Ссылки для упрощенного доступа

Такой футбол России не нужен?


Сборная Италии празднует победу на чемпионате Европы 2020

Государство спонсировало профессиональный футбол за последние годы на 17 миллиардов евро. Толку явно мало. Сборная России не вышла из своей группы на чемпионате Европы по футболу, заняв в ней последнее место.

Итоги чемпионата, провал на нем сборной России, необходимость реформ в российском спорте обсуждают генеральный секретарь Профсоюза футболистов и тренеров Николай Грамматиков, и кандидат экономических наук, международный эксперт ФИФА, Алишер Аминов, в прошлом дважды кандидат на пост президента Российского футбольного союза (РФС). Ведет передачу Михаил Соколов.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Наш разговор посвящен сегодня итогам чемпионата Европы по футболу и неудаче российской сборной, которая заняла последнее место в своей группе. Давайте мы начнем не с плохого, а с хорошего. Посмотрим репортаж агентства "Рейтер" о финале чемпионата Европы по футболу и победе сборной Италии над командой Англии.

Италия стала победительницей ЕВРО 2020
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:18 0:00

Михаил Соколов: Как вы оцениваете финал, который все мы, наверное, смотрели?

Алишер Аминов: Я считаю, что финал был достаточно зрелищный. На самом деле до финала дошли одни из лучших спортивных держав европейского футбола. По праву итальянцы стали чемпионами Европы, потому что сборная Италии или любая сборная страны – это такая обложка всей футбольной отрасли всей страны. Результаты ее характеризуют, в каком состоянии находится тот или иной вид спорта, в частности, футбол в стране. Поэтому несмотря на определенные проблемы итальянского футбола, видно, что футбольная страна Италия развивается, есть определенные успехи в подготовке резерва, в подготовке специалистов в профессиональном футболе. Могу только поздравить не только игроков и главного тренера, но и президента Федерации футбола Италии, который тоже внес определенный вклад в достижение этого успеха.

Михаил Соколов: Все-таки за счет чего выиграли? Скажут: случайность, повезло, пенальти – это такая лотерея.

Алишер Аминов: Я считаю, что пенальти лотерея, но прежде всего за счет того, что видно, что в итальянском футболе есть молодые талантливые ребята, которые реализуются в профессиональных соревнованиях. Причем они не сконцентрированы в каких-то топ-клубах, а основной состав сформирован из клубов, которые не играют в Лиге чемпионов. Конечно, с моей точки зрения, результат закономерен. Сыграна дружная команда, очень важно, что собран коллектив единомышленников, у которых единая идеология, мировоззрение на футбол. Поэтому могу только порадоваться за итальянских болельщиков и за руководство итальянской футбольной федерации.

Михаил Соколов: Николай, как вы оцениваете финальный матч? Действительно, чем хуже сборная Англии? Не забили в пенальти, а могли забить на своем поле, сейчас бы мы говорили: поздравляем сборную Англии с победой.

Николай Грамматиков: В этом и есть прелесть спорта, почему мы все переживаем – это непредсказуемость результата. Безусловно, в финале встретились две очень сильные команды, кому-то повезло больше, кому-то меньше. Не забывайте, англичане вели еще в первом тайме, в самом начале забили, итальянцам пришлось тяжело отыгрывать. На соревнованиях такого уровня очень большую роль играет психология. Мы видели, кстати, что сборная Италии была действительно настоящая одна семья. Поэтому удалось создать коллектив, где иногда психология оказывается сильнее. Давление огромное при пенальти испытывают игроки.

Михаил Соколов: У вас есть какие-то личные предпочтения, например, кого бы вы посчитали лучшим игроком этого чемпионата и почему, естественно?

Николай Грамматиков: Признали лучшим игроком Доннарумму. Это игрок, который начал выступать в 16 лет – это редкий очень случай для вратаря. Игрок, который буквально на глазах у всего мира вырос в большого мастера. Так что, я думаю, это справедливая оценка, действительно один из лучших игроков точно. Не забывайте, что формат поменялся чемпионата Европы, игр стало вроде бы как больше. Я не являюсь сторонником того, чтобы игр было больше, как раз считаю, что игр можно было бы меньше проводить. Но другое дело, что сам чемпионат Европы, да и чемпионат мира можно проводить чаще. Такая, кстати, идея ФИФА сейчас существует, ее продвигает Арсен Венгер, но он не первый далеко, кто об этом говорит, просто он озвучивает как представитель ФИФА. Я думаю, что рано или поздно мы к этому придем, мы будем чаще смотреть за чемпионатом Европы, чемпионатом мира, не раз в четыре года.

Михаил Соколов: Этого хотелось бы, конечно, потому что футбол высокого уровня действительно привлекает внимание. Алишер, что вы скажете насчет лучших игроков? Может быть, еще кто-то себя проявил, что невозможно это забыть?

Алишер Аминов: Закономерность в европейском футболе имеет уже многолетнюю тенденцию, когда среди 55 стран европейского футбола есть, к сожалению, узкая горловина, когда только пять стран имеют сильные лиги, соответственно сильные сборные. Это Англия, Испания, Италия, Германия и Франция. Это не очень хорошая тенденция, когда и УЕФА, и ФИФА не создает условий для того, чтобы в Европе было больше сильных лиг, от этого идет такая концентрация в этих чемпионатах, где собраны одни из лучших игроков всего мира. Если бы лиг было бы сильных больше, тогда количество талантливых футболистов молодых больше бы реализовывалось в этих чемпионатах. Поэтому создается искусственная горловина, которая за собой влечет увеличение стоимости футболистов на мировом рынке.

Михаил Соколов: Наверное, это связано еще с экономическим развитием, достаточно богатые и довольно крупные страны, высокий национальный доход, развитие есть, есть возможность тратить деньги и на футбол, футбол становится эффективным и прибыльным бизнесом. Видимо, за спонсорами в этих лигах не очень-то бегают, у государства не выпрашивают.

Николай Грамматиков: За спонсорами всегда надо бегать – это нормальное явление. Другое дело, что там действительно есть рыночные взаимоотношения. Во-первых, в этих лигах существует отличный продукт. Если Англия долгое время опережала все остальные страны с точки зрения развития своей премьер-лиги, то мы увидели, что за последние годы другие лиги тоже очень подтягиваются. Европейский футбол развивается, тут говорить не о чем, он развивается гораздо быстрее, чем прогнозировалось несколько лет назад. Контракты по-прежнему большие. Понятно. Что был откат в связи с ковидной эпидемией. Я вас уверяю, что рынок быстро восстановится, в течение года, полугода даже, спонсоры вернутся, появятся новые спонсоры. Там бизнес, европейские лиги в первую очередь настроены на бизнес. Тут очень важно понимать, что нет ни у одного клуба желания доминировать в том числе и в лиге, принимать любые решения, таким образом лоббировать свои интересы таким образом, чтобы стать чемпионом. Там все клубы пришли к выводу о том, что самое главное – это создать общий продукт, ценность которого будет постоянно возрастать, капитализация будет увеличиваться, интерес со стороны болельщиков как в своей стране, так и за пределами будет постоянно расти. Суть в том, что, к сожалению, если мы сравниваем с российским футболом, ситуация диаметрально противоположная.

Мы долгие годы видели, что фактически лига не развивается, она и сейчас не развивается. Вчера начали говорить о каких-то реформах, но это первый раз, начиная с 2013 года. Последние обсуждения в России реформ в футболе были в 2013 году, когда "Газпром" пытался создать общий чемпионат с Украиной, что на самом деле было очень здравой идеей, осуществление самого проекта было не самое удачное, а потом уже и политика вмешалась, об этом и речи не могло быть. Но сама по себе суть, когда российский чемпионат, в том числе и российские топовые клубы выходят за рамки своего национального соревнования, приобретают новую аудиторию – это на самом деле верное направление. Сегодня внутренний чемпионат страны является медийным продуктом, который надо грамотно продавать, нужны очень правильные маркетологи и нужна борьба за аудиторию. Понятно, что соревнования с клубами из других стран всегда расширяют аудиторию. Тем более страны, которые нам близки и географически, и с которыми существует определенное соперничество.

Михаил Соколов: Теперь, я думаю, какие бы статьи Путин ни писал о России и Украине, говорить о каких-то общих проектах и чемпионатах совершенно невозможно – это из области ненаучной фантастики. Был же проект Суперлиги суперклубов. Это окончательно провалилось?

Николай Грамматиков: Я думаю, там помимо сложностей, связанных с неправильной презентацией самого проекта, была главная сложность в том, что не объяснили первопричину, откуда он появился. То есть руководители Суперлиги объясняли достаточно вяло, почему они вообще взялись за этот проект. Они взялись за этот проект в первую очередь не потому, что им денег мало, каких пытались представить, что они такие жадные, зажравшиеся безобразные клубы, а потому что они увидели очень четкую тенденцию – они теряют сегодня свою молодую аудиторию. Молодая аудитория – это начиная от 14 лет до 20. Они провели очень серьезное социологическое исследование на эту тему. Они сказали, что если мы продолжим выступать в таком же формате, то футбол постепенно будет уходить, уступать в первую очередь киберспорту, соответственно, мы будем терять аудиторию. История про то, что большим клубам нужны более качественные соревнования с сильными соперниками, никуда не ушла. Я думаю, что все равно в течение ближайших лет эта тема будет жива, вернутся к первопричинам, а что же происходит с большими клубами. Потому что, я как-то говорил до этого, богатые тоже плачут.

Понятно, за прошлый год большие выпадающие доходы получились. Абсолютно очевидно, что сегодня они искали новые форматы, они же не говорили, что Лиги чемпионов больше не будет, они говорили, что будут новые соревнования для тех, кто сегодня вырвался очень сильно вперед со спортивной и экономической точки зрения по сравнению с другими клубами. То есть Суперлига на самом деле привела бы к тому, что денег в футболе стало бы больше, и инвесторы были бы, и все готовы были бы в этом участвовать. Сейчас небольшой откат назад. Я думаю, актуальность этот проект не утратил. Более того, я вас уверяю, в ближайший год-полтора будут продолжаться консультации между клубами в первую очередь самими, которые создавали Суперлигу, относительно того, как жить дальше.

Михаил Соколов: Алишер, что вы думаете об этом проекте?

Алишер Аминов: Я считаю, что проект имеет перспективу прежде всего из-за проблем в системе управления УЕФА. Когда топ-клубы выступили с таким предложением и с презентацией, было очевидно, что руководители этих клубов, акционеры не подготовились к этому проекту более качественно, не выявили те системные проблемы УЕФА, которые на самом деле они имеют. Поэтому был резкий откат назад, мнимая победа УЕФА. На самом деле это не так, эта проблема сохраняется, соответственно, те денежные потоки, которые идут от доходов в УЕФА, они имеют определенные проблемы, есть претензии у топовых клубов по распределению этих доходов. Если мы посмотрим не только на доходы богатых клубов, но теряют деньги те клубы, которые находятся в низших дивизионах, в нижней части турнирной таблицы. Это тоже очевидная закономерность. Конечно, одна из главных проблем, которая сейчас мало обсуждается – это то, что сами игроки, как основные субъекты футбола, получают мизерные доходы от участия в чемпионатах мира и Европы. К примеру, доходы игроков от участия в чемпионате мира составляют примерно 4%.

Михаил Соколов: То есть главное для них клубный футбол?

Алишер Аминов: Вопрос в принципе в распределении доходов.

Михаил Соколов: Необязательно выигрывать все богатые, бывает, что и не самые богатые показывают отличную игру. Мы видели на том же чемпионате Европы, например, сборная Дании, страна маленькая, а сыграла, по-моему, блестяще. И Украина не очень плохо играла. Так что здесь, наверное, возможны варианты, футбол непредсказуем.

Алишер Аминов: Если сравнивать российский футбол и украинский, прежде всего надо сделать главный акцент, что в украинском профессиональном футболе нет государственных денег. Несмотря на тяжело экономическое положение Украины, все-таки профессиональный футбол старается выживать на рыночных условиях.

Михаил Соколов: Николай кого похвалит, кроме победителей?

Николай Грамматиков: Мы все эмоционально сопереживали Дании. Уже хочется услышать новые имена – это обычная история, хочется, чтобы какая-то неосвоенная команда обыграла фаворитов. Датчане к этому действительно были близки. Отчасти можно сказать, мы радовались, переживали за сборную Украины. Во-первых, команда очень молодая – это надо понимать и об этом надо помнить. Второе: там ребята, которые все равно сумели преподнести скорее сюрприз и порадовали своих болельщиков. Алишер правильно сказал, что разница очень большая. Когда случился экономический кризис, а он там, наверное, больше был, чем в России, по итогам военных действий 2014 года, то клубам ничего не оставалось другого, как сделать акцент на своих воспитанниках. За это время как раз появилось очень много хороших, качественных игроков, кто-то из них в Европе расцвел, большая часть, конечно, - это выходцы из "Динамо. Киев", из "Шахтера". Но опять-таки, я вас уверяю, было бы больше денег, наверное, было бы больше иностранцев, меньше возможностей для своих ребят. То есть, возвращаясь к сравнению с Россией, экономический кризис – это всегда начало нового развития, если им правильно воспользоваться.

Михаил Соколов: Самое время заняться Россией, поскольку уже несколько раз упоминалось о том, что там по-другому, а в России что-то не так. Давайте с помощью агентства "Рейтер" напомним, как российская сборная выступала на чемпионате Европы.

Итоги выступления России на ЕВРО
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:02 0:00

Михаил Соколов: Простой такой и в то же время сложный вопрос: почему же сборная России так неудачно выступила, два почти разгромных поражения? И опять люди пишут, те, кто смотрит на это со стороны: да вообще все это случайность, до 38 минуты с Данией Россия играла вообще идеально, потом пошло немножко все не так. Или: первый тайм сыграли хорошо, а второй полный провал.

Алишер Аминов: Мое мнение, что провал сборной России на чемпионате Европы закономерный результат, так как система управления и организации российского футбола, к сожалению, сегодня имеет огромные проблемы. Результат сборной – это яркий показатель, что проблемы сохраняются, не решаются годами. Поэтому ограничена возможность в выборе игроков у главного тренера – это одна из главных проблем. Я могу перечислить главные системные проблемы, которые начались именно с 2005 года, когда в федерацию противозаконно был назначен, не выбран, а назначен Мутко, когда государство начало активно вмешиваться в деятельность спортивных федераций.

Михаил Соколов: Оно всюду вмешивается, в конце концов. Уже все привыкли, что чиновники командуют.

Алишер Аминов: Это стало закономерностью во всех федерациях, но все-таки Российский футбольный совет был ярким примером, когда был отправлен в отставку Колосков, методом ОМОНа пришел Мутко без какой-либо программы, отсюда стартовала именно эта проблема. Это онкология российского футбола – это отсутствие избирательной системы.

Михаил Соколов: В стране нет избирательной системы нормальной.

Алишер Аминов: Нет выборов с конкуренцией программ, с дебатами. Практически это стало нормой для общественной организации. Я вас уверяю, что все развитые футбольные страны, в том числе такие, как Италия, Испания, все-таки там в этой организации существуют демократические формы. Может быть, они существуют не в такой идеальной форме, как представляют себе многие специалисты, но во всяком случае там есть хоть какая-то конкуренция как на поле, так и в выборах президента федерации. Дальше – это отсутствие эффективной подготовки резерва, специалистов, практически уничтожено научно-методическое обеспечение российского футбола. У нас сегодня в стране некому фактически издавать и писать методические пособия для подготовки детских тренеров, для подготовки детей, поурочные программы различных возрастов. Эффективный результат может быть тогда, когда все звенья футбола одновременно развиваются, не только детский футбол и юношеский, но и подготовка специалистов. Конечно, главная проблема – это профессиональный футбол, когда государство истратило за последние 20 лет порядка 17 миллиардов евро, все они ушли на трансферы и зарплаты, не остались в футболе. Соответственно, отсутствие какой-либо экономической модели, медийного продукта, спортивного продукта. И, соответственно, тотальная коррупция во всех этих звеньях.

Михаил Соколов: Вы прямо приговорили российский футбол. Я хотел бы еще немножко про игру услышать.

Николай Грамматиков: Во-первых, в 2018 году на чемпионате мира сборная России прыгнула сильно выше своей головы. Так сложились обстоятельства, нам очень сильно везло, была замечательная атмосфера внутри сборной. В 2018 году было больше опытных зрелых игроков. Одним словом, у нас возникли какие-то завышенные ожидания относительно нашей сборной. Мы видели в последние три года, что уровень российского чемпионата падал. Было очевидно, что у нас футбол внутри действительно не развивается. Черчесов пытался слепить из того, что было, большей частью новую команду, не так много игроков осталось из прежнего состава. В результате мы пришли к тому, что проиграли, как нам кажется, не очень сильной сборной Дании. По поводу не сильной сборной Дании – это заблуждение. Потому что, если посмотреть, кто играл в основе сборной Дании – это все игроки, выступающие регулярно в топ-пяти лигах клубов высокого уровня. Поэтому я бы так не оценивал скептически уровень сборной, я бы говорил о том, что действительно это взаимосвязанные вещи между тем, что происходит в футбольной индустрии в стране и тем, как выступают сборные. В 2018 году нам удалось прыгнуть выше потолка, в этом году мы этот потолок почувствовали гораздо раньше.

Михаил Соколов: Я бы предложил, чтобы у нас взгляд был объективный, послушать тренера Станислава Черчесова, который объяснял эту неудачу на встрече с журналистами после поражения.

Черчесов об итогах игры сборных России и Дании
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:29 0:00

Михаил Соколов: Если бы это было в письменном виде, это называлось бы, наверное, отпиской, а тут это отговорка, наверное. Как-то не хочется человеку признавать свои ошибки, характер такой.

Алишер Аминов: Может быть специфика характера Черчесова. Дело в том, что он не волшебник, у него был тот материал, который был, лучший на сегодняшний день в российском футболе.

Михаил Соколов: А вы уверены, что лучший?

Алишер Аминов: Очень короткая скамейка, огромная проблема дефицита талантливых игроков, которые имеют сегодня практику на хорошем уровне. Это говорит о проблемах внутреннего чемпионата. Ежегодно полторы тысячи детских-юношеских футбольных школ выпускают в среднем 40 тысяч детей, готовых играть в профессиональный футбол. Две проблемы. Первая – они не получают качественное образование, так как 75% детских тренеров получают нищенские зарплаты, соответственно, не имеют специального образования. Надо признать, что в советский период мы были одни из лучших в мире по научно-методическому обеспечению, по нашим учебникам учились европейские тренеры.

Михаил Соколов: Но ни чемпионат Европы, ни мира советская сборная не выиграла ни разу.

Алишер Аминов: Чемпионат Европы мы выиграли в 1960 году, мы были в финале в 1988 году. Мы регулярно выступали на чемпионатах мира, поэтому результаты были налицо. Второй фактор, что они не могут реализовать себя в профессиональном футболе. В российской премьер-лиге огромное засилье легионеров, о котором политическая власть и правительство России начали говорить достаточно открыто после такого провала, когда возмущение общественности достигло пика. Конечно, главный фундамент – это даже не премьер-лига, а это более низшая лига, первый дивизион. Если вы посмотрите сегодня, что финансируются они в основном за счет средств регионального бюджета, средний возраст игроков доходит где-то 28-30 лет. И там талантливая молодежь не имеет возможности себя реализовать.

Что нужно для того, чтобы молодой талантливый парень рос, как игрок? Иметь постоянно игровую практику каждый год на высоком уровне. Какую вообще смысловую нагрузку несет государственная власть, которая финансирует через госкомпании, через бюджеты субъектов федерации профессиональный футбол? Это прежде всего подготовка своих конкурентоспособных футболистов для сборной. Какую смысловую нагрузку несет, допустим, нижегородский клуб или казанский клуб? У нас даже на юге страны в таких командах, как "Крылья советов. Самара", краснодарские клубы, которые умерли, у них там даже своих воспитанников нет в основных составах. Когда сегодня выходят какие-то абсурдные реформы профессионального футбола от РФС, от каких-то голландских компаний, которые достаточно плохо понимают эти глубинные проблемы, передают нам какую-то западную модель – это вызывает просто смех и иронию. Проблем достаточно больше.

Михаил Соколов: Все-таки есть фигура тренера. Министр спорта Олег Матыцын сегодня заявил, что будет назначен тренер в ближайшее время, до начала отборочных матчей чемпионата мира. Должен тренировать сборную российский специалист или иностранный. "Должен тренировать человек с опытом работы на уровне сборных команд, который умел бы создать вокруг себя мощный тренерский штаб с учетом и традиций отечественного футбола, и современных традиций развития футбола". В общем тоже такая фраза, я бы сказал, отговорочная, ничего конкретного. О фигуре тренера высказался Василий Уткин и довольно интересно, я имею в виду, о Черчесове. Мне кажется, что это и ко многим другим кандидатам может быть приложимо.

Василий Уткин об экс-тренере Черчесове
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:28 0:00

Михаил Соколов: Вопрос такой: что может измениться, если человека, который выглядит как чиновник от спорта, заменят на другого чиновника, те чиновники, которые находятся сейчас на руководящих постах правительстве?

Николай Грамматиков: Во-первых, я с иронией отношусь к критике главных тренеров команд, тем более сборных, потому что у них нет других игроков, они себе других игроков купить на рынке не могут. Давайте вспомним, как в 2018 году говорили о гении Черчесове, какой он потрясающий тренер, а сейчас точно так же с улюлюканьем и визгом кричат о том, какой он ужасный, как он неправильно выступил на пресс-конференции, вообще сборная проиграла. Я в первую очередь выступаю за взвешенные оценки. Черчесов квалифицированный тренер, более того, он один из немногих тренеров, по-моему, чуть ли не единственный из тех, кто сегодня работает в России, кто добивался успеха за рубежом. Не забывайте, что до работы в сборной он выиграл чемпионат Польши, где проработал всего один год. Черчесов такой человек, который точно не стремится кому-то нравиться, он как раз скорее этим симпатичен. История, когда он отказался от предусмотренной компенсации, она о многом говорит о нем, как о человеке. Возвращаясь к вопросу о назначении нового тренера, я вас уверяю, что от перемены мест слагаемых глобальная сумма не поменяется. Любой новый тренер придет и скажет: скажите, какими игроками я располагаю? Он увидит, что количество игроков, которые выступают на высоком уровне сегодня за рубежом, их всего три – Мирончук, Головин и Черышев. При том, что все они не имеют большой игровой практики во всех своих клубах. Головин и Черышев провели по 11 игр в основе, что на самом деле говорит о том, что это не игроки постоянного и основного состава. Любой тренер спросит: какими игроками располагают сегодня в чемпионате России? Список тоже будет очень ограниченный.

Когда мы говорим о сильных сборных в Чемпионате Европы, называем топ-пять стран, то мы должны посмотреть, сколько там молодых игроков. Я приводил уже интересную цифру. Вы знаете, сколько молодых игроков в возрасте до 23 лет сегодня на позиции центрального защитника выступают в топ-пяти лигах, которые французы – 25 человек. Из России там ноль. Поэтому любой новый тренер точно скажет: ребята, без изменений в футболе я ничего вам глобально не поменяю. Я могу краткосрочно добиться чуть лучших результатов, но в долгосрочной перспективе мы все равно будем страдать от этого.

Поэтому то, что реформы назрели – это понятно. Другое дело, что выглядит нелепо, когда вдруг РФС начинает об этом говорить сразу после поражения сборной. Реформы надо проводить не в связи с тем, что сборная проиграла или выиграла, а в связи с тем, что ты четко понимаешь, что твое футбольное хозяйство находится в худшем положении, чем у твоих европейских конкурентов, что твоя сборная не развивается, что в детско-юношеском спорте большие проблемы, что ты четко знаешь, в чем эти проблемы заключаются. Сейчас были разговоры в последние дни по поводу того, что РФС предлагает какие-то реформы, я думаю, там главная проблема в том, что неправильная постановка задач, там все время перестановка кресел на "Титанике". Предлагается сократить количество клубов, где-то увеличить, где-то по-другому соревнования проводить, больше матчей среди топовых клубов во внутреннем чемпионате нам необходимо. Это все хорошо. Самое главное, когда я прочитал проекты реформ, я спросил: а где деньги? Любые реформы должны привести к тому, что экономическая ситуация станет лучше.

Михаил Соколов: А как же 17 миллиардов евро, о которых говорил Алишер Аминов? 17 выделили, значит их профукали. Значит, еще выделят, как говорит господин Чернышенко, чтобы успехи были соответствующими государственным вложениям?

Николай Грамматиков: Не надо выделять деньги. Мы видели, когда выделяешь деньги, то можно получить прямо обратный результат. С деньгами всегда все просто – к деньгам нужно голову прикладывать. Потому что если у тебя деньгами занимаются люди, которые не умеют ими управлять, не умеют из этих денег делать еще большие деньги, тогда у тебя будет вечная черная дыра, что и получилось. Сегодня задача РФС – это не деньги привлечь, точно не задача правительства или Минспорта, а создать условия для развития частных инвестиций. А такие условия на самом деле есть, нам досталась хорошая инфраструктура после Чемпионата мира. Другое дело, что мы за эти годы, грубо говоря, это наследство просто спускаем и теряем, находимся в состоянии стагнации. Единственное, что нужно делать, работать РФС и правительству – это создавать условия для привлечения частных инвестиций в футбол.

Конечно, странно, если берут компанию, может быть она квалифицированная, голландская компания, которую привлекли для разработки реформы, но она учитывает особенности Бельгии, Дании, Австрии. Это маленькие страны, где вся страна от одного конца до другого два часа поездки. Россия – это страна со 140-миллионным населением, которая находится в 9 часовых поясах. У нас везде дети играют в футбол. Начинать надо с этого, что ты понимаешь особенности той страны, с которой тебе предстоит работать. Конечно, большая глупость, когда в одной лиге существовали клубы из Хабаровска и Калининграда. Вы понимаете, что там никакого футбола быть не может, потому что ребята не могут восстановиться после этих перелетов.

РФС очень сильно опоздал с реформами. Выглядит это так, что сегодня у нас есть какие-то идеи, а тем более сборная проиграла, давайте мы покажем какую-то работу. Эта работа должна быть не для галочки, люди должны видеть результат. Обещать результат – это самое простое, что может быть. В футболе результаты могут происходить в течение одного-двух лет, когда ты меняешь сегодня не только систему соревнований, а в первую очередь ты создаешь мотивы для того, чтобы приходили частные, в том числе зарубежные инвестиции.

Михаил Соколов: Как-то в это не очень верится, в частные зарубежные инвестиции. Я вижу предложение, связанное с Минспортом: потолок зарплат спортсменов, оптимизация легионеров, числа в командах. Похоже, все этим и ограничится?

Николай Грамматиков: Вот в этом и разница в подходах. Потому что то, о чем я говорю – это вера в рыночные взаимоотношения, а то, о чем говорят в Минспорте – это, наверное, давайте мы спустим новые указания. Любые ограничения толкают людей на то, чтобы они обходили эти ограничения, все время снижают возможности для рынка. Подавляющее большинство клубов планово убыточны, то есть они не приносят дохода своим владельцам. А не приносят они дохода своим владельцам, потому что нет самого главного – нет должного производства футболистов. Спрос большой на футболистов, в том числе на внутреннем, на мировом рынке, но производство так и не наладили. К этому нужно относиться именно так, первопричина находится именно в этом. До тех пор, пока в России не появится качественных хороших футболистов, нам бессмысленно ждать каких-то других результатов от нашей сборной.

Михаил Соколов: Что все-таки делать? А то будут так ходить и просить из бюджета: у нас 300 миллионов есть, а дайте там миллиард.

Алишер Аминов: Когда читаешь новые опусы руководства РФС по реформам, то возникает вопрос: когда они в приоритет ставят маркетинговые реформы, люди вообще понимают приоритеты? Страна не богатая, надо заниматься развитием клубов, в том числе и маркетингом, но это не является приоритетом. Российский болельщик – это не американский болельщик и не английский, который может быть самостоятельной экономической единицей в экономике клубов. У российского болельщика ограничены сегодня возможности. Я считаю, что главным приоритетом является именно производство игроков конкурентоспособных.

Михаил Соколов: То есть деньги направить в юношеский, молодежный спорт?

Алишер Аминов: Не только юношеский, но и оптимизировать расходы государства. За последние 15 лет деньги уходят в основном на трансферы и на зарплаты, не остаются в футболе. Надо понять, что сделало государство в части выработки правового механизма финансирования государством профессионального спорта, с определением норм, параметров этого финансирования.

Когда были какие-то небольшие попытки правительства внести изменения в закон о спорте в части ограничений расходов на трансферты и зарплаты, то депутаты Государственной думы, лоббирующие интересы "Газпрома" или госкомпаний, во втором чтении наглухо это все рушат.

В том числе нет никакого закона в регионах о мерах поддержки профессиональных клубов спортивных, не одной строкой выделяют деньги, а расписать конкретно, на какие цели, какие требования, какова мера ответственности. В российском футболе мы потеряли свыше 80 профессиональных клубов в регионах, и эта проблема не решается государством. С точки зрения, что должен сделать РФС, я могу сказать, что еще в 2014 году и под моим руководством, и под руководством Степашина был разработан финансовый регламент, регулирующий деятельность клубов и ответственность руководителей клубов. Но эти руководители клубов просто выкинули финансовый регламент в мусорное ведро.

Михаил Соколов: Видите, у нас и смелые депутаты, и смелые чиновники РФС, которые хотят жить так, как им удобно, видимо, и продолжать все это делать. Что думает народ? Давайте мы послушаем опрос на улице Москвы.

Почему сборная России по футболу проигрывает?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:26 0:00

Опрос в Москве

Михаил Соколов: Что же все-таки главное нужно изменить?

Николай Грамматиков: Главное – надо изменить отношение, понять, что футбол является бизнесом, а не какой-то псевдосоциальной ответственностью. Строить наш футбол как бизнес-модель и заниматься производством игроков своих – вот это самое главное, что должно быть у нас.

Алишер Аминов: Прежде всего надо изменить систему правления. Все-таки РФС – общественная организация, там должны быть демократические формы управления. Я считаю, именно отсюда начинаются проблемы.

Михаил Соколов: Ну что ж, демократические формы управления должны быть, видимо, во всей стране и во всех сферах, только их пока нет.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG