Ссылки для упрощенного доступа

К улучшению отчётности. Владимир Цвингли – о борьбе с наркотиками


Представитель Министерства внутренних дел России Ирина Волк сообщила в конце минувшего года о том, что ведомство готовит законопроект об уголовной ответственности за пропаганду наркотиков. До этого, в октябре, Владимир Путин поручал МВД разработать поправки к законодательству и представить предложения по увеличению штата сотрудников и, соответственно, по увеличению финансирования. Заявляется, что всё это делается для более эффективной борьбы с продажей наркотиков через интернет. При этом президент неоднократно говорил, что не пользуется интернетом, передоверяя это сотрудникам своего аппарата.


Самыми первыми пожелание главы государства решили исполнить депутаты партии "Справедливая Россия" в Государственной думе, но их законопроект, спешно (уже через два дня) внесенный Сергеем Мироновым, Олегом Ниловым и Михаилом Емельяновым, 6 ноября был возвращён на доработку: депутаты не озаботились получением отзывов правительства и Верховного суда.

Правительство в начале января внесло в парламент законопроект, предусматривающий только правку статьи 6.13 Кодекса об административных правонарушениях (выделение в её рамках отдельного состава "пропаганда наркотиков с использованием сети Интернет с повышенным размером штрафа"). Одновременно правительство же на портале нормативных правовых актов опубликовало законопроект, по которому норму об уголовной ответственности предложено внести в Уголовный кодекс как новую статью 230.3 с санкцией до двух лет лишения свободы. Предлагается сделать уголовно наказуемой пропаганду незаконных потребления и оборота наркотиков, культивирования и оборота наркосодержащих растений, под чем ведомство понимает в том числе распространение информации о незаконных способах и методах потребления, незаконного оборота или культивирования наркотиков и наркосодержащих растений. Согласно декабрьскому комментарию Волк, внесение изменений в законодательство не потребует дополнительного финансирования из бюджета, но мы видим, что для тех же самых целей (ужесточение борьбы с "пропагандой наркотиков") президент и так уже распорядился выделить финансирование.

Само обсуждение того, какой должна быть ответственность за "пропаганду наркотиков" – административной или уголовной, в России ведется в парадигме, согласно которой борьба с такой пропагандой, что бы под ней ни понималось, действительно оказывает значимое влияние на распространение и потребление наркотиков. Другие факторы, от общего экономического состояния региона до связи между употреблением наркотиков и доступностью легальных обезболивающих средств, кажется, никому не интересны, и законодатель первоочередной своей задачей видит ужесточение репрессивного регулирования в интернете.

Существующее определение пропаганды (статья 46 закона "О наркотических средствах и психотропных веществах") максимально расширительное. Доходит до того, что запрещается "пропаганда использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на его психическое или физическое здоровье". При буквальном толковании полиция должна преследовать любого, кто распространяет бесчисленные рекомендации Всемирной организации здравоохранения по использованию опиоидной заместительной терапии при лечении наркозависимости.

Применение этой статьи произвольное, не приводит к сколько-нибудь существенным изменениям в обороте наркотиков, а направлено на штрафование бизнеса по анекдотическим основаниям

Можно попытаться спрогнозировать будущую правоприменительную практику новой нормы закона. Статистика применения статьи 6.13 КоАП РФ уже имеется. Существенная часть содержащихся в базах судебных актов решений о штрафах по этой статье с диапазоном от 800 тысяч до 1 миллиона рублей для юридических лиц за продажу товаров (одежды, пива, автонаклеек) с изображением листьев конопли. Суды присуждали такие же штрафы изданию "7x7" – за рассуждения о наркополитике в интервью либертарианца Михаила Светова, "Ленте.ру" – за материал о легализации марихуаны в странах Европы, а Фонду имени Андрея Рылькова (внесён министерством юстиции России в список организаций, выполняющих функции иностранного агента) – за предназначенный для распространения среди наркозависимых (то есть тех, кто заведомо не начнет употреблять наркотики, ознакомившись с "пропагандой", потому что уже их употребляет) материал, рассказывающий о снижении вреда при употреблении "солей".

То есть применение этой статьи, во-первых, выборочное (произвольное), во-вторых, не приводит и не имеет целью привести к сколько-нибудь существенным изменениям в обороте наркотиков, а в-третьих, преимущественно направлено на штрафование бизнеса (как правило, малого) по анекдотическим основаниям, а также на цензурирование общественной дискуссии о существующей наркополитике и давление на независимые средства массовой информации и некоммерческие организации. Нет никаких оснований считать, что при переводе этой статьи полностью или частично в уголовно-правовую сферу или при выделении в ней интернета отдельным пунктом что-то изменится.

Руководители территориальных и структурных подразделений отчитываются о показателях раскрываемости – по соотношению "выявленных" (всех зарегистрированных) и "раскрытых" (тех, дела по которым переданы в суд или прекращены по нереабилитирующим основаниям) правонарушений. В идеале раскрываемость в каждом периоде должна хотя бы немного расти, чтобы подразделение демонстрировало успехи в своей работе. Типичный бравурный отчёт выглядит так: "Как отметил на коллегии начальник управления Николай Скоков, в Тамбовской области раскрывают 74,5% всех правонарушений. Причем регион держит пальму первенства по ЦФО и по расследованию тяжких преступлений – 67,5%. Кроме того, полиция почти на 20% стала чаще выявлять случаи, связанные с незаконным оборотом наркотиков, раскрываемость которых выросла до 80,3%... В заключение глава УМВД в торжественной обстановке вручил руководителям подразделений 12 новых служебных автомобилей". Вывод: в Тамбовской области преступность растет, но благодаря эффективности полиции практически не остается нераскрытых преступлений.

Методики повышения раскрываемости по делам о "пропаганде" можно представить по памятным делам об "экстремизме": выискивание постов с "пропагандой" в социальных сетях, "карманные" экспертизы, возбуждение дел только тогда, когда сотрудник полиции уже знает, кто у него будет подозреваемым. Казалось бы, успешным результатом борьбы с "пропагандой наркотиков" должно стать её сокращение, но это будет означать и уменьшение показателей раскрываемости. Сложно представить такое как в рамках всего полицейского ведомства, так и тем более на уровне отдельного, например, областного управления. Скорее, в отделах появятся сотрудники, ответственные за выискивание удобных для расследования постов в социальных сетях. А управления внутренних дел продолжат регулярно отчитываться о росте наркопреступности, о ширящейся пропаганде наркотиков и, конечно, о необходимости дальнейшего ужесточения уголовной ответственности за связанные с наркотиками преступления, предоставления дополнительных полномочий и соответствующего финансирования.

Владимир Цвингли – юрист Фонда имени Андрея Рылькова

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG