Ссылки для упрощенного доступа

Александр Васильев: "Радуйтесь каждому дню и каждой черешенке!"


Александр Васильев

В московской больнице, куда он, подхватив коронавирусную инфекцию, вначале наотрез отказывался ехать, Александра Васильева вылечили, и домой историк моды вернулся полный энергии.

О том, что поменялось в его картине мира после болезни, Александр Васильев рассказал Радио Свобода, начав с плюсов, которые дал ему карантин.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:16:27 0:00
Скачать медиафайл

– Это время было великолепным моментом моей жизни! Я смог прочесть то, что долго откладывал, смог посмотреть фильмы, до которых не доходило дело десятилетиями. Обычно ведь я работаю нон-стоп: съемки, интервью, перелеты, а тут – масса свободного времени. Из моих открытий в кино – британский романтический фильм 1953 года "Не отпускай меня", где главную роль играет знаменитый Кларк Гейбл. Много нового для себя открыл и в замечательных музыкальных концертах. Вообще, время я не терял: написал две книги, разобрал свой архив. Насколько мог, привел в порядок московскую квартиру – в условиях пандемии оказался именно здесь, хотя у меня есть немало мест жительства в других странах. В Москве мы продолжали съемки "Модного приговора" и не должны были останавливаться, потому что это ежедневная программа.

О символе того, что произошло и продолжает происходить, – о медицинской маске. Мода отреагировала?

Торговля отреагировала на массовое ношения перчаток: продажа колец и перстней сократилась, а серег, брошей, бус – усилилась

– И на перчатки тоже! Они часто синего или голубого цвета, что повлекло за собой повышение интереса к этим цветам в одежде, в частности к дениму, который сейчас опять войдет в моду. Еще на пике моды – раздельная одежда. Если прошлое десятилетие для женщин – это время платьев, то сейчас, как в 70-е годы, возвращаются брюки, трикотаж, блузки, жакеты. Потому что сидение перед компьютером, все эти видеоконференции – форма карантинного общения по работе или личная, к которой уже привыкли, – требуют не платья (в нем просто неудобно долго сидеть), а именно две раздельные вещи. Такие как спортивный костюм или пижама. Торговля отреагировала на массовое ношения перчаток: продажа колец и перстней сократилась, а серег, брошей, бус – усилилась.

Маски. Да, многие дизайнеры стали делать их вышитыми, декоративными, украшенными бисером, бусами, цветами, стишками... Но они в таком случае не гигиеничны! Конечно, могут идеально подойти к вашему костюму и стилю, быть даже произведением искусства, но я за то, чтобы такая маска по определению была и оставалась одноразовой. Чтобы ее не жалко было сменить и выкинуть. Либо не жалко каждый раз стирать. Но все эти особые дизайнерские изделия в большинстве случаев не рассчитаны на то, что могут быть постираны.

Также пандемия изменила модные тенденции в обуви: она теперь может быть одновременно и домашней, и уличной. Это обувь, скажем, без пяток, где передняя часть напоминает туфли, а задняя – шлепанцы. Это кроссовки без всяких завязок, что удобно для похода в магазин и прогулки с собакой, для катания на велосипеде. Модные цвета в одежде? Прежде всего белый вместе с синим, вместе с зеленым. Силуэты – скорее ближе к 70-м годам. Брюки – с высокой талией, пояс всегда закрывает пупок и иногда доходит почти до груди, так теперь будут носить, а не на бедрах, что было прежде. Как можно меньше показывать открытую кожу – люди боятся второй волны ковида.

Из моды вышли предметы гламура и люкса, блестящие, украшенные стразами и крупными логотипами. Особенно после начала событий в США, когда были ограблены магазины, торгующие фирменной одеждой. Крупные бренды сильно потеряли в клиентуре, и не удивительно: сегодня ношение логотипов может приблизить вас к разъяренной толпе, которая стала обладателем тех самых, украденных с витрин и полок вещей.

В еще большем ходу будет стиль, который мы в шутку называем "обшарпе" – вещи, сразу будто потертые, будто недошитые, с заплатками и нитками

Вообще, кризис только начинается! То, что происходит на этот счет в США и Европе, – это первые ростки мирового кризиса. Во что он дальше разовьется? Я думаю, в то, что было, например, в 1929 году, когда рухнул доллар. Тогда изменилось многое, в том числе сильно изменилась мода. В сторону депрессии. По-моему, черный цвет будет самым модным этой осенью, вещи по большей части будут темными. Люди будут стараться не привлекать к себе особого внимания, не носить брендовых вещей, дорогих сумок. В еще большем ходу будет стиль, который мы в шутку называем "обшарпе" – вещи, сразу будто потертые, будто недошитые, с заплатками и нитками. Это и так давно популярно, теперь пойдет вторая волна. Стиль гранж – с его демонстративной неопрятностью, отрицанием гламура и роскоши – вернется уже в новой реальности.

Изменился ли ваш взгляд после того как побывали в больнице на врачей? Вообще, на жизнь и самого себя?

– Да! Во-первых, я очень доволен лечением. Больница в Коммунарке – одна из лучших в России, и там действительно качественное лечение. Чему я рад. Был несколько удивлен, что там почти все врачи из Армении и Азербайджана. Видимо, их не устраивает положение в своих странах, и они едут в Москву. Они прекрасно справляются с работой, и лечение великолепно!

Оно состояло из антибиотиков, мне также поставили десять капельниц. Я поступил в непростом состоянии: тяжелые приступы кашля и постоянно высокая температура. Все это было успешно пролечено. У меня была прекрасная палата, я там был один. Это вовсе не условия всех остальных, конечно. Известность подарила мне такую привилегию – я это осознаю. Была возможность взять с собой компьютер и подключиться к интернету. Питание – особый разговор: пятиразовое и диетическое, совсем небольшими порциями, отчего я сбросил вес. Так как о моем попадании в больницу писали СМИ, я стал еще более популярным – обращаются теперь не только журналисты, но разные люди по самым разным поводам.

Я ясно осознал, что жизнь конечна

После всего произошедшего я ясно осознал, что жизнь конечна. Мы и так все это знаем, но вот тут особенно... И первое, что я сделал, когда почувствовал тяжелое состояние, когда пошла высокая температура, лихорадка, – составил завещание. Не знал, как будет развиваться болезнь, и подумал: пока в здравом уме, пока не теряю сознание, лучше я это запишу. Такой шаг советую сделать всем, не откладывая в долгий ящик. Жизнь может в любой момент повернуться совсем не так, как мы хотим.

Граффити напротив больницы в Коммунарке
Граффити напротив больницы в Коммунарке

Я рад, что жив! Очень рад, что у меня много энергии, что после болезни говорю достаточно вразумительно и четко. Это для меня большой стимул к жизни.

Когда во время карантина миллионы людей оказались со своими близкими буквально заперты в жилищах, звучали прогнозы, что в семьях потом будет масса разводов. Этого не происходит. Более того, такое испытание сделало для многих семейные отношения еще крепче, сблизило людей. Некоторые пары, годами жившие без регистрации, осознали ценность отношений и после карантина захотели оформить брак. "Фамильные ценности" так называется ваша последняя книга, в которой изложена история всей семьи, предков. Они в тяжелые времена очень держались друг друга. После нынешних трудностей, испытывающих на прочность и фамильные, семейные ценности, в отношении людей самого близкого вашего круга вы, может быть, сделали личные открытия?

– Конечно! Когда я мысленно пробегал по линиям своей жизни, думал о том, что связывает меня с членами семьи, с моими предками. Вообще, изучая свой род, я сейчас дошел до XII века. К тому же я сделал генетический тест и теперь точно знаю свой национальный состав. И хорошо понимаю, почему мне так хочется проводить столько времени в Литве (гражданином которой А. Васильев является и в которой у него есть старинное родовое поместье, доставшееся от деда) – хотя бы по составу своей крови.

Этот кризис продлится не менее десяти лет. И сейчас мы вступаем в его первые пять лет

Когда нам трудно, мы внутренне молимся, ищем контактов с добрыми ангелами. И, к счастью, они меня не покидают! В течение болезни я чувствовал контакт со своей семьей, с близкими. У меня было время, и, разбирая старые семейные письма, я нашел новые точки опоры для себя. Обнаружил детали, которые позволяют мне идти дальше по жизни. А жизнь будет для всех трудной!

Как черный мопс Котик, попадающий вместе с вами на обложки журналов, пережил расставание с хозяином?

– Хорошо, потому что, когда я был в больнице, мы общались по скайпу. Ему уже 15 лет, это серьезный возраст для собаки. Он на все смотрит спокойно и хорошо относится к жизни, потому что не в курсе того, что происходит в мире.

Я уверен, что этот кризис продлится не менее десяти лет. И сейчас мы вступаем в его первые пять лет. Кризис вызван не только проблемами в мировой экономике, не только новой болезнью, скосившей часть населения на Земле, не только политическим кризисом в связи с перевыборами в разных странах. Это связано еще и с положением планет – они нынче стоят так, что способствуют волнениям населения, даже государственным переворотам. Тяжело сейчас будет всем, но и это пройдет! Надо философски пережить эту пору – меньше волнуйтесь, не принимайте близко к сердцу сообщения в новостях, не поддавайтесь панике.

Александр Васильев в своем саду, Вильнюс
Александр Васильев в своем саду, Вильнюс

Лучше радуйтесь. Чему? Да, кризис ужасен, но война не началась. Нас не бомбят, нас не трясет, у нас с вами не горят дома, к счастью. У нас сейчас полно еды и в холодильнике, и в магазине. Это все вещи, которые всегда казались обыденными, но сегодня особенно ощущаешь ценность нашего хрупкого мира. Трудностям мы должны противостоять с помощью своей позитивной энергии. То, что на нас обрушилось в этом високосном году, – это, безусловно, общая трагедия. Тут и падение мировых цен на нефть, и пандемия, и экономические, политические проблемы, еще и невероятные погодные условия – какая у нас была зима, какая весна и какое странное лето.

Когда страны только начинали выходить из карантина, я однажды услышала такой разговор: "Сейчас начнем прежнюю жизнь, все вернется на круги своя, будет по-старому. – Ты наивен! По-старому невозможно, мир теперь другой, и мы совсем другие. – Это ты наивный идеалист! Человечество ничему не учат ни войны, ни кризисы, ни эпидемии. Вот увидишь, люди не перестанут враждовать и воевать, не перестанут быть алчными, не перестанут бездумно, варварски относиться к природе. А будут наоборот наверстывать упущенное во время карантина".

– Последнее вполне возможно! Потому что огромное количество людей на Земле очень плохо образованы. Единственное, что может спасти мир, – это просвещение, а не его отсутствие. Я, например, в ужасе от вероятности возможного – с сентября – тотального дистанционного обучения детей и молодежи. В ужасе от качества такого образования, при котором отсутствует личный контакт с педагогом. Это к тому же будет огромным испытанием не только для них, но и для родителей, которым придется все время детям помогать, если они ответственны. У них не будет на это времени, они будут злиться...

К тому же люди везде стали – еще давно – гораздо меньше читать. Подростки последние лет двадцать массово увлечены компьютерными играми. Почти все эти игры –в той или иной форме про войну, про убийства, крайне агрессивны. Про то, как танки входят в город, сколько врагов они перебили, сколько домов сожгли. Наивно было бы с моей стороны призывать молодежь играть в бабочек, цветочки и ежиков, но это лучше, чем только и делать, что бомбить, хоть и игрушечно.

Мы сами воспитали наших детей в компьютерных играх такой повышенной жестокости, что пенять нам теперь на себя. То, что происходит сейчас в США, на мой взгляд, это во многом результат таких игр. Они ведь с этим выросли! И это кажется им таким простым: подходишь к витрине, ба-бах стекло – украл кроссовки. Как весело, как интересно! Подходишь к статуе Колумба, ударил палкой по голове – голова долой. Я победитель! Как в той игре: рушу целые города. И это, к сожалению, не закончится, даже когда звезды встанут в следующем году на свою обычную орбиту. У людей появился соблазн необузданной агрессии, которой фактически запретили давать отпор.

Изучайте жизнь, упивайтесь жизнью!

Я радуюсь мысли, что, когда появится возможность, смогу приехать в Литву в свое имение. Смогу насладиться там свежим воздухом, ягодами и фруктами, цветами в своем саду. И буду счастлив! Смогу насладиться и своей коллекций раритетной одежды, обуви, аксессуаров и картин разных эпох, которая не один год с успехом выставляется и хранится в Вильнюсе, в Национальном художественном музее.

Экспонаты выставки Александра Васильева
Экспонаты выставки Александра Васильева

Но я понимаю, что счастье в моем литовском доме будет временным, что пробуду там только две-три недели, и потом нас всех ждет тяжелая осень и тяжелая зима, ждут новые вызовы. Мы вообще не знаем, что нас ждет! Поэтому радуйтесь каждому дню, каждому цветку, каждой черешенке. Читайте хорошие книги, смотрите фильмы, посещайте театры, музеи, выставки. Изучайте жизнь, упивайтесь жизнью. Пока она дает вам эту возможность.

Как стало известно, решением Министерства культуры Литвы Фонду Александра Васильева – из-за ремонта помещений художественного музея – отказано в дальнейшем сотрудничестве и предложено искать с осени новое место. Возможно, это будет другой музей в Литве или Латвии. Не исключен замок, дворец или поместье. Сейчас Александр в поиске европейского пристанища для своих изящных экспонатов, которые он собирает всю жизнь и которых в его уникальном собрании несколько миллионов.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG