Ссылки для упрощенного доступа

Способ самоутверждения? Откажутся ли в России от натурального меха


Владимир Путин в тулупе из натуральной овчины. 19 января 2018 года

Все больше участников мировой индустрии моды отказываются от использования натурального меха. В России изделия из него в последние годы покупают все меньше, но причина –​ не только в этическом поведении россиян, а в экономических проблемах.

По данным зоозащитной организации РЕТА, от меха в самое ближайшее время планирует отказаться бренд Karl Lagerfeld. Ведущие мировые дома мод, в числе которых Chanel, Jean Paul Gaultier, Coach, Burberry, Gucci, Versace, начали отказываться от натурального меха еще в 2017 году. В США Калифорния стала первым штатом, который запретил производство и продажу изделий из натурального меха, к принятию подобного закона готовится штат Нью-Иорк.

Ранее запрет на продажу продукции из натурального меха и кожи ввели в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. Однако от натурального меха отказались не все известные модельеры – к примеру, президент Louis Vuitton Бернар Арно заявил, что он – наиболее этичное с экологической точки зрения сырье в мире, поскольку люди используют его уже больше 15 тысяч лет, а экомеха, которые создаются из синтетических волокон, опасны для экологии, поскольку полиэстер является продуктом нефтепереработки, а его повторное использование практически невозможно.

Надпись на шубе: 16 лис
Надпись на шубе: 16 лис

Кроме того, противники перехода на экомех говорят, что отказ от натурального меха иногда продиктован соображениями выгоды: модные бренды экономят много денег, когда продают синтетический мех по цене натурального.

Российские зоозащитники, ведущие кампании против производства изделий из натурального меха, говорят об их эффективности. По данным Центра защиты прав животных "Вита", в последние годы спрос на меха в России снижается, а сам центр, согласно публикации самих российских меховщиков на сайте Британского научного общества Institute of Physics, включен в список шести организаций, оказывающих влияние на мировой меховой рынок. Об этом Радио Свобода рассказала президент центра Ирина Новожилова:

– Популярность изделий из натурального меха в России значительно падает, и это очевидно. Мы провели достаточно много кампаний. Уже четверть века идет борьба за вытеснение неэтичных технологий и внедрение этичных. Я это вижу по знаменитостям, замечаю на улицах. Сейчас, конечно, и зимы-то нет, но есть и другие факторы. Об этом говорят звезды, законодатели моды, появилось много модельеров, которые работают с другими, этичными материалами. Идет очень мощная волна по изменению сознания общества.

–​ Почему зоозащитники считают производство меховых изделий неэтичным и выступают против этой индустрии?

– Для получения меха производители идут двумя путями. Первый – зверей отлавливают в природе. 30 процентов отлова – за счет капканов, и большая их часть – это не щадящие, а ногозахватывающие капканы, которые до сих пор используются в России. Животное может пребывать в этой машине смерти до двух недель. Это чудовищно жестоко. Второй путь – 70 процентов животных выращивается на зверофермах. Это самые обычные концлагеря, причем для детей, потому что в индустрии используются животные, не достигшие половозрелости. Мы там были не один раз и видели, что они собой представляют. Это клетки, где животные находятся в скученном состоянии, у них нет моциона, и убиваются они тоже крайне жестоко. Там все жестоко. В России без конца идет поток жалоб студентов-ветеринаров, которых везут на зверофермы, где показывают, как животных усыпляют дитилином . Смерть от этого препарата очень мучительна: удушье, животное при этом находится в полном сознании. Это фашистская душегубка. Также пропускают ток через половые органы, делают инъекции ядов в кровь... Все абсолютно жестоко.

–​ Почему же эта индустрия до сих пор существует?

– К сожалению, в России шуба – это низменный способ самоутверждения, витрина достатка. Хотя я не очень это понимаю, потому что сегодня есть альтернативы для людей с различным достатком. И если ты хочешь использовать этот критерий, варианты для этого есть. У нас есть изделия из искусственных мехов, с ручным кружевом, с инкрустацией различных драгоценностей. Это носят современные звезды. Можно достаточно просто продемонстрировать стоимость такой одежды. Наверное, за долгие годы советской власти выпестовалось вот такое представление о роскоши и богатстве. Кто еще этого не получил – тянется к этой роскоши. Хотя, ребята, вы уже опоздали, и надолго, это уже немодно и несовременно. В Европе в мехах ходят в основном престарелые бабушки, потому что среди молодежи эта волна давно прошла, интереса к ней нет.

Как вы думаете, в ближайшие лет десять изменится что-то в России в этом плане, перестанут люди носить меха?

Когда вы порицаете людей, которые носят шубы, вспоминайте свою кожаную обувь


– Я думаю, что мехов не будет. Информационные возможности современного мира таковы, что Россия не может жить изолированно. Весь мир стремится к тому, чтобы закрыть зверофермы. Они уже закрыты в 20 с лишним странах мира, в северных странах даже запрещена продажа мехов, – говорит зоозащитница Ирина Новожилова.

Историк моды Александр Васильев полагает, что, отказываясь от натурального меха, люди должны быть честными по отношению к животным во всем – не носить кожаную обувь и не есть мяса:

– Я считаю, что все люди – хищники. И хищное нутро – это одна из самых важных составляющих человека. Сделать всех людей травоядными будет очень трудно. И здесь нужно быть последовательными. Если мы употребляем в пищу курицу или рыбу, икру или свинину, если мы носим кожаные изделия в виде ремня или обуви, если мы носим замшу, если мы позволяем себе носить, например, кожаный кошелек, мы не должны иметь ничего против ношения меха. А если мы абсолютные веганы, если мы полностью отвергаем всяческиое уничтожение животных, я это тоже поддерживаю. Но тогда надо изменить свою диету и качество обуви, которую ты носишь. Что касается мехов – меха в России носить не перестанут. Потому что на севере, где температура доходит до минус 50, сильно не потеплеет. А ватники и стеганые куртки не позволяют укрыться от мороза. Это мое мнение. Может быть, я ошибаюсь. Это очень интересная тема, поэтому я не могу встать ни на ту, ни на другую сторону. Но всякий раз, когда вы порицаете людей, которые носят шубы, вспоминайте свою кожаную обувь. А когда едите икру – думайте о том, что она не отдалась вам добровольно, – говорит Александр Васильев.

Историк моды Александр Васильев
Историк моды Александр Васильев

Дизайнер, создатель собственной линии меховой одежды Герман Шалумов согласен с тем, что продажи мехов в России снижаются. Но связано это не с эффективной деятельностью зоозащитников, а с падением доходов населения и ужесточением государственного регулирования меховой отрасли

Снижается платежеспособность населения, которое хотело бы приобрести изделия из меха

– Я не могу сказать, что популярность мехов снижается. Снижается платежеспособность населения, которое хотело бы себе приобрести изделия из меха. Тут вкусы публики как были, так и остаются неизменными: для среднего класса – это норка, каракуль, каракульча. Более дорогие и изысканные изделия для людей побогаче – из соболя. Откуда меха? Каждое животное имеет свой ареал обитания. Норка не может жить в российских условиях. Если это норвежский песец, то он не может расти в Сибири. Мех всегда откуда-нибудь привозится, исходя из того, что нам необходимо произвести. Это может быть и канадская, и североамериканская, и норвежская норка, и датская лиса, и финская леса, и наша российская норка, выращенная в питомнике. На качество меха это никак не влияет.

Фабрика по производству меха в Казани
Фабрика по производству меха в Казани

–​ Ведущие мировые бренды отказываются от натурального меха. В ближайшее время штат Калифорния запретит продажу изделий из него. Что происходит в России?

В России меха – это статус

– Штат Калифорния изначально и не предрасположен к тому, чтобы носить меховые изделия – разве что купальники из меха. Поэтому эти новости на мировом меховом рынке никак не скажутся. В России немножко другая ситуация. Большинство людей, которые были способны купить изделия среднего уровня, теперь находятся за чертой бедности. Им сейчас не до меха, им в первую очередь необходимо прокормить семью. Плюс еще сложившаяся политическая ситуация. Она вынудила многих людей, в том числе наших клиентов, покинуть территорию России. Третья причина – это работа в угоду больших монополистов, введение законов, которые мелкому и среднему бизнесу соблюдать невозможно. Поэтому бизнес в данном сегменте просто вынужден закрываться. Соблюдение этих законов практически невозможно и нереально. Один из законов – это чипирование изделий, которое подняло их стоимость процентов на 20. Это реально необоснованная трата денег. Данный сегмент рынка приравняли к незаконному обороту наркотиков, алкоголя и иже с ними. По сути, ты сразу становишься нарушителем закона. И тебе либо нужно закрываться, либо каким-то образом решать вопрос. А это стоит огромных денег, и это все, в конечным счете, сказывается на потребителях. Вот отсюда рост цен и падение спроса.

–​ Смогут ли россияне полностью отказаться от меховых изделий?

– Во всяком случае, в ближайшем обозримом будущем – нет. Это невозможно по ряду причин. Это сложившаяся культура потребления. Чтобы это куда-то делось, необходима смена нескольких поколений. В России меха – это статус. Даже если у тебя его нет, тебе хочется его показать. Ты будешь стремиться к тому, чтобы это сделать, – говорит дизайнер меховых изделий Герман Шалумов.

Про мнению владельца крупнейшей российской сети по производству и продаже меховых изделий "Каляев" Андрея Каляева, одна из причин снижения продаж меха в этом году – небывало теплая зима. Кроме того, в последние годы, по словам Каляева, во всем мире, особенно в Китае, было перепроизводство меха, что тоже сказалось на нынешнем снижении продаж. Итоги 2019 года подведут в начале 2020-го, но уже сейчас понятно, что объемы продаж меховых изделий в России по сравнению с прошлым годом снизились на 30 процентов. Бизнесмен полагает, что идеи зоозащитников, которые требуют прекратить убийства животных ради производства меха, большинству россиян не близки. Мех же он считает наиболее экологичным материалом:

Трудно представить одужду экологичней, чем мех. Это самый натуральный материал, он разлагается

– Любую здравую мысль можно довести до абсурда. На мой взгляд, трудно представить одежду экологичней, чем мех. Она разлагается. Это же органика – и кожа, и мех. Это самый натуральный материал. Наоборот, надо открывать магазины с надписью "Эко" и продавать там натуральные товары. На рынке одежды натуральных материалов осталось мало. Сейчас даже чистой шерсти практически не встретишь. Остались только кожа и мех, которые очень экологичны. Что касается убийства животных ради меха – это не очень корректная формулировка. Люди каждый день едят мясо животных – ради этого их тоже приходится убивать. А овчина, к примеру, побочный продукт производства мяса.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко во время визита на витебскую меховую фабрику. 2 ноября 2018 года
Президент Белоруссии Александр Лукашенко во время визита на витебскую меховую фабрику. 2 ноября 2018 года

–​ Вы говорите, что в этом году продажи снизились из-за теплой зимы. А есть у вас стратегия развития, если такие зимы будут в Россиии дальше?

Имитация овчины – на пике моды

– Я не считаю, что это как то связано с глобальным изменением климата, такая же зима была, например, пять лет назад. Вообще, наша компания ориентирована на весь сегмент верхней одежды. Мы производим в России пальто, пуховики, одежду из овчины. Я считаю, что одежда из овчины или имитации овчины сейчас как никогда в моде. Имитация овчины – это когда верхний слой – шерсть, а основа – синтетическая. Это сейчас на пике моды. Так что мы готовы ко всему.

А смогут ли россияне полностью отказаться от меховых изделий?

– Можно сделать большой налог для тех, кто носит шубы. Тогда, наверное, откажутся. Мех – это же не совсем одежда. Это то же, что и золотые изделия. Вы же от них не отказываетесь, хотя их можно заменить любой бижутерией. Мех – это статус, и мало кто хочет от него отказываться. Не только в России. У нас очень много покупателей из Франции, которые покупают и дубленки, и норковые шубы. Потому что у них очень дорого, – рассказал Андрей Каляев.

Дизайнер одежды Ася Спорыхина, которая принципиально не использует натуральный мех для создания своей одежды, не спешит порицать тех, кто покупает норковые шубы. Она считает, что постепенно мода на них пройдет и в России, потому что современная молодежь в крупных городах такое уже не носит:

– В создании своей одежды мех я не использую. Мне кажется это какой-то бессмысленной жестокостью, и я не вижу в этом практического смысла. Да и в декоративных целях мне это не нравится. Я росла и живу в умеренном климате. Возможно, есть места, где без шубы не прожить. Но когда я вижу шубу в Москве, это явно не для того, чтобы не замерзнуть насмерть на остановке, ожидая маршрутку. В России мех носят не для тепла. У нас изделие из меха – некий иерархический символ. Известно, что мех – это дорого, и если я стою в шубе, значит, у меня есть сумма с каким-то количеством нулей на такую одежду. Это заявление миру: я благополучный человек, я могу себе это позволить. Очень старомодная история. А, с другой стороны, я не могу кого-то за это осуждать, потому что жизнь тяжелая, и хочется хоть чем-то поднять собственную самооценку.

Модель Аси Спорыхиной
Модель Аси Спорыхиной

–​ Есть ли альтернатива меху?

– Сейчас появилось достаточно много технологичных вещей. Изменились синтетические утеплители, они стали более носкими, лучше греют, есть мембранные ткани, у которых тоже хорошая теплозащита. Другое дело, что экологичная альтернатива мехам – не покупать вообще ничего, покупать теплую одежду на вторичном рынке. Сейчас всякое производство любой одежды вызывает большие вопросы – необходимо ли это в принципе. Если посмотреть на корпоративные товарные остатки, становится страшно. Так что это в целом большой вопрос к индустрии, и касается он не только меха.

–​ Как вы думаете, в ближайшее время в России что-то изменится? Станет ли меньше шуб?

Я надеюсь, что жестокости станет меньше

– Мне интересно посмотреть, что будет хотя бы лет через пять. В целом я надеюсь, что жестокости, в том числе и в таком виде, станет меньше, и потребность человека подкреплять свое положение в иерархии с помощью шкуры убитого животного мы заменим на что-то другое. Научимся выражать красоту каким-то другим образом. Я за уменьшение страданий в целом – и потребителей, и тех, кто становится жертвами всей этой системы. Я читала статистику, что каждое следующее поколение вообще меньше привязано к любым предметам, и к предметам роскоши в частности. Если этому верить, то шуб должно стать меньше, – говорит дизайнер одежды Ася Спорыхина.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG