Ссылки для упрощенного доступа

Между Трампом, Макроном и Путиным. Что решит трудный саммит НАТО


Президент США Дональд Трамп выступает перед началом саммита НАТО. Лондон, 3 декабря 2019

Трамп, Макрон, Путин, Эрдоган – так зовут главных героев открывшегося в Лондоне двухдневного саммита НАТО. Его заранее называют едва ли не самым трудным в истории этого военно-политического объединения, которому в нынешнем году исполнилось 70 лет.

"Смерть мозга" или доброе здоровье?

Хотя российский президент на встрече не присутствует (и было бы странно, если бы было иначе), отношения с Россией явно станут одной из основных тем обсуждений. Прежде всего благодаря президенту Франции Эммануэлю Макрону, который на днях предложил НАТО не считать Россию, а также Китай своими противниками. По его мнению, Североатлантическому союзу стоит сосредоточиться на борьбе с международным терроризмом. Ранее Макрон выступил с еще более ярким заявлением, сказав в интервью журналу Economist, что НАТО находится в состоянии "смерти мозга". Французский лидер отметил, что НАТО​ необходимо прояснить стратегические цели, а Европе следует наращивать собственную оборону.

Слова Макрона вызвали несогласие и даже протест у многих политиков. Президент США Дональд Трамп, приехав во вторник в Лондон, обрушился на Макрона с резкой критикой, назвав его слова "гнусными" и заявив, что, по его мнению, Франция хочет "отделиться от НАТО". Министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил, что, по его мнению, союз НАТО "жив-здоров", но тем не менее предложил провести нечто вроде медицинского консилиума о здоровье пациента. Для этого, по словам Мааса, следует создать группу экспертов, которая разобралась бы с текущим состоянием союза и его приоритетами. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг поддержал предложение Мааса, но отметил, что без НАТО западный мир не обойдется, поскольку "это единственная платформа, на которой Северная Америка и Европа сотрудничают и принимают совместные решения в сфере безопасности".

Еще в августе на саммите G7 во Франции Трамп и Макрон изображали дружбу, хоть и не всегда убедительно
Еще в августе на саммите G7 во Франции Трамп и Макрон изображали дружбу, хоть и не всегда убедительно

Не менее сложная тема для Североатлантического союза – политика Турции. Анкару критикуют со всех сторон: Франция ставит ей в вину недавнюю операцию против курдов на севере Сирии, США – покупку у России зенитно-ракетных комплексов С-400. Вашингтон угрожает в ответ не поставлять Анкаре американские истребители F-35. Но и у турецкого президента Эрдогана есть свои козыри: в частности, Турция угрожает сорвать утверждение совместного плана НАТО по укреплению обороны Польши и стран Балтии, для которого нужно согласие всех 29 членов союза. "Наше послание Турции: нам следует двигаться вперед в реализации этих планов быстрого реагирования, которая не может быть отложена из-за чьих-то частных интересов", – заявил в интервью агентству Reuters накануне лондонской встречи американский министр обороны Марк Эспер.

Как Трамп всех раскошелиться заставил

Ну а Дональд Трамп намерен в Лондоне вновь поговорить с европейскими союзниками о деньгах. Трамп с самого начала своего президентства стал настойчиво требовать от европейских участников НАТО более щедрого финансирования обороны.

Настойчивость Вашингтона сделала его отношения с европейскими партнерами более напряженными, но, похоже, принесла конкретные плоды, чем не преминул похвастаться американский президент:

"За три десятилетия, предшествовавшие моему избранию, расходы НАТО сократились на две трети, и только три члена союза выполняли свои финансовые обязательства. С тех пор, как я вступил в должность, число стран, выполняющих свои обязательства, более чем УДВОИЛОСЬ, а расходы НАТО выросли на $130 млрд!"

Накануне лондонской встречи Йенс Столтенберг сообщил, что в этом году военные расходы европейских членов НАТО и Канады вырастут на 4,6%. С 2016 года до конца 2020-го эти страны выделят на нужды обороны $130 млрд, а к 2024 году эта сумма должна достичь $400 млрд. По словам генерального секретаря НАТО, союз намерен в ближайшие годы реализовать так называемую "программу 30". Согласно этому плану, НАТО должно быть в состоянии в случае конфликта в течение 30 дней привести в полную боевую готовность дополнительно 30 боевых кораблей, 30 авиационных эскадрилий и 30 пехотных батальонов.

Укрепляя "восточный фланг": генеральный секретарь НАТО Йенс Стотенберг, президент Румынии Клаус Йоханнис, президент Польши Анджей Дуда (слева направо)
Укрепляя "восточный фланг": генеральный секретарь НАТО Йенс Стотенберг, президент Румынии Клаус Йоханнис, президент Польши Анджей Дуда (слева направо)

При этом американское финансирование НАТО начнет сокращаться – с нынешних 22,1% до 16% бюджета союза. Такую же долю согласилась вносить в казны Североатлантического союза и Германия (с нынешних менее чем 15%). Франция, на которую приходится 10,5% средств НАТО, пока от дополнительных расходов на эти цели отказалась – возможно, это связано с описанной выше позицией президента Макрона, который не очень лестно оценивает перспективы этой организации. В общем, по мнению аналитиков, и на финансовую тему предстоят жаркие дебаты.

Два НАТО: как быть с ними?

Как утверждает обозреватель издания Politico Пол Тэйлор, сейчас существуют два НАТО. Первое – это собственно военная машина союза, которая довольно активно развивается и финансируется лучше, чем раньше. Второе – политический союз, который призван "подпирать" военный блок, – переживает тяжелые времена. Так называемая "четверка", в которую входят 4 важнейших члена союза (США, Великобритания, Франция и Германия) и которая в неформальном режиме обсуждала важнейшие проблемы западной политики, практически перестала существовать. Вашингтон и Лондон решают сложные внутренние проблемы, позиции Берлина и Парижа по ряду политических вопросов далеки как никогда. "Статистика и заявления сами по себе мало что значат, если НАТО утратит способность быстрой координации и решительных действий в кризисных ситуациях", – отмечает Тэйлор.

Дональд Трамп провел в последние месяцы ряд встреч с лидерами стран Центральной и Восточной Европы, которые со времен конфликта в Ираке считаются наиболее проамерикански ориентированными среди европейских союзников по НАТО. В Вашингтоне побывали президенты Польши и Румынии, премьер-министры Чехии, Венгрии и Болгарии. По итогам встречи Трампа с болгарским премьером Бойко Борисовым София согласилась предоставить в распоряжение НАТО свой порт Варна – для координации военно-морских усилий в Черноморском регионе. В этом году под эгидой НАТО (и к неудовольствию России) в Черном море прошли учения, в которых участвовали более 20 крупных боевых кораблей шести стран союза – Болгарии, Греции, Канады, Нидерландов, Румынии и Турции.

Но именно Болгария – хорошая иллюстрация проблем, с которыми сталкиваются восточноевропейские члены НАТО, одновременно пытаясь защититься от потенциальных угроз со стороны России и не слишком раздражать ее, говорит в интервью Радио Свобода политический аналитик Центра исследований демократии (София) Руслан Стефанов:

Руслан Стефанов
Руслан Стефанов

– Все наши правительства стараются очень аккуратно маневрировать, когда дело касается военных вопросов. Нынешний премьер и его кабинет – не исключение. Они не хотят злить Москву. Поэтому сейчас очень четко было оговорено, что речь не идет о создании полноценной базы – в отличие, например, от Польши, которая к созданию такой базы стремится.

– Болгария сейчас осуществляет крупнейшую программу модернизации вооруженных сил – на сумму около $1,7 млрд. Это тоже делается с оглядкой на возможную реакцию Кремля?

– Тут скорее происходит обратное – попытки запугивания со стороны Москвы. Например, тогда, когда Россия была упомянута в стратегии национальной безопасности Болгарии как возможный источник угрозы в регионе Черного моря. (Это неудивительно, учитывая хотя бы инцидент с украинскими кораблями в Керченском проливе.) Последовала резко негативная реакция из российских дипломатических и военных кругов, говорилось и о программе перевооружения болгарских вооруженных сил – в том контексте, что ее осуществление Россия считает угрозой своим интересам. Иными словами, Москва – и ее довольно многочисленные агенты влияния в Болгарии – пытается "перевернуть" нарратив, касающийся того, кто кому угрожает на востоке и юго-востоке Европы.

– Если говорить о саммите НАТО – с кем в нынешней ситуации более склонны блокироваться такие страны, как Болгария: с США или со "старой" Европой, прежде всего Францией и Германией?

Москва пытается "перевернуть" нарратив, касающийся того, кто кому угрожает на востоке и юго-востоке Европы


– Надо заметить, что недавние заявления президента Макрона, направленные на бóльшую самостоятельность оборонной политики Европы, поставили таких членов НАТО, как Болгария, в непростую ситуацию. Это страны, где, с одной стороны, еще немало проблем с функционированием демократических институтов, где непросто идут реформы, в том числе военные, а с другой – достаточно сильно влияние России. Им в этой ситуации не нужен раскол в НАТО и какие-то резкие движения. Не надо забывать и о проблемах с Турцией, отношения с которой для той же Болгарии по целому ряду причин – тоже весьма чувствительный вопрос, – говорит болгарский политический аналитик Руслан Стефанов.

То, что решение проблемы "двух НАТО" – главная задача лондонского саммита, сознаёт и выступающий в роли хозяина британский премьер Борис Джонсон. По словам одного из его помощников, Джонсон "намерен подчеркнуть, что для эффективного решения общих проблем НАТО необходимы общие приоритеты". Удастся ли членам союза их найти, вряд ли станет ясно уже 4 декабря, когда саммит завершится: для таких серьезных задач обычно нужен более долгий срок.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG