Ссылки для упрощенного доступа

Под грифом "секретно". Александра Вагнер – о чешских займах и русских долгах


Об истории средств, которые Чехословакия уже после начала Бархатной революции одолжила Советскому Союзу, в Праге время от времени вспоминают на протяжении последних 30 лет. Но только недавно удалось выяснить все подробности того, как происходил этот процесс. Журналисты нескольких чешских изданий и неправительственной организации, которая занимается расследованиями случаев коррупции, раскопали, кажется, всё, что только было возможно найти в архивах и запросить в различных ведомствах, и в тексте, по объему приближающемся к формату небольшой книги, рассказали о судьбе займа, который до сих пор непонятно на что и как был потрачен.

Сегодня, наверное, никого не удивит, что в этой истории оказались замешаны спецслужбы (КГБ и чехословацкая STB), государственная компания (РАО "ЕЭС России"), политики, продолжающие и сейчас распространять нарративы российской пропаганды в Европе (бывший и нынешний президенты Чехии Вацлав Клаус и Милош Земан), покойный ныне олигарх, который подозрительно успешно вел свой бизнес в основном в России (Пётр Келлнер), фирмы-прокладки с регистрацией в Швейцарии, а также граждане бывшего СССР, чьи действия, по данным контрразведки, свидетельствуют о связях с криминальным миром (братья Паата и Давид Мамаладзе). Всё это удивительным образом напоминает то, что по сегодняшний день продолжается во взаимоотношениях Москвы и пока ещё дружественных ей государств бывшего СССР, а также во внутренней политике России, когда средства граждан, принадлежащие им налоги и товары используются для обогащения горстки приближенных к власти, и делается это, разумеется, под грифом "совершенно секретно".

Все началось осенью 1989 года. Тогда последнее коммунистическое правительство Чехословакии во главе с Ладиславом Адамцем (этот человек, как известно теперь, был доверенным лицом КГБ по кличке "Атос") принимает решение о предоставлении кредита СССР в размере 2 миллионов конвертируемых рублей под 5 процентов годовых. Советский Союз получил кредитных средств в общей сложности на сумму в 1,35 миллиарда долларов США, как это будет подтверждено позже в документах, касающихся возврата долга. В качестве аргумента, почему это нужно было сделать, Адамец говорил о необходимости поддержать экспорт в СССР машиностроительной продукции, от которого Чехословакия была зависима, однако статистика показывает, что с 1989 по 1991 годы объемы поставок в Советский Союз снизились в три раза, снижались они ежегодно и в дальнейшем, поэтому достигнуть этой цели, кажется, невозможно было изначально.

Об экономическом кризисе в СССР к 1989 году было известно. Тем не менее уже после падения Берлинской стены из Праги в Москву продолжали партиями поступать деньги, а Вацлав Клаус как министр финансов переходного правительства (в Чехии его называют "правительством народного взаимопонимания", в этот кабинет вошли как члены КПЧ, так и новые люди без коммунистического прошлого) выполнял условия договора. Сегодня этот политик утверждает, что не являлся инициатором выделения СССР средств и что ему ничего не оставалось делать, как только выполнять решение предыдущего правительства.

Против предоставления кредита выступало министерство иностранных дел: обратили внимание на то, что в договоре не прописаны санкции за его невыполнение. Против были и финансисты: хотя банк, перечислявший средства, принадлежал государству, он всё же проводил относительно независимую политику. Сумма кредита была по тем временам огромной, и в Государственном банке Чехословакии требовали от правительства Клауса государственных гарантий возврата средств или возмещения их за счет бюджета. Для этого требовалось согласие парламента. При коммунистах от парламента факт кредита просто скрыли, ссылаясь в документах на постановление президента ЧССР Людвика Свободы 1969 года (!). О факте ссуды узнали лишь депутаты нового парламента, появившегося после проведения в Чехословакии первых за 40 лет свободных выборов.

Но и нынешние чешские чиновники не спешат раскрывать все карты. Приближенный к Клаусу глава Национального банка Иржи Руснок отказался предоставить журналистам документы о переводе средств, ссылаясь на коммерческую тайну. Тем не менее предполагается, что перечисленные в Советский Союз средства оказались на счетах Международного банка экономического сотрудничества, основанного в 1963 году для финансирования операций Союза экономической взаимопомощи. Однако точно установить это журналистам не удалось, в чешском реестре международных соглашений договора о предоставлении СССР кредита нет. Удивляет и то, что участие Чехии в МБЭС продолжается до сих пор; выход страны из этой экономической структуры, которая, как многие уверены, находится под контролем российских спецслужб, якобы блокирует Милош Земан.

Авторы расследования о долге удивляются, зачем уже после Бархатной революции потребовалось продолжить выплаты, о которых договорились СССР и Чехословакия до устранения от власти в Праге коммунистов. По меньшей мере одно объяснение этому найти можно: в конце 1989 года премьер-министр переходного правительства Мариан Чалфа отправился в Москву договариваться о выводе советских войск; если бы деньги в это время перестали поступать, то необходимый Чехословакии диалог мог и не состояться.

Не менее интересно продолжение этой истории. В 1994 году начались переговоры об условиях возврата кредита. Чехословакия и СССР к тому времени исчезли с карты мира и договариваться пришлось России и Чехии. В договоре о кредите от 1989 года значилось, что СССР начнёт выплату долга в 1996 году и до 2000 года должен будет погасить его целиком, но не деньгами, а топливом. Этого не произошло.

В 1995 году в Праге грузинский бизнесмен Паата Мамаладзе учредил компанию Falkon Capital. СМИ не раз писали о том, что он связан с ГРУ, однако документальных подтверждений этому, естественно, нет. Косвенно о сотрудничестве Мамаладзе со спецслужбами может свидетельствовать его близость к российским чиновникам, так как именно Falkon Capital стала посредником при выплате государственного долга России.

Тогдашний заместитель министра финансов Чехии Ладислав Зелинка в интервью пражскому журналу Respekt говорил о том, что посредника в виде Falkon Capital выбрала российская сторона. Falkon Capital была и остается до сих пор чешской компанией, однако в то время, когда принималось решение о выплатах, 95 процентов её акций принадлежало швейцарской компании Magchim. И она с наибольшей долей вероятности была фирмой-прокладкой. Среди её владельцев значился и Паата Мамаладзе. О том, какую деятельность Magchim вела, ничего не было известно.

Уставный капитал обеих этих компаний составлял всего несколько миллионов долларов, но вдруг, откуда ни возьмись, появились почти полмиллиарда долларов средств, на счета поступил первый транш в счет оплаты чехословацкого кредита. Кстати, договор между Москвой и Прагой, в котором прописаны условия возврата денег, не обнародован: Министерство финансов не разрешило его рассекретить. Известно лишь, что часть долга должна была быть погашена за счет поставок электричества РАО "ЕЭС России", в то время её возглавлял Анатолий Чубайс.

Существование таких схем помогало обогащаться бизнесменам, приближённым к власти

Членом правления Falkon Capital некоторое время, начиная с 2012 года, состоял некто Зденек Рахач, проходивший в архивах чехословацкой разведки как агент по кличке Рига. Именно Рахач готовил документы, связанные с выдачей кредита СССР в 1989 году в министерстве финансов Чехословакии. 10 лет он провел в Москве, работая в чехословацких представительствах, а сотрудником минфина Чехословакии стал уже по возвращении в Прагу в 1989 году. Есть подозрения, что он работал не только на чехословацкую, но и на советскую разведку. Вполне возможно, что Рахач продолжал передавать доверительные данные и в Россию, иначе вряд ли он был бы введен в руководство компании, через которую были перекачаны огромные средства из Москвы.

Сам факт выбора никому не известной частной компании для возврата кредита, о котором договаривались на государственном уровне, – крайне необычное решение. Другие страны, одалживавшие Советскому Союзу средства и требовавшие их возврата, вступили в возникший в 1990-х по инициативе Франции Парижский клуб и добились в конце концов полного возмещения долгов. Чехия же получила только часть средств, и есть подозрения, что многое было попросту разворовано, так как РАО "ЕЭС России" выделила на погашение больше, чем дошло до чехословацких государственных счетов.

Falkon Capital выплатил Чехии выкупленную компанией часть номинальной стоимости долговых обязательств в конце 2001 года: по данным чешских СМИ, на госсчета было перечислено 555 миллионов долларов. Другая часть долга якобы должна была быть оплачена поставками электричества. При этом в документах, которые стали доступными общественности, говорится, что РАО ЕЭС рассчитывала поставить электричества на сумму 1 миллиард 350 миллионов долларов, через компанию Falkon Capital.

Сколько реально электричества получила Чехия и какие средства осели на счетах Falkon Capital, неизвестно: договоры об объёме выплат засекречены по просьбе российской стороны. Сомневаться в том, что часть средств осталась у Falkon Capital, не приходится, за свои услуги компания очевидно взимала плату. Да и активная экономическая деятельность, которую Паата Мамаладзе вёл уже после того, как с советским долгом разобрались, свидетельствует об этом: Falkon Capital в 2000-х начал строить в России две ветряные электростанции, о чём много писали в прессе. Электростанции, естественно, построены не были. Ключевые сотрудники Falkon Capital недоступны: разыскать их по адресам в чешских реестрах собственности журналистам не удалось.

Имена части участников компании – например, Давида Мамаладзе и Зденека Рахача – до сих пор фигурируют в управляющих органах гостиницы "Прага", выкупленной чешским олигархом Петром Келнером, что может свидетельствовать как о его связях с российскими политиками, так и об его теневом участии в сделке по возврату долга.

Подобные Falkon Capital фирмы-прокладки хорошо знакомы, например, украинцам. В 1990-х широко использовалась схема "газ в обмен на товары": Россия поставляла газ, а Украина при помощи фирм-посредников оплачивала поставки своими товарами. Существование таких схем помогало обогащаться как российским, так и украинским бизнесменам, приближённым к власти. С тех пор в механизмах вывода средств российских налогоплательщиков за рубеж вряд ли что-то изменилось.

Александра Вагнер – журналист Радио Свобода​

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG