Ссылки для упрощенного доступа

Домогательства в МГУ. "Студенток никто не готов защищать"


Студенты, выпускники и преподаватели МГУ опубликовали открытое письмо, в котором требуют создать механизмы защиты от домогательств со стороны преподавателей. Это произошло после публикации статьи в издании DOXA, где студентки рассказали о неподобающем поведении преподавателей филологического факультета. Радио Свобода поговорило с авторами открытого письма.

8 мая издание DOXA опубликовало статью "Сказал достать конфетку из кармана его джинсов". В ней приведены истории студенток (имена всех героинь изменены), которые столкнулись с домогательствами со стороны преподавателей филфака – некоторые девушки окончили МГУ, некоторые все еще проходят обучение. Имена преподавателей также не называются – чтобы их можно было различать, каждому присвоена эмоджи.

"Однажды [эмоджи 1] принимал экзамен у моей однокурсницы и долго не хотел ставить ей оценку. Спустя несколько часов, когда она совсем разнервничалась, сказал, чтобы она не переживала и достала конфетку из переднего кармана его джинсов... Эту фразу нельзя понять двусмысленно. Я просто не понимаю, почему он до сих пор работает", – рассказала DOXA Маша, студентка 4-го курса филфака МГУ.

Обновление. Впоследствии героиня этой истории заявила, что все происходило не так, как описано в публикации. Подробнее слова девушки можно прочитать в дополнении в конце материала.

"Каждый раз, когда я встречала [эмоджи 2] в коридоре факультета, он пытался поцеловать меня, а я уворачивалась, чтобы он не попал в губы. Это было максимально неприятно, потому что на филфаке куча людей, и когда взрослый мужчина-преподаватель обнимает тебя при всех и пытается поцеловать, это ужасно. И второе, я часто хожу в джинсах на высокой талии и в каком-нибудь укороченном свитере, но он укорочен не настолько, чтобы была видна талия. Когда [эмоджи] приобнимал меня за талию, его рука всегда оказывалась под свитером, несмотря на то, что этого можно было легко избежать. Это было противно", – рассказала DOXA выпускница 2018 года Полина.

Соавтор письма, выпускница филфака МГУ Полина Калмыкова рассказывает, что после выхода статьи она и студентка филфака Маша Лобойко осознали, что все это видели на факультете, и это действительно существует. Они пообщались с пострадавшими девушками: многие вспомнили как личные ситуации с домогательствами, так и истории своих знакомых. Полина объясняет, что для тех, кто проходит обучение сейчас, эта проблема не так очевидна.

– Если посмотреть на тех людей, которые подписали это письмо, – это в основном уже выпускники, которые находятся вне университета и видят, что ситуация не выглядит нормальной. Мы решили, что нам реально надо как-то эту ситуацию менять, потому что сама по себе публикация DOXA ничего не меняет: преподаватели никак на нее не отреагировали, администрация тоже. Мы искали варианты, как можно это изменить, и подумали, что открытое письмо стало бы лучшим выходом.

Полина отмечает, что пока не готова делиться историями пострадавших, потому что это может доставить им много проблем. Такое случилось со студенткой исторического факультета МГУ Дарьей Варакиной. 26 апреля она опубликовала в инстаграме пост о харассменте со стороны профессора Дмитрия Функа, после чего о недопустимом проведении профессора заявили еще две девушки. В итоге преподаватель подал иск о клевете в суд. Дарья Варакина отказалась разговаривать с Радио Свобода, так как она временно не общается со СМИ.

– Я здесь не занимаю ничью сторону, – говорит Полина Калмыкова. – Я мало знаю про ситуацию на истфаке, поэтому не могу судить, что там произошло на самом деле, но девушки, которые были в отношениях, сейчас боятся об этом говорить публично, потому что могут получить точно такой же иск. Никто не хочет связываться.

По словам студентки 4-го курса филфака и соавтора открытого письма Маши Лобойко, девушки боятся обсуждать с администрацией факультета подобные вопросы, потому что даже на проблемы в учебном процессе руководство реагирует неадекватно. Маше неизвестны случаи, когда пострадавшие от домогательств студентки пытались бы решить эту проблему через администрацию.

Проблема изначально в иерархических отношениях, когда преподаватель встречается со студенткой, которой он преподает

– Наш декан сказал в комментарии "Медузе", что это отношения взрослых людей, они никакой закон не нарушают, поэтому ничего с ними сделать невозможно, – рассказывает Полина Калмыкова. – Но мы считаем, что здесь есть проблема изначально в иерархических отношениях, когда преподаватель встречается со студенткой, которой он преподает, – это потенциально дает почву для манипуляций, даже если он сам этого не делает, студентка не может сказать ему "нет". И мы видим по публикации DOXA, что очень многие действительно не могли сказать "нет" просто потому, что это может повлиять на оценки, на будущие экзамены и так далее. Нас обвиняют сейчас, что мы хотим запретить романтические отношения в университете. Мы ничего такого не хотим. Мы просто хотим одного – пока преподаватель и студентка или преподавательница и студент находятся в зависимых отношениях, то есть иерархических, пока от преподавателей зависят оценки или какие-то санкции по отношению к студенту, отношений не должно быть. Если большая любовь, взаимная симпатия – это легко можно решить. Студент может перевестись в другую группу, преподаватель может попросить руководство перевести студента в другую группу, в общем, очень много разных способов, которые позволяют убрать эту иерархическую составляющую.

После публикации DOXA преподаватель филфака Сергей Князев опубликовал пост, в котором признался, что у него были отношения со студентками, и пообещал уволиться из МГУ.

Исполняющий обязанности декана филфака Андрей Липгарт заявил, что МГУ не будет проводить проверку фактов после сообщений о возможных сексуальных домогательствах со стороны преподавателей филологического факультета и увольнения одного из них. Липгарт уточнил, что признания Князева не являются основанием для проверок.

"Интеллигентный человек решил душу облегчить, там сказано, что ничего по принуждению не было. Это взрослые люди общались друг с другом. Если у кого-то возникли претензии – это решается в судебном порядке", – подчеркнул руководитель филфака в разговоре с "РИА Новости". По словам Липгарта, "раздувается нечто из ничего, кому-то нужен хайп".

Однако в открытом письме не было требования провести проверку по фактам публикации – авторы письма требуют создать в университете механизм, который мог бы защитить студентов от домогательств. Речь идет о создании отдельного регламента, закрепляющего принципы общения преподавателей и студентов – в частности, запрет романтической связи, пока преподаватель и студент находятся в рамках иерархических отношений, запрет харассмента, соблюдение этики делового общения.

Ваши студенты вам говорят, что есть проблема, а вы говорите, что проблемы нет и разбираться мы не будем

– У нас не было никаких заявлений о том, что мы требуем разбирательств, – говорит Маша Лобойко. – Мы требовали только создания мер, организации внутри факультета, которая бы этим занималась. Конечно, мы бы хотели, чтобы наш декан отреагировал иначе. Для меня эта реакция абсолютно неадекватная, потому что ваши студенты вам говорят, что есть проблема, а вы говорите, что проблемы нет и разбираться мы не будем. Это тоже неприятно. Конечно, мне бы хотелось, чтобы он публично хотя бы высказался, что руководство поговорит со студентами, что они заметили проблему. Но он предпочитает проблему не видеть и просто говорит, что это все хайп. Так как он сам мужчина, я думаю на самом деле, что и он себе может позволить что-то подобное, поэтому, может быть, он и не хочет никаких разбирательств. Может быть, он боится, что студентки и про него тоже скажут. Да, может быть, он тоже чувствует себя в опасности, как и большинство наших преподавателей, которые пишут мне, что они меня боятся. Я не знаю, что я могла им такое сделать? Все боятся, что про них что-то расскажут, но, видимо, есть что рассказывать, я не знаю.

Также в письме предлагается ввести для преподавателей обязательные образовательные курсы, посвященные неэтичности романтических и сексуальных отношений между преподавателями и студентами.

– Я слышала от преподавателей: им не нравится, что им предлагают ввести образовательные курсы для преподавателей, – говорит Полина Калмыкова. – Буквально говорят, что яйца кур не учат, преподаватели и так знают, как себя вести. Поэтому их оскорбляет, что мы какую-то образовательную составляющую пытаемся привнести по отношению к ним тоже.

Доказать домогательства крайне сложно, особенно если факт не зафиксирован в переписке или записи разговоров. Не менее сложно для второй стороны доказать, что домогательств не было. Чтобы избежать спекуляций с обеих сторон, в письме предлагается создать совместные комиссии студентов и преподавателей на каждом факультете, которые бы принимали решения в сложных случаях. Как отмечает Маша Лобойко, вероятность ложных доносов низка из-за того, что пострадавшая от домогательств в любос случае столкнется с осуждением окружающих, и мало кто захочет проходить через всё это.

Преподавателя все уважают, а студенток никто не уважает

– Я не знаю, зачем девушке идти и говорить, что ее домогались, пытались изнасиловать, например, или применить к ней еще какое-то физическое насилие, потому что она себя ставит под удар больше, чем преподавателя. Как мы поняли даже по этой ситуации: студенток никто не защищает – все защищают преподавателей, даже нашего уволившегося преподавателя, который открыто написал, что "да, у меня были отношения со студентами". Все пишут ему в комментариях – жму вам руку и так далее. Никто не обращает внимания, что он честно признался. Поэтому, я думаю, достаточно странно говорить, что студентки пойдут писать доносы - они сами себя поставят под удар, если они хоть как-то выскажутся про это. Преподаватель просто не получает тех же негативных комментариев в сетях, которые получают жертвы, к сожалению, потому что преподавателя все уважают, а студенток никто не уважает. Студенток никто не готов защищать, а тем более публично сказать, что им верят. К сожалению, только мы, студентки и выпускницы, пишем, что мы верим этим историям, но это не очень помогает, потому что в администрации никакого доверия нет. Тот же декан пишет, что не было никаких домогательств.

Несмотря на то что письмо собрало около двух тысяч подписей, в публичном поле последовала негативная реакция вплоть до публикации порой неприличных комментариев со стороны сотрудников других вузов. Были и предположения, что это письмо заказное: "Может, это подготовка к поступлению такая? Мол, не отдавайте своих девочек на "факультет невест", там страшно! А может, это в поддержку реформы, мол пора филфак слить с другим, где харрасмента поменьше? А может, еще какая цель. Какая разница?" – написала преподаватель филфака Тамара Теперик. Не обошлось и без высказываний, которые можно расценить как угрозу. Маша Лобойко оканчивает бакалавриат и 28 мая будет защищать дипломную работу. Под одним из обсуждений этого письма в сети Маше Лобойко написала профессор МГУ Татьяна Михайлова:

– Да, мне не очень комфортно. Конечно, я была лучшего мнения о нашем преподавательском составе. Угрожать студентке накануне защиты диплома – это, мне кажется, совершенно непрофессионально. Я связалась с друзьями и подругами в ВШЭ и с других факультетов МГУ, которые будут готовы прийти ко мне на защиту, чтобы просто посмотреть. Также попросила некоторых преподавателей ВШЭ присоединиться – людей, которые понимают в моей теме. Потому что если придет преподаватель совершенно с другой кафедры, я думаю, вряд ли она знает подробно мою тему. Если она захочет что-то меня спрашивать, то скорее всего, просто будет пытаться как-то меня завалить. Сейчас я пригласила как можно больше людей, чтобы, если что, они могли подтвердить и зафиксировать происходящее, записать на видео и диктофоны. Да, потому что это угрозы. Я еще свяжусь со своей научной руководительницей и обсужу с ней эту ситуацию. Но, конечно, мне неприятно, что преподавательский состав моего факультета может только угрожать, а не идти на диалог, хотя они изначально пишут все – приходите к нам, если что-то случится. Но после всех этих комментариев, я думаю, вряд ли кто-то захочет приходить.

Как отмечает Лобойко, в публичном пространстве студентки не нашли поддержки. Их поддерживают в личных переписке или в беседах, письмо подписали уважаемые преподаватели разных вузов – но в соцсетях преобладает негативная реакция.

В комментариях, конечно, дикий мрак

– К сожалению, я вижу только негативные посты, которые пишут наши преподаватели, – говорит Маша Лобойко. – В комментариях, конечно, дикий мрак. Просто всё дело в том, что я отвечала сначала на эти комментарии. Поэтому преподаватели продолжают меня отмечать, мою фамилию везде писать, что вот такая-сякая студентка. И я уже перестала отвечать, потому что там уже появляются явные провокации. Им проще на меня вылить весь свой гнев, чем разобраться в ситуации. К сожалению, никаких открытых заявлений в нашу пользу я не видела, только в личной переписке. К сожалению, преподаватели, с которыми я была в личной переписке, тоже не хотят, чтобы я публиковала их заявления. Видимо, они тоже боятся своих коллег или просто осуждения, что они поддерживают наше письмо, которое все так ругают. К сожалению, только лично были высказаны какие-то планы. Это тоже хорошо, потому что хоть какая-то поддержка хоть в таком виде.

Полина Калмыкова считает, что эта стадия отрицания все же рано или поздно перейдет в стадию принятия. По ее словам, многие преподаватели после диалога с девушками меняют свое мнение.

– Да, они считают, что это неправильно, что мы не пошли в администрацию с самого начала. В принципе, я могу принять их аргумент. Но мне кажется, что этим аргументом можно пренебречь и вместе решать проблему. У нас нет цели поругаться с факультетом. У нас нет цели как-то разрушить факультет и уволить всех преподавателей. Мы в своем письме даже не настаивали ни на чьем увольнении, там нет ни одного слова про это. Мы просто просим выработать механизмы, которые помогали бы студентам справляться с такой ситуацией. Потому что, я знаю, эти злоупотребления очень неприятны.

В последующие за публикацией этой статьи дни ситуация вокруг проблемы домогательств к студенткпам, получила развитие.

Две героини статьи с студенческой жэурнале DOXA "Сказал достать конфетку из кармана его джинсов" утверждают, что их истории в публикации были искажены. Студентка 3-го курса филфака МГУ Анастасия Погарская, которой преподаватель предложил угоститься конфеткой, заявила, что все происходило иначе. Кроме того, она утверждает, что информация была взята из архивов личных сообщений 2018 года и опубликована без согласования со студенткой. Вот письмо Погарской, опубликованное в сети:

"Я, Погарская Анастасия Владиславовна, студентка 3-го курса романо-германского отделения филологического факультета МГУ готова заявить, что С. В. Князев не обращался ко мне с предложением, обозначенным в данном отрывке статьи. Это могут подтвердить мои одногруппницы, которые в тот день сдавали экзамен вместе со мной. Также это может подтвердить О. В. Дедова, которая тоже принимала у меня экзамен в этот день. Я допускаю, что мою историю могли использовать с целью оболгать человека, руководствуясь личными мотивами, а также что Мария Лобойко могла узнать ее от меня, поскольку в данный момент я общалась с ней довольно близко и рассказывала об этой истории многим, но не в контексте сексуального домогательства. Это был рассказ о сложном экзамене, к которому я была плохо подготовлена и который я сдавала довольно продолжительное время. Я действительно рассказывала историю про конфетку, но С. В. Князев ничего не говорил о том, что я должна достать ее из его штанов, эта информация является надуманной. Я долго не могла ответить на вопрос, начала нервничать, и преподаватель предложил мне конфетку, чтобы я успокоилась. Я не готова признать за собой статус жертвы сексуального домогательства. Моя обида на С. В. Князева была связана с ситуацией самого экзамена, и я не могу взять на себя ответственность за то, чтобы предъявить ему обвинение в домогательствах. История, которая рассказана в Doxe, не имеет никакого отношения к реальным жизненным обстоятельствам, если за основу берется мой рассказ. Мое тяжелое психологическое состояние в тот момент было связано с усталостью от первой в моей жизни сессии, а не с тем, что я проглотила обиду за сексуальное домогательство, которого не было. Я ни в коем случае не оставила бы это, если бы это действительно произошло, поэтому ответила отказом поддержать инициативу по предъявлению преподавателю этого обвинения. Я не готова из-за ущемлённого на экзамене самолюбия участвовать в травле человека, обвиняя его в том, что он не пытался сделать по отношению ко мне, и признаю, что после самого экзамена сама ситуация могла быть мною преувеличена из-за нервного потрясения. При этом я еще раз подчеркиваю тот факт, что данная ситуация не была связана с попыткой к чему-то меня принудить. Об этом даже не шло речи. Я хочу принести извинения за слова обиды, сказанные в состоянии нервного потрясения. Я не преследовала цели обвинить человека в домогательстве и не считаю себя жертвой такового".

Редакция DOXA опубликовала ответ, в котором разъяснено, почему оспоренный фрагмент останется в тексте публикации.

Вскоре другая героиня публикации, выпускница филфака МГУ Дарья Шафрина, заявила о том, что касающаяся её информация в публикации искажена. Девушка рассказала, что автор текста Екатерина Заплетина жила с ней в одной комнате в общежитии и по этой причине знала историю Шафриной. Эта история не связана с преподавателем Сергеем Князевым, так она описана в статье:

"На первом курсе моя подруга пришла ко мне поздно вечером в общежитие. Она сказала, что переспала с преподавателем [эмоджи]. И до этого было заметно, что между ними что-то происходит, она была очень активна на его занятиях, они много общались. Подруга сказала, что он позвал ее на дачу познакомиться со своим отцом [Известным российским писателем. — Прим. ред.], но отец куда-то ушел, они остались наедине, случился секс. Во время рассказа она плакала, потому что он был ее первым мужчиной".

Шафрина рассказывает, что автор материала связалась с ней, но девушка отказалась комментировать эту историю с точки зрения харассмента, так как харассмента не было. Так же, по ее словам, она запретила публиковать что-либо об этой истории в каком-либо виде, но в итоге она была опубликована с искажениями.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG