Ссылки для упрощенного доступа

Февральские рельсы. Владимир Голышев – о манёвре РПЦ


"Я подписал открытое письмо священников без благословения, так как думаю, что для того, чтобы поступать по совести, не нужно благословения". Эти слова из объяснительной записки самарского священника Дионисия Кузнецова можно было бы счесть крамолой, если бы на следующий день митрополит Иларион в эфире телеканала "Россия-24" не поддержал его позицию. "Священник призван поступать по совести", – подчеркнул главный церковный дипломат. Благословение правящего архиерея можно получить "не во всех случаях", и священники вполне могут без него обойтись, когда речь идёт о "публичном выражении каких-то мнений". Более того, они могут "создать группу для защиты того или иного человека". Ни больше, ни меньше.

Но самое интересное в его выступлении – заочная полемика с представителями Синодального отдела по взаимоотношениям с обществом и СМИ, которые успели обвинить священников-подписантов в некомпетентности и политической ангажированности. Митрополит Иларион напомнил, что высказывать официальную точку зрения церкви по всем вопросам может только патриарх. А господин Легойда и другие чиновники-миряне из его отдела должны ограничиваться "сферой их компетенции". То, что священники-подписанты вступились за обвиняемых по "московскому делу", митрополит считает совершенно оправданным. Если на их защиту встали "разные группы людей" и "под влиянием протестов пересматриваются приговоры", значит, "не всё у нас благополучно в судебной сфере". "Я думаю, подобного рода события свидетельствуют о том, что в обществе возрастает чувство ответственности людей друг за друга", – подытожил митрополит.

Можно ли считать слова де-факто второго лица в иерархии Русской православной церкви официальной позицией – вопрос риторический. У тех, кто привык считать церковь послушным орудием в руках Кремля, такой поворот, возможно, вызовет когнитивный диссонанс. На самом деле, ничего неожиданного и сенсационного тут нет. РПЦ всегда действовала в своих интересах, меняя тактику в зависимости от внешних условий.

Гайки расшатались, и церковная бюрократия спешит отмыть ризы от пятен путинщины

В 1917 году церковные иерархи едва ли не первыми приветствовали Февральскую революцию. Зимой 2012-го патриарх Кирилл, отвечая на вопрос корреспондента канала "Россия-1" о протестах на Болотной площади, заявил: "У каждого человека в свободном обществе должно быть право выражать свое мнение, в том числе и несогласие с действиями власти. Если люди такого права лишаются, то это воспринимается как ограничение свободы, это очень болезненно. В советское время не было такого права, оно декларировалось на бумаге, а реально не было. А сейчас есть такое право. И конечно, этим правом люди пользуются". Тогда же состоялся "очень интересный и доброжелательный разговор" протоиерея Всеволода Чаплина с Алексеем Навальным.

Когда вернувшийся в президентское кресло Владимир Путин "затянул гайки", изменилась тактика, но свои интересы РПЦ продолжала отстаивать жёстко и непреклонно. Да, патриарх Кирилл не скупился на славословия и охотно делился с Кремлём своими "плодотворными идеями" – от "духовных скреп" до "Русского мира". Но когда Кремль пытался добиться от церкви решений, идущих вразрез с её интересами, он натыкался на бетонную стену. В 2008 году патриарх Кирилл наотрез отказался признавать "раскольничьи церкви" Абхазии и Южной Осетии, настояв на том, что и после официального признания Москвой самопровозглашённых автономий их территория остаётся канонической для Грузинской православной церкви. В 2014 году Кирилл не только настоял на том, что Крым остаётся канонической территорией Украинской православной церкви, но и проигнорировал официальные мероприятия, посвященные вхождению полуострова в состав России. Со своей стороны, Кремль не упускал ни одной возможности испортить имидж РПЦ в глазах общества, используя для этого подконтрольных ему "церковных радикалов" – от "православных хоругвеносцев" и Дмитрия Энтео до "царебожников" и Натальи Поклонской.

То, что сегодня РПЦ осторожно возвращается на "февральские рельсы", – очень серьёзный индикатор. "Гайки расшатались", и церковная бюрократия спешит отмыть ризы от пятен путинщины. На всякий случай. Если гайки вновь затянут, то РПЦ отработанным движением вернётся на исходные позиции. Но пока ситуация остаётся подвешенной, церковные яйца будут лежать во всех корзинах.

Владимир Голышев – публицист и драматург

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG