Ссылки для упрощенного доступа

В поселке Гурзуф, входящем в Большую Ялту, местные жители уже два года воюют с руководством Международного детского центра (МДЦ) "Артек". Лагерь забрал себе поселковый пляж Гуровские камни, развернул масштабное строительство, уничтожив реликтовые деревья и пустив под снос архитектурные памятники, а также перекрыл доступ к жилым домам, которые оказались на его территории. Гурзуфчане устраивают акции протеста, жалуются крымским чиновникам, пишут письма в Кремль. Но к их мнению не прислушиваются. Корреспондент Радио Свобода побывал на митинге, на котором местные жители вновь заявили о своих правах.

Митинг протеста
Митинг протеста

Начало митинга в Гурзуфе задерживалось: мегафон, в который должны были говорить выступающие, сломался. Пожилая женщина, потеряв терпение, подошла к организаторам и попросила их скорее начинать. "Сколько можно тянуть резину! Вот у нас всегда так – чего ждут, непонятно", – ворчит она. Но заявители митинга лишь разводят руками.

Жители поселка приплясывают от холода, несмотря на плюсовую температуру: морской ветер в январе немилосерден. Заминку используют для обсуждения последних событий. "Превратили Гурзуф в поганый хутор, всё хотят отобрать", – говорит одна местная жительница. "Там перегородили, сям перегородили – не пройти, не проехать", – сетует другая.

В толпе ходят листки с обращением к президенту РФ. В нем Владимира Путина просят "не принимать жесткие меры по сносу" 400 садовых участков, примыкающих к территории "Артека". Ветераны лагеря и местные жители возделывали их десятилетиями, при Украине оформить их в собственность не получилось, а теперь эти земли решили отдать детскому центру. Наделы – серьезное подспорье для пенсионеров и сотрудников лагеря, потому что "заработной платы и пенсии при высочайших ценах на продукты, лекарства, лечение хватает только на полмесяца жизни".

Люди читают, ставят подписи, передают дальше. Одна из гурзуфчанок, возвращая подписной лист активистам, махнула рукой: мол, бессмысленно все это. "Никого не разжалобит, что пенсии у нас маленькие и мы живем с огорода", – сказала она.

Митинг протеста
Митинг протеста

Земельные споры с детским центром стали для Гурзуфа в последнее время проблемой номер один. В 2014 году "Артек" перешел в федеральную собственность. Год спустя крымские власти закрепили за лагерем 218 гектаров территории без указания границ, позже к ним добавилось еще 40 с лишним гектаров. При ближайшем рассмотрении оказалось, что в их число попали пляж Гуровские камни, который вклинивался в территорию "Артека", но принадлежал поселку, русское и татарское кладбища и жилой массив на 1,5 тысячи человек.

Постепенно "Артек" перекрыл дорогу на пляж, оставив жителей поселка и туристов без доступа к морю и без парковой территории. Туристам запретили подплывать к скалам Адалары и к горе Аю-Даг. Дома, оказавшиеся на территории лагеря, администрация детского центра пообещала принудительно расселить. Местные уверены, что на освободившейся территории построят не жилье для сотрудников, как обещает администрация "Артека", а "виллы для олигархов". Состоявшийся в начале января рейд силовиков по спорному району заставил жителей Гурзуфа выйти на очередной митинг.

Митинг протеста
Митинг протеста

Двадцатиминутная задержка обеспечила мероприятию хорошую явку. К толпе у поселкового дома культуры присоединялись случайные прохожие. В итоге число участников в несколько раз превысило указанную в заявке цифру в сто человек. Сотрудники правопорядка, мирно беседовавшие с земляками, против аншлага не возражали.

Наконец организаторы решили обойтись силой голосовых связок и объявили о начале митинга. "Марина у нас вместо мегафона, пусть она говорит", – выкрикнул кто-то.

Общественная активистка Марина Забродская
Общественная активистка Марина Забродская

Слово общественной активистке Марине Забродской дали позже. А для начала заявитель митинга, ялтинский журналист Сергей Сардыко, озвучил тему собрания, пояснив, что этого требует "буржуазное законодательство, которое уже 26-й год действует в нашей замечательной стране СССР". Официально митингующие собрались выразить поддержку политике президента России. Видимо, местная администрация выдает разрешения на проведение массовых мероприятий только такой тематики. С этим вопросом разобрались быстро: гурзуфчане поддержали Путина поднятием рук. После этого перешли к главному.

Забродская рассказала о том, что региональные власти задумали масштабную реконструкцию набережной и исторической части поселка, которая "уничтожит" красоту старого Гурзуфа и его уникальный облик. Здесь хотят построить яхтенную марину на 176 судов и фешенебельный курорт. Землю распродадут инвесторам, а посельчанам ничего не достанется. Проекта реконструкции до сих пор никто не видел, но администрация уже сумела добиться согласия местных жителей на общественных слушаниях, где, по словам активистки, голосовали люди, не имеющие никакого отношения к Гурзуфу.

О реконструкции Забродская говорила с режиссером Сергеем Соловьевым. Тот, по ее словам, "в шоке": он считает, что Гурзуф нужно оставить нетронутым, чтобы снимать на его улочках историческое кино. По предложению оратора в резолюцию митинга внесли требование признать центр поселка историческим поселением и провести его тщательную реставрацию. "Если мы не встанем на защиту нашего поселка, мы так и получим позорный новодел. Нам нечего будет оставить нашим детям", – подытожила Забродская. В ее руках к этому моменту возник исправный мегафон.

Учитель истории Юрий Скорик отчитался о противостоянии с дирекцией "Артека". Минувшим летом его и других активистов, протестовавших против передачи лагерю пляжа и жилого массива, задержала полиция. Вместе с гурзуфчанами увезли и корреспондентов одного из федеральных телеканалов, которые приехали освещать конфликт. Подготовленный ими сюжет на скандальную тему в эфир так и не вышел.

Общественный активист Юрий Скорик
Общественный активист Юрий Скорик

По словам Скорика, руководство лагеря по-прежнему не готово идти на уступки жителям поселка. Артековцев призывали подумать о людях, предлагали им обмен территориями (в компенсацию за Гуровские камни отдать под поселковые нужды парк и пляж лагеря "Кипарисный"), но "ничего не получается". "Люди, которые пришли сюда, они видят Крым без нас", – сказал активист, но тут же призвал земляков "не отчаиваться". "Те, кто может сражаться, давайте сражаться. Мы отсюда не уйдем", – добавил он. "Долой захватчиков!" – прозвучал в ответ возглас из толпы.

Ближайшее "сражение" должно состояться в кабинете главы республики Сергея Аксенова, которого Скорик назвал "государственным человеком, который за эти полгода показал, что он хотя бы слушает нас". Жители Гурзуфа направят к чиновнику депутацию с требованием найти выход из ситуации, который бы удовлетворил все стороны. В первую очередь, речь идет о возврате 40,3 гектара земель с жилыми домами и садовыми участками, которые, как считают в поселке, достались лагерю по ошибке.

Сопредседатель общественного движения "Крым-наш!" Игорь Барышников напомнил, что прошлой осенью артековская администрация ни с того ни с сего снесла на территории лагеря "Кипарисный" один из корпусов, построенный в 1903 году по проекту академика Алексея Бекетова, – так называемую дачу номер два. Зданию не успели присвоить статус объекта культурного наследия, чем руководство лагеря и воспользовалось. Вину за это общественник возложил на руководство Ялты, которое предпочитает не вмешиваться в конфликт. "Власть больна глухотой и насморком: они нас не слышат и им на нас начихать", – заметил Барышников.

Сопредседатель общественного движения "Крым-наш!" Игорь Барышников
Сопредседатель общественного движения "Крым-наш!" Игорь Барышников

После него на ступеньки дома культуры поочередно поднялось еще с полдюжины ораторов. Пенсионер Александр Лагода требовал от администрации "Артека" предоставить рабочие места в лагере местным жителям, а не привозить сотрудников со всей России и стран СНГ. По его словам, поселковая молодежь сидит без работы, а опытные квалифицированные работники вынуждены заниматься в детском центре уборкой территории.

Общественный активист Александр Лагода
Общественный активист Александр Лагода

Администрацию Ялты убеждали возродить в поселке полноценную амбулаторию с бригадой скорой помощи.

"Мы два года просили у местной власти помещение для сбора общественников. Теперь мы уже требуем, пока мы не взяли его сами", – говорила вернувшаяся на трибуну Марина Забродская.

"Раз попали в Россию – все понимают, что "попали", – ну что ж теперь поделаешь?" – делился видением ситуации глава профсоюза автомобилистов Николай Родионов.

Человек с седой бородой и казачьими атрибутами периодически осенял толпу большим наперсным крестом. Мальчик лет десяти размахивал российским флагом, привязанным к спиннингу.

Митинг протеста
Митинг протеста

Почти все выступающие проявляли беспокойство о воспитанниках "Артека", утверждая, что администрация лагеря лишает их архитектурных красот и целебного лесного воздуха. Во многих речах звучали призывы сплотиться вокруг общей беды: "Мы должны быть вместе и ставить правильные цели – только так можно добиться успеха. Многие опустили руки и думают, что добиться ничего нельзя, но это неправда".

После единогласной поддержки резолюции митинга, в которую включили почти все прозвучавшие на собрании пожелания, посельчане быстро разбрелись по своим делам.

***

Территория "Артека" начинается в пяти минутах ходьбы от центра поселка, где проходил митинг, но никто из представителей администрации детского центра к людям так и не вышел. Лагерь предпочитает не замечать проблем Гурзуфа. Будто бы специально для этого администрация "Артека" решила обнести отвоеванную территорию трехметровой кирпичной стеной.

Кое-где вместо нее пока остается старая решетка. В некоторых местах ее даже не успели закрыть металлическим профилем. Поэтому, прогуливаясь по улице Ленинградской, время от времени еще можно увидеть море и скалы. Но скоро они будут надежно скрыты от посторонних взоров: строительство "великой артековской стены" идет полным ходом.

Директор "Артека" Алексей Каспржак заявляет, что кирпичная стена нужна для защиты от проникновения извне. Почему нельзя было решить эту проблему более изящно и менее затратно, он не уточняет. Гурзуфчане, работающие в лагере, говорят, что новый забор не только испортит природный ландшафт, но и обойдется государству в космическую сумму. По их подсчетам, потраченного на 13,5-километровую ограду кирпича хватило бы, чтобы построить 400 частных жилых домов для сотрудников детского центра.

Рядовые артековцы отмечают, что забор строят гастарбайтеры из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Молдавии, материковой Украины. Кроме того, все столовые на территории лагеря отданы коммерческим структурам, куда работников завозят со всей России. Текучка кадров там и там колоссальная. Едва ли МВД и ФМС проверяют всех сотрудников на наличие уголовного прошлого. Все эти работники беспрепятственно перемещаются по детскому центру, но потенциальной угрозы с их стороны администрация не ощущает.

Вид на скалы Адалары из поселка Гурзуф
Вид на скалы Адалары из поселка Гурзуф

Чтобы полюбоваться Аю-Дагом, или Медведь-горой, нужно забраться повыше: артековский забор теперь закрывает и эту достопримечательность. С улицы Геологов, которая взбирается на крутой холм, можно рассмотреть не только лесистые склоны несостоявшегося вулкана, но и бывшую поселковую территорию, которая теперь принадлежит "Артеку". Там работают кран, экскаватор и другая тяжелая техника. Строители готовят территорию для возведения нового артековского лагеря "Солнечный".

Жители Гурзуфа говорят, что этот проект нарушает все мыслимые правила и нормы. Во-первых, многоэтажные корпуса нельзя строить в сейсмоопасной зоне с неустойчивой почвой: они могут рухнуть даже от небольшого толчка. Во-вторых, возведение лагеря противоречит закону о стометровой защитной зоне на морском побережье. В-третьих, на месте, где будут резвиться детишки, расположено старинное крымско-татарское кладбище, которое считается священным местом. Наконец, очищая склоны от растительности, строители вырубили рощу фисташки туполистной – дерева, занесенного в Красную книгу России. При этом комиссия Минэкологии Крыма никаких нарушений не нашла: пни и стволы успели оперативно вывезти куда подальше.

Строительные работы на территории "Артека"
Строительные работы на территории "Артека"

Впрочем, туго приходится не только фисташке, но и человеку. Выступавший на митинге пенсионер Александр Лагода рассказал корреспонденту Радио Свобода, как живется людям, чьи дома находятся на территории "Артека". Он и его соседи (всего более ста семей) проживают в 11 многоквартирных домах на дальней окраине поселка, у самого подножья Аю-Дага. При Советском Союзе это были ведомственные здания "Артека", но в 1993 году их приватизировали по украинским законам. Лагерь легко согласился передать их в собственность жильцов, потому что "это были сараи: без отопления, без газа, без туалетов, без всяких удобств". В последующие годы в домах было сделано "по несколько капитальных ремонтов", чтобы создать пригодные для жизни условия.

Поселок Гурзуф
Поселок Гурзуф

При этом администрация лагеря постоянно откладывала передачу в бессрочное пользование земельных участков, на которых стояли здания, понимая, что крымская земля – "это золотой фонд и лакомый кусочек". Когда дело дошло до суда, представители "Артека" заявили, что оригинал решения о приватизации земли утерян, а потому участки передать жителям невозможно.

В 2015 году 40,3 гектара спорных территорий с жилыми домами и дачными участками поступили во владение "Артека". По словам Лагоды, передача этих земель стала возможной из-за того, что Алексей Каспржак предоставил Сергею Аксенову "ложную информацию". Директор лагеря якобы сказал главе Крыма, что на указанной территории никто не живет, а тот, не вникая в суть, пообещал отдать участок детскому центру. Гурзуфчане боятся, что их родная земля в итоге достанется друзьям и родственникам главы МДЦ.

"На сегодняшний день "Артек" еще не получил правоустанавливающие документы, а уже [территорию] обнесли забором, началось строительство, тяжелая техника роет все эти кручи. Выпиливаются реликтовые деревья: кедры, кипарисы, сосны, можжевельник. Ночью стволы в два-три обхвата вывозятся КамАЗами. Местное население на работу не берут, чтобы не было свидетелей", – сказал житель поселка.

Администрация "Артека" советует населению готовиться к переезду. По слухам, каждому прописанному жителю выплатят компенсацию в 600 тыс. рублей. По другим сведениям, лагерь ограничится выделением жилой площади по 14 кв. метров на человека. Пока что строительство домов для отселения "артековцев поневоле" еще не началось, хотя ранее дирекция обещала поставить точку в этом вопросе к лету 2017 года.

Для жителей домов, оказавшихся на территории "Артека", администрация ввела пропускную систему, опасаясь террористической угрозы. Рейсовые автобусы, курсирующие в тот микрорайон, останавливаются на КПП, после чего охранники проверяют пропуска у всех пассажиров. По словам Лагоды, был случай, когда школьник восьми-девяти лет потерял пропуск, и охрана сняла его с автобуса, вынудив несколько километров идти до дома окольными тропами. Чтобы позвать в гости друзей или родственников, местным жителям приходится отстоять очередь в маркетинговый отдел МДЦ для получения разового пропуска. Через то же самое приходится проходить посетителям кладбищ на территории "Артека".

КПП на территорию "Артека"
КПП на территорию "Артека"

"Такое началось при России. При Украине можно было свободно везде проходить и проезжать", – отметил Лагода.

Территория "Артека" охраняется действительно хорошо. О том, чтобы попасть туда, нечего и думать. На КПП висят таблички, предупреждающие об ответственности за несанкционированное проникновение. Примерно так же с внешним миром взаимодействует руководство лагеря. Журналистские запросы остаются без ответов, впрочем, свою позицию по поводу конфликта с жителями Гурзуфа Алексей Каспржак озвучивал не раз.

"Исходя из требований безопасности, территория "Артека" должна быть замкнутой. В этом году лагерь принимает 30 тысяч детей, и мы не можем рисковать их безопасностью и спокойствием родителей. Никаких действий, нарушающих права жителей Гурзуфа, на территории "Артека" не происходит, – говорил он прошлым летом. – Малоэтажное жилье создавалось в "Артеке" как служебное, где до сих пор проживают бывшие сотрудники лагеря и их наследники, не имеющие законного права на его приватизацию".

Республиканское руководство, на заступничество которого так рассчитывают гурзуфские активисты, пытается замять неприятную ситуацию. По словам Юрия Скорика, летом прошлого года Сергей Аксенов пообещал выполнить просьбу посельчан и договориться о предоставлении им в пользование территории лагеря "Кипарисный". В обмен на это общественники должны были отказаться от акций протеста и общения с прессой. Глава Крыма просил их подождать до конца курортного сезона. "Дождитесь осени – мы дождались", – говорит Скорик.

С тех пор из Симферополя не было никаких новостей.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG