Ссылки для упрощенного доступа

"Нормальные люди есть везде": Константин Котов вышел из колонии


Константин Котов на свободе

Оппозиционный активист Константин Котов, осуждённый в сентябре 2019 года на четыре года лишения свободы по обвинению в неоднократном нарушении правил участия в митингах, вышел на свободу утром 16 декабря. Он отбывал наказание в колонии №2 в городе Покров во Владимирской области. Котов был приговорён к 4 годам колонии Тверским судом Москвы в 2019 году. В феврале этого года Мосгорсуд сократил срок заключения до полутора лет. В ноябре суд во Владимирской области отказался освободить его условно-досрочно.

В 2019 году полиция неоднократно задерживала Котова на акциях протеста. Последний раз он был задержан 10 августа. Утверждалось, что он участвовал в несогласованном шествии, держал в руках плакат и скандировал лозунги. Радио Свобода публиковало видеозапись задержания, на которой видно, что активист не успел принять участие в акции, а заявление полиции не соответствует действительности.

17 октября 2019 года Константин Котов и Анна Павликова, обвиняемая по делу "Нового величия", поженились в изоляторе "Матросская тишина".

В интервью Радио Свобода Константин Котов рассказал о том, что чувствует в первые часы после освобождения из колонии:

Я увидел родных, жену, друзей

– Мне сейчас радостно, потому что я увидел родных, жену, друзей, которые приехали встречать меня в Покров, несмотря на мое раннее освобождение. Конечно, очень радостно, очень здорово, что все приехали, со всеми удалось хоть немножко поговорить, обнять друг друга. Скоро встречусь с родителями, очень хочется их повидать. Они уже старые люди… А дальше посмотрим. Надо навести в мыслях порядок и дальше думать, что делать.

Вас ждут на работе?

– Да, ждут, и моя организация мне очень помогала. Они предоставляли в суд гарантийное письмо, что они меня возьмут в любой момент, так что с работой у меня все нормально.

–​Как вам удалось продержаться в колонии, что вам помогало?

Солидарность между осужденными тоже никто не отменял

– Во-первых, поддержка, которую я получал. Ко мне постоянно приезжали адвокаты, со всех концов страны ко мне чуть ли не каждую неделю приходили письма. Ну, и солидарность между осужденными тоже никто не отменял. Нормальные люди есть везде, и мы друг другу, конечно, помогали.

–​ Как к вам администрация относилась?

– Сначала отношений фактически никаких не было, меня держали на строгом соблюдении режима, на строгой изоляции. Но ближе к концу срока уже начались послабления, и можно было с ними уже вести какой-то диалог. Вначале его практически не было.

–​ Была ли у вас возможность, находясь в колонии, следить за ситуацией в стране?

– Интернета там, конечно же, не было, в колонии полный запрет на средства мобильной связи. Мне приходили газеты – "Новая газета", "Коммерсант", с некоторым опозданием, но тем не менее приходили. Ну, и телевидение. Канал "Россия 24" – не самый хороший источник информации, но за неимением лучшего смотрел его.

–​ До того как вас посадили, вы были активнейшим участником всех мирных протестных акций в Москве. Вы будете продолжать, вам не страшно?

Я планирую заниматься правозащитной деятельностью: надо что-то делать

– Вопрос, конечно, тяжелый… Сейчас у меня семья. Но я планирую каким-то образом, естественно, заниматься правозащитной деятельностью, потому что это нельзя просто так бросать. Они меня посадили и считают: все, теперь он будет бояться что-то делать. Конечно же, нет. Я считаю, что надо что-то делать в России, иначе мы будем жить в той ситуации, в которой живем.

Котов на свободе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:51 0:00

А в колонии вы это обсуждали с другими заключенными? Как они относятся к тому, что происходит в стране?

– Там все прекрасно всё понимают, никаких восторгов ни к кому из представителей власти не испытывают. Но многие считают, что изменить ничего нельзя. Да, мы можем сколько угодно ругать власть, но делать ничего не будем. Мы живем своей частной жизнью, нас не трогают, и мы никого не трогаем – в основном настроения такие. И не только среди осужденных, но и среди сотрудников колонии, большинство которых живут на небольшую зарплату и ходят в те же магазины, – говорит Константин Котов.

Адвокат Мария Эйсмонт рассказала Радио Свобода, что совместно с коллегами продолжит бороться за декриминализацию 212-й статьи УК, по которой осудили Константина Котова:

У нас подано много жалоб в ЕСПЧ

– Что касается дальнейших юридических действий: у нас с Константином подано много жалоб в Европейский суд по правам человека. Некоторые из них уже коммуницированы. Кроме того, уже зарегистрированы несколько жалоб, касающихся уголовного дела, практически по всем статьям Европейской конвенции. Это и нарушение права на свободу личной неприкосновенности, и нарушение права на справедливое судебное разбирательство, и на свободу слова и свободу собраний. То есть мы ждем дальнейших действий Европейского суда. Что касается внутрироссийской судебной системы, у нас осталась еще одна кассация в Верховный суд, которую мы уже готовы подать, но вот сейчас уже дождались Костю и вместе с ним подадим. Конечно, мы очень рады, что Костя вышел, мы очень рады за человека, что он сейчас на свободе и со своей прекрасной молодой женой, со своими друзьями едет домой. Но мы не собираемся забывать, что невиновного человека почти полтора года продержали в тюрьме.

Константин Котов и Мария Эйсмонт в суде
Константин Котов и Мария Эйсмонт в суде

–​ Что вы можете сделать как адвокат?

Мы будем бороться за декриминализацию 212-й статьи УК

– Мы вместе с коллегами и гражданским обществом будем бороться за декриминализацию 212-й статьи УК, по которой совершенно репрессивно осудили Константина. Мне кажется, все прекрасно понимают, что эту статью специально придумали и используют для того, чтобы давить и запугивать мирных граждан, которые выходят на протесты, на массовые мирные акции протеста на улицы своих городов, – рассказала адвокат Мария Эйсмонт.

Котов – второй человек, осуждённый по статье о неоднократном нарушении правил проведения митингов. Первым был активист Ильдар Дадин. В 2015 году Басманный суд Москвы приговорил его к трём годам колонии. В феврале 2017 года, после решения Конституционного суда приговор Дадину был отменён Верховным судом за отсутствием состава преступления.

В июле 2019 года уголовное дело о неоднократном нарушении проведения митингов – по той самой статье, по которой осудили Ильдара Дадина и Константина Котова, – возбудили в отношении муниципального депутата Тимирязевского района Москвы Юлии Галяминой. По версии СК России, дело возбудили за то, что она призвала в интернете выйти на акцию 15 июля против поправок к Конституции. Ранее она привлекалась к административной ответственности. Сама Юлия Галямина, которая находится под подпиской о невыезде, не раз заявляла, что дело против нее политически мотивировано.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG