Ссылки для упрощенного доступа

Перезапустить протест. Александр Рыклин – о тактике действий


29 сентября оппозиция (заявку подавали активисты Либертарианской партии) планирует снова вывести своих сторонников на московский проспект Сахарова. Митинг властями согласован. Вероятно, он будет многочисленным. Важность фактора массовости приобретает особое значение ввиду кардинальной смены политической повестки дня. Теперь уже речь идет не о том, чтобы побороться за места в Мосгордуме для "своих" кандидатов. Минувшим летом в ходе этой самой борьбы российское гражданское общество понесло существенные потери – властью взяты в плен тысячи его представителей.

Большинство отделались прогулками в автозаках, часами, проведенными в полицейских отделах, и денежными штрафами. Многих подвергли административным арестам разной продолжительности. Но и административными арестами дело не ограничилось: по факту мифических "уличных беспорядков" заведены уголовные дела, по которым уже есть осужденные. Понятно, что их надо как-то вызволять. Вариант обмена, как в случае с Украиной, тут явно не подходит – российский протест, слава Богу, носит сугубо мирный характер, и демонстранты ни росгвардейцев, ни омоновцев, ни судей в плен не захватывали. Следовательно, в руках у оппозиции (в самом широком значении этого термина) остается лишь один инструмент – гражданское давление на власть во всех направлениях, в каких только оно может быть действенным.

На минувшей неделе мы стали свидетелями нового явления в практике реагирования общества на те или иные злодеяния властей. Представители самых разных профессиональных сообществ публично выступили с открытым осуждением репрессий, которым были подвергнуты некоторые граждане нашей страны, с призывом к их немедленному освобождению. За актёра Павла Устинова, уже приговоренного к 3,5 годам заключения, – а он вообще никакого участия в акции не принимал (о чем убедительно свидетельствует видеозапись, не принятая судом в качестве вещественного доказательства), – вступились отнюдь не только актёры, чьи многолюдные очереди в одиночные пикеты под стенами здания администрации президента произвели на общество сильное впечатление. И пусть пока отмалчиваются пролетариат и трудовое крестьянство, но сотни и тысячи людей различной цеховой принадлежности посчитали своим долгом подписать коллективные письма протеста.

Власть почувствовала вполне реальный риск остаться без поддержки важной для нее части общества – и сдала назад

Сегодня приходится слышать массу скептических замечаний по поводу этого нового слова в эпистолярном жанре. Нового не в смысле формата – разумеется, подобного рода коллективные письма обнародовались и раньше, но никогда еще такая практика не оказывалась столь массовой. Дескать, что дадут ваши заявления? Главный итог подобного рода солидарных действий важных и авторитетных профессиональных сообществ – более чем наглядная демонстрация кардинальных изменений в общественной атмосфере, которую власть уже не может хладнокровно игнорировать. Потому что это – прямой удар по пресловутой "стабильности", которая долгие годы оставалась главным идеологическим жупелом путинского режима. Власть почувствовала вполне реальный риск остаться без поддержки важной для нее части общества – и сдала назад. Причем сдала настолько резко, что это было больше похоже на паническое бегство, уже осужденному Устинову изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Редчайший (такое только с Алексеем Навальным проделывали в 2013 году) для российской судебной практики случай!

Разумеется, Кремль сделал всё возможное для того, чтобы решение отпустить Устинова на свободу не выглядело как победа гражданского общества. Именно по этой причине резко изменился тон кремлевских пропагандистов в отношении судебного преследования Устинова. Важные кремлёвские глашатаи – от Маргариты Симоньян до Владимира Соловьёва – эту историю преподносят как "судебное недоразумение", случившееся по причине "плохой работы адвокатов", которые "не смогли донести до суда все детали сложного дела". Прямым результатом этого лавирования стало появление в деле председателя общественного совета при МВД, тяжеловеса-адвоката Анатолия Кучерены, известного своей близостью к власти. Всё это мельтешение разного рода и калибра кремлёвских марионеток никого не должно вводить в заблуждение – ничего бы этого не случилось, никто бы с той стороны и пальцем не пошевелил, если бы не фактор коллективного гражданского давления. Однако, помимо Устинова, в тюрьмах остается ещё немало людей, схваченных властями в ходе летних протестных акций. Очевидно, что одними заявлениями и одиночными пикетами свободу для них добыть невозможно. Один раз отступив, власть попытается намертво закрепиться на новых позициях.

Митинг на проспекте Сахарова 29 сентября как бы возвращает нас в ситуацию середины лета, когда с той же трибуны лидеры протеста дали ясно понять, что уличный протест будет идти по нарастающей. Призыв "Теперь – только улица!" не раз звучал из уст чуть ли не всех фронтменов шумной и скандальной избирательной кампании в Мосгордуму. Однако потом случилось "Умное голосование", породившее внутри протестного сообщества бурю разноплановых эмоций и жгучих споров. Результаты этой избирательной технологии (как и сам заход внутрь выхолощенного формата их "выборов") экспертным сообществом оцениваются по-разному, но непреложным остается очевидный факт: уличная активность, ставшая причиной жёстких репрессий против многих граждан, отошла на второй план, перестала восприниматься обществом как единственная реальная возможность бороться теперь уже не за жалкие мандаты городских депутатов, а за судьбы реальных людей. Огромное число людей убедили в том, что правильное заполнение избирательного бюллетеня – столь же действенная мера, как, например, многотысячная демонстрация по центру города. А коли так, зачем же идти под дубинки?

Теперь главная ответственность лидеров этой протестной волны заключается в том, чтобы попробовать вернуться к практике реального давления на власть, чтобы перезапустить протест. Тут, кстати, положительный результат вовсе не гарантирован. Но пробовать всё равно нужно. А в рамках такой стратегии следующая большая акция оппозиции должна пройти в самом центре города. Слова о том, что заявка на такое мероприятия будет подана в ближайшее время, должны прозвучать прямо с трибуны воскресного митинга. Никакого другого способа освободить узников, захваченных в плен врагами народа, в природе не существует. Если лидеры и активисты протеста не осознают эту суровую реальность, то они продолжат профанировать протестную повестку. И это теперь будет выглядеть гораздо более неприглядно, чем ещё пару месяцев назад.

Александр Рыклин – московский журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG