Ссылки для упрощенного доступа

Защищая плитку и перила. Кто недоволен ремонтом исторических зданий


Иллюстративное фото

Почти 35 тысяч человек уже подписали петицию "Сохраним подлинную Москву". Она призывает сберечь исторические элементы внешнего и внутреннего оформления домов при их капитальном ремонте. В движении "Архнадзор" Радио Свобода рассказали, что московские власти сознательно экономят на ремонте исторических построек. В правительстве столицы в ответ говорят, что не видят никаких проблем.

На помойку

"Программа капитального ремонта многоквартирных домов Москвы и собственники зачастую не учитывают ценности таких исторических элементов, как дореволюционная напольная метлахская плитка исключительного качества фабрик Villeroy & Boch, Marywil, "Дзевульский и Лянге", стеклоблоки Фальконье, окна, двери, перила ручной работы из ценных пород дерева, выполненные по индивидуальным проектам архитекторов специально для каждого конкретного дома. Все эти подлинные элементы выбрасываются во время капремонта как строительный мусор и заменяются на новые, из современных дешёвых материалов – пластика, некачественной плитки", – утверждается в петиции.

Ее автор, Эрик Шахназарян, ведет инстаграм Hidden Places of Moscow, посвященный старым зданиям российской столицы.

Новая плитка, которая укладывается на фасаде взамен исторической, не имеет ничего общего по своим характеристикам с подлинной

– Решение запустить сбор подписей я принял после ситуации с бывшим доходным домом Богоявленского монастыря на Никольской улице, где на протяжении месяца с лишним с фасада сбивалась подлинная облицовочная плитка Villeroy & Boch. Дом находится в охранной [зоне] с утверждёнными регламентами, где специально для этого дома прописано "сохранение архитектурно-художественного решения и восстановление утраченных элементов декора северо-западного и северо-восточного фасадов".

Мосгорнаследие (Департамент культурного наследия Москвы. – РС) устранилось от какой-либо защиты исторического облика дома. Новая плитка, которая укладывается на фасаде взамен исторической, не имеет ничего общего по своим характеристикам с подлинной. Тем самым возникает очевидный вопрос: если даже требования охранных зон с утверждёнными регламентами не учитываются и не защищают облик дома – для чего тогда эти зоны и какая участь ждёт другие дома в подобной ситуации? Напомню, вышеупомянутый дом находится в ста метрах от Кремля, – рассказывает Шахназарян Радио Свобода.

Сколько исторических зданий в Москве подверглись неадекватному капремонту, он затруднился ответить. Проект "Карта тревожных адресов Москвы" "Архнадзора" отмечает, что сегодня несколько десятков исторических зданий в Москве находятся, по формулировке активистов-градозащитников, под "угрозой реконструкции".

Некачественная плитка, что укладывается взамен, не служит и сезона, тем самым порождая новые ремонты и новое освоение средств

– Практически каждый день я получаю сообщения от подписчиков с фотографиями выломанных подлинных окон, выброшенных дверей, сбитой плитки в мешках из-под строительного мусора. Следует отметить, что во многих случаях под слоями краски прекрасно сохранившаяся древесина, а там, где она наиболее сильно пострадала, возможны докомпоновки из подобных же материалов. Тем самым не нарушается исторический облик дома, а средства, затраченные на демонтаж, утилизацию и приобретение новых окон из пластика "в одну нитку" взамен подлинных деревянных "в две нитки", возможно направить на ремонт и поддержание оригинальных окон в рабочем состоянии. Метлахская плитка в большинстве своём уложена настолько качественно по особой, практически бесшовной технологии, что её с трудом демонтируют при помощи перфораторов. Запас её прочности сравним с камнем, а та некачественная плитка, что укладывается взамен, не служит и сезона, тем самым порождая новые ремонты и новое освоение средств (в том числе взносы жителей на капремонт), которые возможно было бы направить на другие, насущные цели, – говорит Шахназарян.

Все собеседники Радио Свобода отметили, что дорогостоящая плитка примерно столетней давности, раритетные оконные рамы, элементы фасада, которые выламывают работники ГБУ "Жилищник" и других организаций, осуществляющих капремонт, просто отправляются на свалку.

Фонд капремонта вовлечен во множество гражданских споров

По данным базы "Контур.Фокус", бухгалтерский баланс Фонда капитального ремонта Москвы на конец 2020 года составлял более 28 миллиардов рублей. Фонд капремонта вовлечен во множество гражданских споров. На сегодняшний день с фонда пытаются взыскать 1,3 миллиарда рублей (581 судебный процесс), а сам фонд требует с граждан и организаций 9,1 миллиарда (7616 судов).

В новостях на своем сайте Фонд капитального ремонта особое внимание уделяет капремонту в старых домах. Радио Свобода обратилось в пресс-службу фонда: там о петиции знали и обещали прокомментировать, но на момент публикации материала ответ не был получен.

Как дети

Дарья Беседина – депутат Мосгордумы, входит в комиссию по городскому хозяйству, а также является сотрудницей "Городских проектов Ильи Варламова и Максима Каца".

Сейчас они смотрятся довольно печально: например, поручни покрыты десятками слоев краски

– Управляющие компании низкоквалифицированны, абсолютно не понимают, с чем имеют дело [в старых домах]. И сами жильцы домов не обращают внимания на детали. У людей есть представление, что все старое – плохое, а все новое – хорошее. Горожане не знают о возможностях реставрации, что исторические детали оформления домов могут прослужить ещё многие десятилетия. Выглядеть потрясающе, выглядеть по-домашнему. Сейчас они смотрятся довольно печально: например, поручни покрыты десятками слоев краски. Если в подъезде живет архитектор или активист-градозащитник, бывает, что собственникам удается договориться с управляющей компанией. Я рада, что появилась эта петиция, что проблему стали обсуждать, – рассказывает депутат.

Также Беседина говорит, что со своей командой прорабатывают варианты решения проблемы в Москве – так, чтобы на жителей старых домов не легла дополнительная финансовая нагрузка.

Эти расходы не должны оплачиваться жителями домов: их на себя должно брать государство

Законопроект, затрагивающий в том числе проблему капремонта в исторических домах, внесен в Государственную думу России летом прошлого года. В пояснительной записке к нему отмечается, что капремонт в историческом здании в среднем в два раза дороже, чем в современном – когда есть необходимость при ремонте сохранить исторические детали домов. Эти расходы не должны оплачиваться жителями домов: их на себя должно брать государство, регионы или городские бюджеты. Правда, пока законопроект не добрался даже до первого чтения.

И Дарья Беседина, и координатор "Архнадзора" Андрей Новичков отмечают, что исторические здания в Москве делятся на имеющие статус "объекта культурного наследия" и не имеющие оного. В не имеющих статуса зданиях Фонд капремонта и его подрядчики вольны делать что посчитают нужным.

Есть случаи, когда эксперты специально что-то не учитывают

– Фонд капитального ремонта делает вид, что не замечает лепнину на фасаде. Им иногда говоришь: вот, смотрите, дом с лепниной. Как маленькому ребенку: вот, висит декор. А они делают вид, что ничего не висит, что это просто жилой многоквартирный дом, – сетует Новичков.

Если же зданию присвоен статус объекта наследия, согласование капремонта в нем проходит с Департаментом культурного наследия столичной мэрии.

– В "объектах культурного наследия" ремонт проходит более или менее понятно. Но есть случаи, когда эксперты специально что-то не учитывают. Например, разрешают массово менять столярку, тогда как [по историческому проекту] оконное заполнение может быть только деревянным и строго с определенной формой рамы, – рассказывает Новичков.

Многие старые здания, не имеющие статуса "объекта культурного наследия", вполне можно таким статусом наделить

По его мнению, эксперты в таких случаях действуют небескорыстно: получают вознаграждения от ремонтников, которые таким образом экономят деньги. Также Новичков утверждает, что столичная мэрия проводит сознательную политику экономии на ремонте исторических зданий. По его словам, многие старые здания, не имеющие статуса "объекта культурного наследия", вполне можно таким статусом наделить. Департамент самостоятельно уже много лет не выявляет новые "объекты наследия". До недавнего времени новые объекты регистрировались по заявлениям активистов-градозащитников.

– Составление такого заявления – это месяцы работы, к заявлению нужно приложить архивные чертежи здания, – отмечает Новичков.

Градозащитников не слышат

С 2020 года Департамент культурного наследия отклоняет новые заявления градозащитников, используя мелкие формальные поводы. Чертежи старых задний получить сложно: московские чиновники ссылаются на террористическую угрозу. Таким образом, новые "объекты культурного наследия" не выявляются совсем.

По словам Андрея Новичкова, "Архнадзор" добивается, чтобы специальный подход к ремонту в Москве применялся ко всем зданиям, построенным до середины 1950-х годов. Тогда в СССР началась "борьба с архитектурными излишествами", здания стали строить по упрощенным проектам.

В пресс-службе Департамента культурного наследия Радио Свобода заявили, что не видят проблем с ремонтом исторических зданий в Москве.

Можем заверить, что культурному наследию нашей столицы ничего не угрожает

"В столице расположено более 8,5 тысяч объектов культурного наследия. Каждый объект культурного наследия на территории Москвы находится под охраной государства. Все ценные элементы, входящие в предмет охраны памятников архитектуры, обязательно сохраняются. Это касается как жилых, так и нежилых зданий. Можем заверить, что культурному наследию нашей столицы ничего не угрожает. За уничтожение и повреждение объектов культурного наследия предусмотрена административная, а также уголовная ответственность", – говорится в ответе департамента на запрос Радио Свобода.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG