Ссылки для упрощенного доступа

Красноярск готовится к зимней Универсиаде 2019 года. В городе строят и обновляют стадионы, лыжные и санные трассы, больницы. Один из объектов Универсиады – дорога по улице Волочаевской: она свяжет новый мост через Енисей с улицей Копылова, одной из главных автомагистралей Красноярска.

Общая стоимость проекта – шесть с лишним миллиардов рублей. В эту сумму входит не только само строительство, но и, например, благоустройство территории, и расселение людей, чьи дома попадают под снос из-за дороги. Конкретно на то, чтобы переселить людей из мест большой стройки, выделено больше двух миллиардов. Но на деле дома нескольких семей оказались прямо на стройплощадке новой мегамагистрали. Люди боятся ночью заснуть – страшно оказаться под завалами. Стучатся во все инстанции – но их не слышат. А главное, непонятно, что ждет их дальше и переселят ли их куда-нибудь вообще​.

Большая стройка наступает на жилые дома
Большая стройка наступает на жилые дома

"Проснулись – а у нас стройка"

Магистраль пройдет через Николаевку – старый район Красноярска с сотнями частных домов. Николаевка находится почти в центре миллионного города, но в то же время это деревня. Местные держат большие огороды, кто-то и живность: кур, гусей, индюков. Живут в Николаевке по-разному. У кого-то – крутые 2–3-этажные коттеджи. У кого-то – допотопные развалюхи. Жительница Николаевки Лариса Сабаева говорит, что появление строительной техники в ее районе стало для нее полной неожиданностью.

Мы просто в один прекрасный день проснулись и увидели, что у нас огород наполовину засыпан, а прямо там работают краны и экскаваторы. Конечно, все у нас погибло

– Нас вообще никто не предупреждал о том, что наш дом попадает под снос, а рядом будет стройплощадка. У нас на Юбилейной не было ни оценщиков, ни чиновников, ни представителей стройфирмы, и никаких уведомлений мы не получали, – рассказывает Лариса. – Мы просто в один прекрасный день проснулись и увидели, что у нас огород наполовину засыпан, а прямо там работают краны и экскаваторы. Конечно, все у нас погибло – жимолость, смородина. А мы сами живем как в катакомбах каких-то. Считайте, что в котловане. У нас с одной стороны земляная насыпь выше нашего дома, с другой – тяжелая техника ездит. Мы посередине. И самое главное, нам ведь так и не сказали – снесут нас все-таки или нет и что нам дальше делать. Я, когда у себя в огороде кран увидела, сразу давай названивать во все инстанции. Ответа нигде не получила. Все говорят: это не наша компетенция. Получается, что вроде бы и ничья.

Лариса Сабаева
Лариса Сабаева

В Николаевке, как выясняется, многие не знали, что прямо по их домам пойдет стройка государственной важности. И до сих пор у людей здесь нет ясности: будут их дома сносить или нет, и если будут – то куда переселяться. Между тем строители – компания "Сибиряк" – особо не церемонятся и разворачивают стройку прямо во дворах жилых до сих пор домов. Лариса Ивановна рассказывает: ночью семья (ее муж и внук) уснуть не может. Во-первых, стройка в трех метрах от дома идет круглосуточно. Во-вторых, страшно. Сабаевы боятся, что насыпь однажды просто накроет их дом.

Вид из двора Сабаевых
Вид из двора Сабаевых

– Я строителям говорю: ребята, ну вы сами-то посмотрите, что делаете! А они мне: "Нам сказали копать, мы и копаем", – говорит Сабаева. За водой жители неблагоустроенных домов на улице Юбилейной ходят в единственную уцелевшую колонку, которая тоже находится на стройплощадке. Кстати, только на подходах к колонке и установлен чисто символический заборчик (высотой по колено, длиной – метр, можно обойти с обеих сторон) со знаком, предупреждающим, что идет строительство. Больше нигде никаких ограждений нет. Вообще. Сказать, где проходит граница между двориками и стройплощадкой, невозможно. Ленточку вокруг своего двора Сабаевы натянули сами.

Единственное предупреждение о строительных работах в Николаевке
Единственное предупреждение о строительных работах в Николаевке

У соседки Ларисы Ивановны, 80-летней бабы Веры, бульдозеры тоже раскатали огород. Стройка подступает к ее дому сразу с трех сторон, остался только выход на улицу. Поэтому сын бабы Веры, врач скорой помощи, после смены тоже не может заснуть.

Мне ведь уже 80, дали бы дожить спокойно, не трогали бы нас уже. А так я сижу целый день, в доме закрывшись: и выходить страшно, и там оставаться страшно​

– Мы ведь тоже ничего не знаем, куда нас переселят и когда. Да и переселят ли вообще. Вы знаете, мне прям с сердцем стало плохо, когда огород у меня раздавили, – говорит баба Вера. – Долго болела потом, слегла. Мне ведь уже 80, дали бы дожить спокойно, не трогали бы нас уже. А так я сижу целый день, в доме закрывшись: и выходить страшно, и там оставаться страшно.

Баба Вера
Баба Вера

У жителей Юбилейной теперь появилась еще одна забота. Они рассказывают заехавшим сюда автомобилистам (предупреждений о том, что улица упирается в тупик из-за стройки, тоже нет), как отсюда добраться "до города" – теперь в Николаевке принято говорить именно так. Сами ее жители, кто не на машинах, до города добираются минут 40 пешком – больше никак.

– Вот что потрясает: людей даже не поставили в известность о том, что их ждет, не предложили переехать, не предупредили ни о чем, не оценили жилье – плохо ли, хорошо ли, хоть как-то, – говорит Надежда Тенезбаева, представительница компании "Европейская юридическая служба". – А в те дома, о сносе которых предупредили, оценщики пришли тогда, когда строительство вокруг уже шло.

"У зверей условия лучше"

Именно так произошло с семьей Татьяны Волковой, жительницы дома на улице Овражной. Точнее, ее семья – она с мужем, две дочери, зятья и четверо внуков – живет теперь посреди стройплощадки.​

Стройка подступает к жилым домам
Стройка подступает к жилым домам

– Мы еще прошлой осенью забеспокоились: видим, вроде рядом с нами что-то строить собираются. Нам про снос никто ни слова. Мы спрашиваем строителей: мол, нам как – запасаться углем и дровами на зиму или уже на чемоданах сидеть? Весной огородом заниматься или бросить это дело? – рассказывает Татьяна. – Нам никто ни слова. А уже в апреле этого года, когда вовсю стройка шла, к нам кто-то из администрации приходит и требует отчет об оценке дома и земли. А у нас его и нету. Так что только в середине апреля к нам и прислали оценщика. Когда все было в разгаре.

Татьяна Волкова
Татьяна Волкова

Капитальный двухэтажный многокомнатный дом с подвалом, надворными постройками и 15 сотками земли оценили в 2,4 млн рублей. За эти деньги в Красноярске можно купить однокомнатную квартиру. В которую, очевидно, и должны переехать три семьи с четырьмя маленькими детьми.

Двор Волковых
Двор Волковых

Волковы переезжать не торопятся: надеются, что оценку им удастся оспорить. Да и просто не сориентировались пока, как быть в такой ситуации. Зато торопятся строители. Татьяна Волкова рассказывает о случае, который в конце мая прогремел на весь Красноярск. Пожилые муж и жена ненадолго отлучились, а когда вернулись, оказалось, что дом их снесен. Вместе с домашними животными и всем скарбом. У этой семьи официально оставалось еще 11 дней на то, чтобы спокойно переехать: такой срок установил суд.

Татьяна видела, как все происходило.

И вот вижу: подъезжает бульдозер, и давай их дом крушить. А оттуда визг и писк. Собаки у них там жили – строители их раскатали…​

– Кудины вот здесь, напротив нас, жили. Мы были, конечно, знакомы, но не особо общались. Мы со всеми соседями как товарищи по несчастью сильно сдружились, а они особняком держались. Я даже точно не знала, переехали они уже или нет. Знала только, что должны были. И вот вижу: подъезжает бульдозер, и давай их дом крушить. А оттуда визг и писк. Собаки у них там жили – строители их раскатали… Я ей потом говорю: "Маша, ну ты что – не могла предупредить, что вы не переехали? Видишь же, что кругом творится!". Ну и строителям выговорила потом: "Вы бы хоть проверяли, есть ли дома люди, прежде чем все ломать. А может, спит человек. Ну, или в окошко бы заглянули: если там телевизор со стиральной машиной – вряд ли хозяева их бросили, когда переезжали. Наверно, здесь где-то". А у них один ответ: нам сказали – мы делаем. У нас и такой случай был: молодая женщина поехала в роддом третьего ребенка рожать, а с ребенком на руках вернулась к руинам.

Сами Волковы чувствуют себя в осаде. Вплотную к их дому примыкает огромная гора из земли и камней, над домом нависает стоящий на этой горе кран. Когда недавно в Красноярске были сильный ветер и град – камни летели в окна Волковым.

– А у нас же дети, не свяжешь ведь их, – говорит Татьяна. – Боимся, когда они тут играют.

Дети играют на краю строительного котлована
Дети играют на краю строительного котлована

Дышать в строительной пыли людям нечем. Самую маленькую, годовалую внучку Татьяны дочь и зять на коляске увозят гулять подальше. Точнее, уносят – проехать коляске здесь невозможно. Машине, впрочем, тоже – ее один из зятьев Татьяны оставляет наверху котлована, когда надо – поднимается туда по ступенькам, которые семья сама выбила в глиняном склоне. По этим же ступенькам люди ходят и за питьевой водой, которую привозят два раза в неделю – набрать ее можно в течение часа. О том, чтобы к домам в случае чего быстро смогли подъехать скорая или пожарные, и речи нет.

Впечатление от встреч с жителями Николаевки – жертвами Универсиады – у меня одно: для животных в зоопарках созданы несравнимо лучшие условия, чем те, в которых находятся эти люди​

– Впечатление от встреч с жителями Николаевки – жертвами Универсиады – у меня одно: для животных в зоопарках созданы несравнимо лучшие условия, чем те, в которых находятся эти люди, – говорит Елена Уляшева, председатель палаты правозащитных организаций Гражданской ассамблеи Красноярского края. – И так живут все, кто оказался на пути у нашего государства, когда оно решило что-то построить. С людьми обходятся цинично, жестоко и по-свински.

Несколько дней назад в Гражданской ассамблее Елена Уляшева организовала встречу жителей Николаевки с городскими чиновниками, строителями, представителями надзорных органов. Пришли не все – например, уполномоченная по правам детей Ирина Мирошникова проигнорировала приглашение.

Встреча жителей Николаевки с чиновниками
Встреча жителей Николаевки с чиновниками

Сейчас Елена Уляшева подготовила обращение, которое будет отправлено районным, городским и краевым властям, а также руководству компании "Сибиряк", которая ведет строительство дороги.

"Еще до начала строительства необходимо было проинформировать каждого человека, чья недвижимость попадает в зону сноса, о правах и о том алгоритме действий, который его ждет. Этого сделано не было. О части домов вообще забыли, и то, что эту недвижимость необходимо оценить, порой выяснялось случайно. Компенсационные выплаты за сносимое жилье людям приходится ждать месяцами. Получается, в то время, как дома уже снесены, а новое жилье приобрести невозможно по причине невыплаты компенсации, люди оказываются на улице. Вскрылись факты ненадлежащего сноса. Исполнитель госзаказа, компания "Сибиряк", уничтожает недвижимость, причем вместе с вещами, бытовой техникой и прочим скарбом, не выдерживая отведенный судом срок на переезд. Это уголовное преступление, и за него должны понести ответственность те, кто его совершили", – говорится, в частности, в обращении.

Никаких ограждений между стройкой и жилым домом нет
Никаких ограждений между стройкой и жилым домом нет

В резолюции общественники требуют обеспечить безопасность людей, организовать подвоз воды к их домам, открыть доступ экстренным службам. Поставить, наконец, ограждения на стройплощадках. А если все перечисленное не будет сделано – приостановить строительство дороги.

Надпись на заборе: "Нас не сносят Не трогать"
Надпись на заборе: "Нас не сносят Не трогать"

Крайний срок для выполнения резолюции ее авторы назначили на 7 июля.

Пока никаких признаков того, что обращение это прочитано и услышано, в Николаевке не наблюдается. Государственная стройка идет полным ходом. По дворам и домам никуда не расселенных местных жителей.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG