Ссылки для упрощенного доступа

Неубранный мусор: в Москве и области протестуют против свалок


Эко-протест в Коми, 15 марта

15 марта активисты в знак солидарности с защитниками Шиеса провели Всероссийский день экопротеста. В столичном регионе, где не все акции были согласованы и разрешены властями, ситуация с утилизацией отходов остается одной из наиболее болезненных экологических проблем.

Процесс закрытия

Гигантская свалка "Кучино" в подмосковной Балашихе была закрыта летом 2017 года по личному распоряжению Владимира Путина. С тех пор протесты против мусорных полигонов постоянно оказывались в центре внимания СМИ и проходили по всему Подмосковью: Москва и область – российские лидеры в производстве отходов. Затем мусорные протесты перекинулись в регионы: их жители недовольны утилизацией московских отходов, а также местными свалками. Параллельно появились многомиллиардные программы по сортировке отходов и их переработке, раздельному сбору.

– Рекультивационные работы на закрытых подмосковных полигонах ведутся, полигонов становится меньше в том числе за счет того, что мусор вывозится за пределы Московской области, – рассказывает руководитель центра "Управление отходами и вторичными ресурсами" при Минпромторге России Владимир Марьев. – Объекты по сортировке строятся, современное оборудование позволяет отсортировать до 90 процентов мусора. Количество предприятий, занятых в утилизации отходов, действительно увеличивается. Но самый главный вопрос: что с [отсортированными отходами] делать? Пока нет системного подхода, определенного наукой, государством и бизнесом по их использованию. Многие подмосковные мусорные полигоны действительно закрылись.

Митинг против полигона твердых отходов в Волоколамске в апреле 2018 года
Митинг против полигона твердых отходов в Волоколамске в апреле 2018 года

В пресс-службе Министерства ЖКХ Московской области в ответ на запрос РС сообщили, что "с начала реформы отрасли обращения с отходами в Подмосковье, количество закрытых полигонов ТБО (твердых бытовых отходов) составило 28 из 39. Общая площадь закрытых в прошлом году мусорных полигонов составляет более 60 га. Оставшиеся 11 полигонов будут закрыты либо модернизированы к 2021 году".

При этом активисты из разных частей Подмосковья, пытающиеся добиться закрытия оставшихся свалок-гигантов, говорят, что в их районах свалки разрастаются, и ни о каком "закрытии либо модернизации к 2021 году" у них пока речи не идет.

Больше и дольше

Оппозиционный политик Дмитрий Гудков организовывал протесты против свалок в родной для него Коломне:

– [Власти] утверждают, что закрыли свалку в Воловичах, но мы боролись против мусоросжигательного завода и свалки в Мячково. Она на шесть миллионов тонн только официально. Там [земля не проложена] глиной, всё это дерьмо пойдет в грунтовые воды. Мячково работает, туда везут мусор, уже завоняло в соседних деревнях. Мусоросжигательный завод готовится к запуску. Инициативную группу запугали, [местный активист] Вячеслав Егоров долгое время был под домашним арестом по "дадинской статье" (за неоднократные нарушения на митингах. Прим. РС), суд по уголовному делу над ним до сих пор не состоялся, у других проходили обыски. Сейчас пока затишье перед новой бурей, – рассказывает бывший депутат Госдумы.

Рядом с подмосковным Клином, где запретили экологическую акцию 15 марта, расположен мусорный полигон "Алексинский карьер". О том, что там происходит, можно прочитать на странице группы "ВКонтакте", члены которой постоянно рассказывают о ситуации вокруг полигона. Один из администраторов, например, рассказывает, что "свалка растёт примерно на два-три миллиона тонн в год. Сейчас она занимает около 35 гектар и около 40 метров слоев мусора в высоту. Полигон хотят расширить вдвое. От него постоянная вонь, превышения допустимой концентрации вредных веществ в более 700 раз, заражения водоносных слоёв и колодцев. ЕСПЧ коммуницировал 14 наших жалоб".

Протесты против свалки в Манушкино под Москвой в 2017 году привели к ее закрытию
Протесты против свалки в Манушкино под Москвой в 2017 году привели к ее закрытию

Еще одна горячая мусорная точка – на востоке Московской области, в городе Шатура:

– Целиком заполнено поле в девять гектар, высота [сваленного мусора] 45 метров, свалку ещё увеличивают. Полигон расположен в 600 метрах от жилых домов. Свалка периодически делает выбросы, в городе пахнет продуктами разложения. Сточные воды со свалки попадают в речку Поля, оттуда в Клязьму и затем в Оку, – рассказывает местный активист Игорь Воронин.

Жители Наро-Фоминска и Электростали, где тоже запретили акции 15 марта, в свою очередь собирались протестовать против полигона "Тимохово":

– Полигон у нас занимает 114 гектар. К сожалению, его закрытие в ближайшее время не предусмотрено: хотели закрывать ещё в конце 1980-х годов, но теперь деятельность продлили до 2035 года. Раньше это был карьер, куда сваливали мусор, теперь гора достигла высоты метров в сорок. Полигон окружен поселками, в нескольких километрах – города Электроугли, Электросталь, Ногинск. Все эти населенные пункты – сотни тысяч человек. Вонь распространяется на десятки километров. Рядом с полигоном собираются строить мусоросжигательный завод. В районе увеличилось количество заболеваний, у многих головные боли, рвотные позывы, головокружения, – рассказывает представитель инициативной группы Электростали и Ногинского района Вероника Кузьмина.


Под Солнечногорском жители борются против создания комплекса по переработке отходов Поварово. Он запланирован на 500 тысяч тонн в год, его намерены построить в 800 метрах от ближайших поселков. Протесты, как минимум, отсрочили реализацию проекта:

– Незаконное строительство на какое-то время прекратилось. По последним данным, техника снова начала там работать, но документов до сих пор не могут предоставить, – рассказывает активистка Мария Елкина.

Существование некоторых свалок подмосковные власти просто не признают. Например, администрация города Подольска подала в суд на председателя совета территориального общественного самоуправления "Дубровицы" Алексея Старчака:

К суду готовишься – ночь не спишь


– Свалка отходов дорожной деятельности (снега и грязи) зимой 2018–2019 была организована по постановлению администрации Подольска в водоохранной зоне реки Пахра, в черте города, а также в видовой панораме дубровицкой церкви Знамения Пресвятой Богородицы, – рассказывает Алексей Старчак. – Это место было выбрано губернатором Московской области в качестве одной из восьми ключевых точек программы "Зима в Подмосковье". Там были тысячи кубометров грязи, черные сугробы высотой три-четыре метра. По этой свалке несколько сотен жителей написали коллективное обращение, брал пробы [грязи] Росприроднадзор, приезжала прокуратура. Там выявили отходы дорожной деятельности: грязь, масло, реагенты. Росприроднадзор возбуждал дело об административном правонарушении, прокуратура и Министерство экологии Московской области делали предупреждения администрации Подольска. Свалку после всего этого не рекультивировали, когда снег растаял, всё ушло в почву и в реку.

В суде от Старчака требуют опровергнуть высказывания о том, что свалка вообще существовала: несмотря на официальные заключения Министерства экологии Московской области и Росприроднадзора.

– Администрация [Подольска] добивается своего. [Из-за тяжбы] я могу меньше времени уделять позитивной повестке и проблемам жителей. К суду готовишься – ночь не спишь. Они же приходят на суды в свое рабочее время, по четыре-пять-шесть человек. Мы за это платим им зарплату, – отмечает Старчак.

Трудности разделения

В России постепенно вводят раздельный сбор мусора. Процесс пока в самом начале: по данным Greenpeace, сейчас только 18,5 процента населения страны имеет возможность выкидывать мусор более чем в один контейнер.

– В Москве и области сбор раздельного мусора стал официальной политикой. На каждой специализированной площадке в Москве есть контейнеры для раздельного сбора, но контейнеры серого [для смешанных отходов] и синего [сырье для переработки] цветов плохо отличимы. Они забаррикадированы внутри огороженных площадок, куда нормальным людям, которые выкидывают мусор, не очень хочется заходить. Добраться до этих контейнеров очень тяжело, – рассказывает организатор движения "Собиратор" Валерия Коростелева.

По данным Коростелевой, отходы, предназначенные для переработки, в мусоровозы зачастую грузятся вместе со смешанными отходами, дворники и мусорщики не имеют четких указаний, как отсортированный мусор нужно вывозить из московских дворов.

Частные инициативы по раздельному сбору отходов сталкиваются с проблемами. О давлении со стороны властей заявляли создатели общественного центра по приему вторсырья в Химках, в Апрелевке создательницу местного экоцентра Татьяну Павлову запирали на участке, выделенном для сбора вторсырья. Павлова рассказала Радио Свобода, что сейчас конфликтная ситуация урегулирована, и местные власти поддерживают её проект по раздельному сбору отходов.

Но вот в начале февраля в Москве на проспекте Вернадского пытались сорвать общественную акцию по раздельному сбору мусора.

– С нами полтора часа работали пять сотрудников полиции. Говорили, что якобы мы не там стоим, хотя мы стояли просто на снегу. Полиция вызвала себе в помощь "Жилищник". Несчастные дворники по команде полицейских хватали наши мешки с вторсырьем, запихивали их почему-то в подвалы, откуда их потом доставали жители, – рассказывает муниципальный депутат Елена Филина. Она рассказывает, что мартовскую акцию по сбору вторсырья в её районе тоже зачем-то охраняла полиция:

– Я – местный депутат от "Яблока", у нас есть люди от другой партии, которые меня не очень любят. [Действия полиции и "Жилищника" в феврале] были попыткой рейдерского захвата хорошего дела. Напрямую глава местного совета "Единой России" сказал куратору акции: "Что же вы не подошли раньше, я бы вам помог", – рассказала муниципальный депутат.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG