Ссылки для упрощенного доступа

Меня избили в автозаке. Рассказ задержанного на акции протеста


Алексей Парахин на акции против недопуска независимых политиков в Мосгордуму. Фото Дарьи Богатырьковой

По данным правозащитного проекта "ОВД-Инфо", 3 августа на акции против недопуска независимых политиков на выборы в Мосгордуму задержали около тысячи человек. Сайт мониторинга политических преследований сообщил, что сотрудниками полиции избиты как минимум 18 человек, в том числе 17-летний подросток. Еще один пострадавший от насилия со стороны полиции, 22-летний Алексей Парахин, рассказал Радио Свобода, как его задержали 3 августа и жестоко избили в автозаке. Сейчас Алексей планирует подать в суд на полицейского.

– Я переехал в Москву из Краснодара, потому что в этом городе не было работы, – рассказал Алексей Парахин. – В Москве у меня нет постоянной прописки, я родился и вырос в провинции, но я выхожу на московские оппозиционные акции. То, что происходит в Москве, касается всех жителей России. Если москвичи не смогут отстоять свое право на честные выборы, то у регионов нет никакой надежды. 3 августа я с товарищами вышел на акцию против недопуска независимых политиков на выборы в Мосгордуму. На Гоголевском бульваре, примерно в 14.30, к нам подошли полицейские. Они попросили показать содержимое рюкзаков и паспорта. Полицейские в ответ на просьбу представиться сказали “форма наши документы”. Полицейские проверили наши паспорта. Из всей компании забрали только меня, потому что я не прописан на постоянной основе в Москве. Так и сказали: “Раз ты из Краснодара, то это статья 19.3”. Они имели в виду статью КоАП “Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции”. Я потребовал объяснить причину задержания. Но меня силой затащили в автозак. Там повалили на пол. Один из полицейских наступил мне коленом на голову, чтобы я дал руку. Меня пристегнули наручниками к сидению.

Один из полицейских наступил коленом на мою голову

– У полицейских были открыты лица?

– Да, и я их хорошо запомнил. Особенно того, кто начал меня бить. Это был очень злой человек крепкого телосложения, среднего роста, смуглый, волосы с сединой. Фамилию его я пока не узнал. На суде он говорил одну фамилию, а в ОВД – другую. В деле фигурируют два сотрудника полиции: Игнатов и Насыров. В автозаке вместе со мной остались два полицейских. Один встал у входа в автозак с внутренней стороны, а другой зашторил занавески и стал меня избивать. Он меня лупил ногами по ногам, бил руками по голове.

Полиция задерживает участника протеста 3 августа
Полиция задерживает участника протеста 3 августа

– Он вам что-то говорил?

– Говорил, что в Краснодаре я на аэродроме коровам хвосты крутил. В Москву приехал, по версии полицейского, за три тысячи рублей устраивать беспорядки. Полицейский сказал, что из-за таких, как я, он не видит своих детей. Я сначала ему отвечал, возражал. Но полицейский от моих слов еще больше зверел и сильнее наносил удары. Потом он отходил в конец автозака и пил кофе из стаканчика. Я его спрашивал, как можно бить человека и пить кофе. Он отвечал: “Я еще и пирожок съем, какой он вкусный”. И ел шаурму. Полицейский говорил, что им сегодня можно все. Обещал прийти ко мне в ОВД и продолжить бить меня уже там. Я перестал ему возражать. Сидел тихо. Избивал он меня минут пятнадцать. Я решил, что в этом автозаке меня прикончат.

Избивал он меня минут пятнадцать. Руками по голове и ногами по ногам

– Что в это время делал второй полицейский и водитель автозака?

– Второй полицейский смеялся. Водитель в штатском смотрел, как меня бьют, и отворачивался. Потом меня повезли в ОВД "Арбат". Там мне сказали, что я – колхозник, никакого отношения к выборам в Москве не имею.

– Почему колхозник?

– Они так шутят, потому что в Краснодаре развито сельское хозяйство. Видимо, московские полицейские задержанных из других регионов колхозниками называют. Полицейские рассказали, что все задержанные на митингах без регистрации в Москве – это нанятые люди. У меня создалось впечатление, что у полиции есть распоряжение задерживать протестующих без постоянной московской регистрации.

– Как вы себя чувствовали?

– У меня болела и кружилась голова, тошнило. Я попросил вызвать скорую помощь. Но она приехала поздно вечером. Сотрудники скорой помощи вели себя странно. Один из них спросил у другого, надо ли фиксировать ушибы. Второй – девушка ответила: “Пока не надо, бери подпись, прочитаем приказ”. У меня был рассечен висок и разбита губа. Но сотрудница скорой помощи сказала, что она не знает, как я получил эти повреждения, мол, я мог сам губу прикусить. В понедельник я пойду за справкой, которую должна была составить скорая помощь. Узнаю, что там написано.

– Вы фотографировали свое лицо после побоев?

Массовые задержания на Пушкинской площади 3 августа
Массовые задержания на Пушкинской площади 3 августа

– СК забрал у меня телефон и до сих пор его не отдал.

– Вы сделали в больнице медицинское освидетельствование побоев?

– У меня не было такой возможности. Почти двое суток меня держали в ОВД, потом повезли в суд, дали 15 суток административного ареста. На суде я спросил избившего меня полицейского: “Вы меня били”. Он сказал что нет, мол, они так не работают. Я рассказал судье, что меня избили. Она лишь ухмылялась и требовала, чтобы я назвал адрес фактического проживания и место работы.

– Вас первый раз задержали?

– Меня задержали в прошлом году на акции против пенсионной реформы и на митинге 27 июля этого года. Полицейские, с которыми я общался после задержания на митинге 9 сентября против повышения пенсионного возраста, говорили, что они понимают протестующих. Так и сказали: “Мы – за вас, но у нас работа такая”. Один из полицейских, с которыми я общался, сказал, что у него мечта уехать ближе к старости в Германию. Женщина из канцелярии говорила, что она вышла бы на митинг против пенсионной реформы, но боится потерять работу.

– Как вы объяснили на работе свое отсутствие?

– Сказал, что посадили за участие в митинге. На работе меня поняли и поддержали. Все коллеги и начальство были на моей стороне. По моим наблюдениям, очень многие люди поддерживают протест и тех, кто выходит на митинги.

– Кем вы работаете?

– Помощником монтажника. Мы устанавливаем бытовую технику.

– Почему вы принимаете участие в оппозиционных митингах?

Я уже пробовал жить в несвободе – это не мое. Наверное, это звучит по-детски, но мое присутствие на митингах что-то решает

– Я из провинции и хорошо понимаю разницу между Москвой и регионами. Начинать изменения надо в Москве. Ни в какие ворота не лезет, когда человека арестовывают, потому что он из Краснодара. Мы все в одной стране живем! И я хочу жить в свободной стране. Я уже пробовал жить в несвободе – это не мое. Наверное, это звучит по-детски, но мое присутствие на митингах что-то решает.

– Вы будете привлекать к ответственности избившего вас полицейского?

– После того как меня избили, я сначала сломался. Я понял, что силовикам в самом деле можно все. Им удалось меня запугать. Но потом активисты стали передавать еду и слова поддержки в ОВД. У меня дух захватило от мощной поддержки со стороны незнакомых людей, которые были на свободе. И я почувствовал себя лучше. Я думал, что я сам по себе, но оказалось, что я вместе с другими людьми, которые готовы помогать друг другу. В одном со мной спецприемнике сидел оппозиционный политик Илья Яшин. Его постоянно задерживают, только за последнее время четыре раза подряд, но он не боится. Я познакомился с другими активистами. Благодаря общению с ними мне удалось восстановить веру в то, что митингами можно изменить хоть что-то. Я буду дальше поддерживать протест. И я решил, что привлеку к ответственности садиста, который подло запер меня в автозаке и бил, думая, что ничего ему за это не будет. Даже если я проиграю суд, то с помощью огласки накажу этого полицейского. Я хочу, чтобы он понял, что не так безнаказан, как думает. Я буду связываться с адвокатами "ОВД-Инфо", и мы вместе придумаем, как можно привлечь к ответственности избившего меня полицейского. В автозаке, когда меня избивали, был свидетель. Парень, которого задержали, когда он снимал на телефон, как меня тащат в автозак. Этот парень согласился выступить в суде в качестве свидетеля избиения. Когда меня затащили в автозак, там сидели два парня. Их задержали на улице за распитие спиртных напитков в общественном месте. Они никак на избиение меня не реагировали. Парни делали вид, что ничего не замечают.

Оппозиционный политик Илья Яшин
Оппозиционный политик Илья Яшин

Свидетель задержания и избиения Алексея Парахина дал интервью Радио Свобода на условиях анонимности. Настоящие имя и фамилия свидетеля известны Радио Свобода.

– Я не хочу до суда говорить, как меня зовут, чтобы избежать давления со стороны полиции. Но в суде расскажу все, что видел. Мы с Алексеем не были знакомы до его задержания. Я вышел в центр города 3 августа, чтобы сделать фотографии акции протеста. Когда я увидел, как Алексея тащат в автозак, я стал снимать его на видеокамеру. Я видел, что Алексея ударили еще по дороге в автозак. Меня тоже задержали и попросили удалить фото и видео. Полицейский обещал, что меня отпустят, если я выполню это требование. Я удалил видео, но меня все равно отправили в автозак. Я сидел в передней части автозака и видел, как Алексея бьют. Полицейский ломал Алексею руки, бил по голове так, что она ударялась об поручень. Алексей кричал, что ему больно. Я думал, что от ударов такой силы у Алексея как минимум будет сотрясение. Я говорил полиции, что не надо бить человека, он же не сопротивляется. Спрашивал: “За что вы его бьете?” Но на меня внимания не обращали. Полицейский, который бил Алексея, говорил, что сделает так, что Алексей сядет в колонию. Мне было страшно за Алексея, жутко было видеть, как немолодой уже человек избивает парня ни за что. Плохо было от своей беспомощности в этой ситуации. В участке полицейский, который избил Алексея, сказал другим полицейским, что Алексея надо оставить, не отпускать. Меня из ОВД отпустили. Я размышлял, соглашаться быть свидетелем или нет. Решил, что полицейские, которые себе такое позволяют, должны понести наказание.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG