Ссылки для упрощенного доступа

Судьба "московского дела". Допросы и суды возобновятся после протестов


Евгений Коваленко. Фото: Анна Артемьева / "Новая газета"

Российские правоохранительные органы возобновили активные следственные действия по делу о "массовых беспорядках" после протестов летом 2019 года в Москве. Уголовные дела в основном были переквалифицированы с этой статьи на состав о применении насилия в отношении представителей власти, но теперь сотрудники ведомства вновь вернулись к идее объединить действия всех протестующих в одну фабулу и найти организаторов "беспорядков". После освобождения актера Павла Устинова власть больше не пойдет на уступки, говорят собеседники РБК и подтверждают источники Радио Свобода.

Дело о массовых беспорядках

СКР намерен провести следственные действия по делу о массовых беспорядках с осужденным по "московскому делу" Евгением Коваленко, пишет глава международной правозащитной группы "Агора" Павел Чиков со ссылкой на адвоката Мансура Гильманова. В распоряжении защиты оказался соответствующий запрос на имя судьи Мещанского районного суда Москвы Олеси Менделеевой, который подготовил старший следователь Иван Чибисов.

Впервые про "массовые беспорядки" летом сказал мэр Москвы Сергей Собянин, комментируя акции протеста оппозиции: "Оцениваю как массовые беспорядки, заранее спланированные и хорошо подготовленные. Никаких заявок на проведение согласованной акции не было". В тот же день Следственный комитет возбудил дело по статье 212 УК. "В толпе почти никогда не встретишь истинных организаторов "массовых беспорядков". Как показывает опыт расследования таких преступлений, основные кукловоды находятся вдали от эпицентра событий. Их задача – распределить правильно роли и финансовые потоки", – говорилось в ролике, который выпустило ведомство Александра Бастрыкина.

Спустя две недели материалы дела передали из московского управления СКР в центральный аппарат: как отмечал Republic, следователи пришли к выводу, что доказательную базу по "массовым беспорядкам" собрать не удается. После этого расследование возглавил генерал-майор Рустам Габдуллин, который решил сосредоточиться не на "массовых беспорядках", а на применении насилия в отношении представителей власти. По этой причине СКР пошел на беспрецедентный шаг и 3 сентября объявил, что в отношении пяти обвиняемых – Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка, Владислава Барабанова и Дмитрия Васильева – расследование прекращено, поскольку в их действиях не найдено состава преступления. Остальным заключенным в основном изменили статью.

Однако теперь СКР решил "реанимировать" эти материалы, говорит собеседник Радио Свобода, знакомый с ходом следствия: дело по статье о "массовых беспорядках" позволяет продолжить поиски организаторов акций протеста и, вероятно, связать с митингами сотрудников Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, в отношении которых уже расследуют дело по статье "о совершении финансовых операций с денежными средствами, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем" (часть 4 статьи 174 УК).

Осужденные по "московскому делу"

  • 48-летний охранник РЖД Евгений Коваленко получил три с половиной года колонии общего режима за применение насилия в отношении представителя власти. По версии следствия, во время акции 27 июля ​Коваленко сначала толкнул руками сотрудника патрульно-постовой службы МВД Евгения Терещенко, а затем бросил мусорный бак в сторону омоновца Максима Салиева, который задерживал другого протестующего. Коваленко признал, что кидал урну, но настаивал на том, что не собирался причинять сотруднику правоохранительных органов боль. На видео с акции видно, что бак едва коснулся полицейского.
  • 28-летний машинист метро Кирилл Жуков получил три года колонии общего режима за то, что он попытался поднять забрало шлема сотрудника Росгвардии 27 июля. "Голова по инерции пойдет назад, лямки вдавились в подбородок, было неприятно, больно", – говорил о своих ощущениях потерпевший Аскарбек Мадреймов. Жуков утверждал, что просто коснулся каски, пытаясь привлечь внимание Мадреймова.
  • 26-летнего предпринимателя Данилу Беглеца приговорили к двум годам колонии по обвинению в применении насилия к полицейскому. Суд признал, что он потянул за руку полицейского Никитина, который задерживал протестующих. Сам Беглец говорил, что не участвовал в протестах, в центре Москвы в тот день оказался случайно и лишь попытался передать упавшие наушники задерживаемому, но сам попал в автозак, где его избили сотрудники правоохранительных органов.
  • 25-летний Иван Подкопаев получил три года колонии общего режима за применение насилия в отношении представителя власти. По версии следствия, Подкопаев распылил газовый баллончик в сторону полицейских. Во время последнего слова подсудимый сказал, что он не хотел причинить им вред: "Единственное, что спровоцировало мои действия, было то, что они взяли металлическое ограждение [и начали давить им] на людей, среди которых были женщины и пожилые люди".
  • 30-летний финансовый менеджер Владислав Синица получил пока самый большой срок – пять лет колонии за сообщение в своем аккаунте в твиттере. Твит касался деанонимизации сотрудников правоохранительных органов и возможных последствий для их детей. В суде допросили двух свидетелей – бойцов Росгвардии Александра Андреева и Артема Тарасова, которые якобы увидели твит Синицы. Андреев сказал, что воспринял твит как призыв "похищать детей нацгвардейцев с последующей расправой". На суровом приговоре Синице настаивал глава Росгвардии Виктор Золотов: как писал Republic, Золотов таким образом хотел ответить на волну деанонимизации своих сотрудников в социальных сетях. Золотов также публично выступил за ужесточение наказания Синице.
  • 34-летний программист Константин Котов был приговорён к четырём годам колонии за неоднократное нарушение правил публичных мероприятий (статья 212.1 УК). Это так называемая "дадинская" статья, первым осужденным по ней был оппозиционный активист Ильдар Дадин. После суда по делу Дадина Конституционный суд принял постановление: уголовная ответственность по этой статье наступает, только если нарушение "повлекло за собой наступление или реальную угрозу наступления негативных последствий". При этом телеканал "Дождь" опубликовал видео, на котором видно, что Котов пробыл на площади не более полуминуты и за это время не успел совершить никаких действий, которые могли бы трактоваться как участие в митинге. В прямую трансляцию, которую Радио Свобода вело с акции 10 августа, попал момент задержания Котова на площади Ильинских ворот.

Еще один осужденный – актер Павел Устинов. Он получил три с половиной года колонии общего режима. Его признали виновным в нападении на бойца Росгвардии на акции протеста 3 августа на Пушкинской площади в Москве. При задержании Устинов, как утверждает следствие, сопротивлялся и вывихнул сотруднику полиции плечо. Вину Устинов не признал. По его словам, в акции он не участвовал, а ждал у метро друга. Видео, подтверждающее невиновность актера, судья смотреть отказался. После протестов суд отпустил Устинова под подписку до вступления приговора в силу. Это произойдет после апелляции, которая назначена на 26 сентября.

Реакция властей

Другим заключенным по "московскому делу" не стоит ждать снисхождения, пишет РБК со ссылкой на источники в структурах власти. "Те, кто уже сидит, будут сидеть", – цитирует издание федерального чиновника, который допустил, что по результатам апелляций возможны отдельные послабления.

Под следствием пока находятся:

  • Сергей Фомин – 36-летний предприниматель, волонтер штаба Любови Соболь. В начале августа его объявили в розыск, но он сам пришел в полицию. СКР утверждает, что Фомин "направлял действия других участников, являясь одним из организаторов массовых беспорядков". Фомин был переведен под домашний арест после месяца заключения в СИЗО.
  • Айдар Губайдулин – 25-летний программист. 27 июля он замахнулся пластиковой бутылкой на полицейского. В СКР считают, что он бросил бутылку в сотрудника МВД. По этой причине Губайдулину переквалифицировали обвинение – теперь у него статья о покушении на насилие в отношении представителя власти.
  • Егор Жуков – 21-летний студент Высшей школы экономики. Вероятно, он пользуется наибольшей поддержкой среди оппозиционно настроенной части общества, за него подписывали поручительства более 600 человек. Он провёл больше месяца в изоляторе, а в качестве доказательства его вины следователь ссылался на видео, где Жуков "делает жест направо". В начале сентября студента перевели под домашний арест, а Следственный комитет закрыл в отношении него дело о массовых беспорядках. По словам адвоката Ильи Новикова, следствие признало, что изначально Жукова перепутали с другим участником акции. Одновременно в СК объявили, что Жукову предъявили обвинение в призывах к экстремизму (часть 2 статьи 280 УК) за видео, которые студент публиковал на своем канале в YouTube.
  • Алексей Миняйло – 34-летний предприниматель, который обучал сборщиков подписей в штабе Любови Соболь. Его обвинение не конкретизировано, Миняйло свою вину не признает и утверждает, что весь день 27 июля был в Хамовническом суде и только вечером дошел до Трубной площади, где его и задержали. "Он мягкий, добрый человек. И он как-то неожиданно для него даже попал в эту ситуацию с Любовью Соболь. Он помогал ей готовить сборщиков подписей, и когда он увидел вопиющую несправедливость, он не смог остаться в стороне. И видя ее решимость, он решил ее поддержать, он же голодает вместе с ней!" – рассказывала его мать.
  • Самариддин Раджабов — 21-летний прораб, который, по версии следствия, бросил в полицейского пластиковую бутылку. Свою вину не признает.
  • Про Эдуарда Малышевского известно лишь, что его обвиняют в применении насилия к представителю власти.
  • Супруги Ольга и Дмитрий Проказовы, по версии следствия, оставили в опасности своего ребенка и не выполнили обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (статьи 125 и 156 УК): СКР считает, что они дали Сергею Фомину своего годовалого ребенка во время акции 27 июля, чтобы он мог избежать задержания. В действительности Фомин – их родственник. Суд не стал лишать супругов родительских прав. С них взяли подписки о невыезде.

В Кремле полагают, что общество восприняло приговоры большинству осужденных по делу "спокойно, резонанса это не вызвало", добавляет близкий к администрации президента собеседник РБК. Смягчение меры пресечения или пересмотр приговора возможны только в отношении тех обвиняемых, дела которых могут вызвать массовые протесты, соглашается источник, близкий к ФСБ.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG