Он отказался – не может продать буренок, которых пустят под нож. К своей скотине он всегда относился как к детям: выхаживал, спасал. Однажды чуть не погиб, вытаскивая из горящих камышовых зарослей быка, а не "Москвич", тоже попавший в зону пожара. Потом трое суток пролежал в реанимации. Говорит, тогда его коровы на ноги подняли: голодные были, надо было вставать, кормить.

– Я каждой своей корове давал имя: есть Майя, Полина. Одну Кнопкой назвал, потому что маленькой родилась, другую Мухой, она назойливая и приставучая, как муха, – рассказывает Тимохин.

Каморка, где приютился бездомный фермер
Каморка, где приютился бездомный фермер

Фермер с гордостью говорит о том, какое хорошее молоко дают его коровы. Когда было электричество, он перегонял его через сепаратор, делал творог, сметану, варенец и продавал. Сейчас торгует одним молоком по 50 рублей за литр, покупатели приезжают сами.

– Сметана у меня была – вместо масла на ней жарил, – рассказывает Тимохин. – Коровы хорошо дают, одна – восемь литров в день, да еще двух телят кормит. Постоянные покупатели есть, девушка одна два раза в неделю для дочки берет. Девочка у других молоко отказывалась пить, а мое, когда первый раз попробовала, показала кулак большим пальцем вверх. Сепаратор пока отдал знакомому, чтобы не простаивал, объяснил, как делать варенец. Так его родне, приехавшей в гости, продукт так понравился, что они про шашлыки забыли. Я купил недавно упаковку варенца в "Пятерочке". Да у меня простокваша, просто молоко скисшее – и то жирнее и вкуснее, чем тот варенец!

Меня за мое упорство ветинспекция штрафует – что коровы не стоят на ветучете

Фермер так упорно держится за свое стадо еще и потому, что других хозяйств в округе почти не осталось.

– У нас в Ольгинской было четыре стада, только дойных коров 120 голов. Когда совхоз, где я поселился, в 90-е покупали за бесценок, там еще оставались дойные коровы – их резали и на мясо отправляли, даже беременных. С каждым годом голов становится меньше. Ветеринары признают у коров лейкоз и рекомендуют ликвидировать. И мне такое говорили, о самой лучшей корове, – говорит Тимохин, который резать своих коров отказывается. – Меня за мое упорство ветинспекция штрафует – последнее предписание на пять тысяч рублей за то, что коровы не пронумерованы, что не стоят на ветучете.

"Мы к нему выезжали трижды"

По иронии судьбы Тимохин разместился со своим стадом на том самом месте, где восемь лет назад собирался строить ферму. Еще до выселения он обращался в местные органы власти с заявлением о предоставлении ему земельного участка в семь гектаров.

Мой дом, мне отец сделал дарственную, и он будет мой

– Тогдашний глава поселения Личковаха обещал мне дать ее. Я ради этого даже взял кредит в Россельхозбанке, 300 тысяч рублей. На эти деньги я собирался построить коровник рядом с пастбищем, купил стройматериалы, их сестра вывезла потом. Землю выделяли, был заказан проект, но оформить не успел – этот участок Личковахе приглянулся, и он тянул время. Суды, выселение, скитания помешали оформить землю.

Сегодня Тимохин по-прежнему прописан в родительском доме, половина которого пустует. Он мог бы там жить, однако родная сестра против. "Мой дом, мне отец сделал дарственную, и он будет мой. Там просто живет моя дочь – я что хочу, то и делаю с этим домом. Это мой дом", – отрезала она, услышав такое предположение в разговоре с корреспондентом РС.

Отобранный дом
Отобранный дом

Местные власти сочувствуют Тимохину и готовы помогать в пределах своих полномочий.

– Мы к нему выезжали с представителями района трижды, – говорит глава администрации Ольгинского поселения Александр Харсеев. – Предлагали вариант временно переехать в Старочеркасское поселение, там есть хозяйство, есть где и ему жить, и скот разместить – он даже не захотел посмотреть.

Просто так ему никто землю подарить не может

Глава поселения признался, что сам там не был и какие условия – не знает, а Тимохину знакомые рассказали, что место это заброшенное. Он не видит смысла ехать так далеко, здесь хоть люди знакомые. Что касается земли, то в этом тоже ему не отказывают, наоборот, обещают помочь. Правда, участок, который когда-то оформлял Тимохин, давно принадлежит другим собственникам, и придется выбирать из оставшихся.

– В прежнее время от него требовалось минимум документов, – пояснил и.о. руководителя комитета по имущественным и земельным отношениям администрации Аксайского района Сергей Васильев. – Сейчас их больше, к тому же сегодня изменился порядок – проводится конкурс, просто так ему никто землю подарить не может. Да, у него тогда случилась тяжелая жизненная ситуация, я это все понимаю. В тот момент ему предлагали помочь, теперь ему придется собрать необходимый пакет документов и поучаствовать в конкурсе.

Стадо Александра Тимохина
Стадо Александра Тимохина

Дочь предлагала забрать Тимохина жить к себе в город, но он не хочет быть им в тягость со своей маленькой пенсией, да и стадо бросать жалко. Чужим людям после Истомино он не верит. Недавно территорию старого совхоза купили новые собственники, строят там зернохранилище и предупредили Тимохина, чтобы собирался.

– Опять пойду в поле, – говорит фермер, – уже сделал загон для скота, рядом поставлю себе шалаш и буду жить.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG