Ссылки для упрощенного доступа

Судный день


Российские силовики во время обыска у крымско-татарского активиста Марлена Мустафаева, Симферополь, февраль 2017 года

Крымские суды по всему полуострову 18 декабря заседали весь весь день, измеряя в денежном эквиваленте 76 одиночных пикетов, – столько должно было состояться в понедельник заседаний по административным обвинениям в "несанкционированном массовом мероприятии". Власти аннексированного Россией полуострова хотят наказать тех, кто вышел на улицы протестовать против массовых арестов и похищений крымских татар.

Суды, итогом которых может стать штраф каждому участнику пикетов в размере до 20 тысяч рублей, проходили в Симферополе, Джанкое, Алуште, Белогорске, Красногоардейске, Советском и Судаке. Среди обвиняемых только крымские татары. Крымско-татарские активисты даже проводят в социальных сетях параллели с датой депортации народа из Крыма – 18 мая 1944 года, и шутят о том, что санкции за аннексию полуострова настолько истощили российский бюджет, что власти пытаются покрыть расходы за счет штрафов крымских татар. В том, что ни одного оправдательного приговора не будет, не сомневается в Крыму никто.

К вечеру понедельника более 50 активистов были оштрафованы на 10 тысяч рублей каждый, один человек - на 15 тысяч рублей, несколько судов были перенесены на другие даты.

"Сложно понять логику людей, придумавших это массовое судилище, – отмечает правозащитница из Джанкоя Лутфие Зудиева. – Вливать огромные средства в строительство мечетей, создание провластного крымско-татарского телеканала, в организацию массовых мероприятий, чтобы доказать всем, как много прав в Крыму у крымских татар. И тут же демонстрировать обратное – зачем это все нужно было силовикам, я до сих пор не понимаю. Проигнорируй они эти пикеты, информационного шума было бы гораздо меньше, а картина с крымскими татарами, "счастливыми в составе РФ", заиграла бы новыми красками. Но решили, видимо, действовать стандартно".

Одиночные пикеты в поддержку крымских татар в Москве, 18 декабря 2017 года
Одиночные пикеты в поддержку крымских татар в Москве, 18 декабря 2017 года

В начале октября российские силовики провели спецоперацию в Бахчисарае в результате которой были арестованы шесть крымских татар, обвиняемых в участии в исламской организации "Хизб ут-Тахрир", признанной в России террористической. Фактически все задержанные были активистами "Крымской солидарности". Организация появилась в апреле 2016 года, когда родственники арестованных, пропавших и похищенных крымских татар решили объединиться для взаимопомощи.

Первую встречу организовала Крымская контактная группа по правам человека, которая создавалась в 2014 году для поиска похищенных и пропавших, а также для возможного диалога с российскими властями Крыма. Диалога не получилось, но родилась "Крымская солидарность". В день официального открытия адвокат Эмиль Курбединов отметил: "Этот день стал днем создания площадки совместных действий семей арестованных в Крыму мусульман". Прошло немного времени, и в "Солидарность" влились активисты, гражданские журналисты, блогеры, в том числе те, кого преследовали за нелояльность на полуострове, вне зависимости от вероисповедания. Основной удар судов 18 декабря пришелся по активистам "Солидарности".

Эмиль Курбединов
Эмиль Курбединов

Реакция крымско-татарских активистов на аресты в Бахчисарае была внушительной: через две недели около ста крымских татар по всему полуострову вышли с одиночными пикетами против репрессий силовиков. "Требую прекратить угнетать наш народ", "Прекратите глумиться над нашим народом", "Остановите беспредел силовиков Крыма", "Ложь – грех! Крымские татары не террористы", "Поиск террористов в Крыму безнадежное дело" – такие и подобные им плакаты держали участники акции. Массовость и география пикетов если и привели силовиков в растерянность, то ненадолго. В этот же день были задержаны 49 человек, причем некоторых из них увозили люди в штатском на гражданских автомобилях.

Адвокат Эмиль Курбединов тогда опасался, что могут повториться события 2014–2015 годов, когда крымско-татарских и проукраинских активистов похищали либо российские силовики, либо бойцы вооруженной группировки "Самооборона Крыма". Остальных пикетчиков задерживать не стали, но потом в течение нескольких месяцев приносили повестки в суд для административного разбирательства. "Вызывая нас и опрашивая, они выковыривали в каждом нашем слове все, чтобы узнать организатора, – рассказывал один из участников пикета после допроса. – Спрашивали, кто меня привез на место пикета, какого цвета были фломастеры и кто мне их дал, чтобы написать плакат. Вот такой абсурд. Я сказал, что организатор вот – сердце наболело, и я вышел. И таких наболевших сердец может быть много".

Сердце наболело, и я вышел. И таких наболевших сердец может быть много

Официально пресс-служба Управления МВД по Крыму сообщила, что "за нарушения требований федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в органы внутренних дел были доставлены 49 граждан, участвовавших в пикетировании. После получения от них объяснений и проведения профилактических бесед все участники мероприятий были отпущены из помещений ОВД". Другой видимой реакции не последовало, но именно с масштабной протестной акцией крымских татар на полуострове связывают отставку главы Госкомнаца (Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым. –​ РС) Заура Смирнова, которому было поставлено в вину неумение контролировать крымско-татарскую активность. Депутат Госдумы от Крыма Руслан Бальбек назвал пикеты "управляемой провокацией".

В ответ общее мнение выразил все тот же адвокат Эмиль Курбединов: "Я вот наблюдаю за заявлениями некоторых "политиков", и других "доброжелателей" по поводу пикетов, прошедших по всему Крыму 14 октября, которые говорят – "это извне управляют...", "это провокаторы..." и другая чушь. Люди вышли из-за нескончаемого беспредела-произвола силовиков, преследований, похищений и пыток (ни одно похищение еще не раскрыто), "карманных" судов и судилищ! Крымских татар – мусульман пытаются определить в террористы и экстремисты путем фабрикации уголовных дел!"

Встреча участников движения "Крымская солидарность", ноябрь 2017 года
Встреча участников движения "Крымская солидарность", ноябрь 2017 года

Еще важнее для силовиков было найти организатора пикетов. Об этом оперативники и участковые вели речь со всеми участниками акции, впрочем, никто из них не дал показаний. Юрист Лиля Гемеджи в ночь перед 18 декабря написала в фейсбуке: "Власти считают, что при проведении одиночных пикетов присутствовал единый замысел и организация, что подтверждает публичность мероприятия, которое не было санкционировано властями. Очевидно другое. Единая организация и единый замысел на подавление свободы выражения мнений, свободы мирных собраний и нарушение прав коренного народа Крыма усматривается в действиях со стороны властей". Гемеджи уверена, что все "решения продиктованы" и оправдательными не будут.

"Одиночный пикет – самое уязвимое публичное мероприятие в России, которое легко прервать и объявить незаконным, –​ пояснил изданию "Крым.Реалии" адвокат Александр Попков. – Есть решение Конституционного суда России №4-П от 14 февраля 2013 года, в котором сказано, что если одиночные пикеты якобы объединены общим умыслом, то это не одиночные пикеты. С помощью этой уловки российские власти пытаются подавлять любые публичные акции, даже разрешенные российским законодательством. Видимо, теперь эту практику пытаются применять и в Крыму".

Большая часть надписей характеризовались как проявление "авторского отрицательного отношения к негативным действиям правительства Российской Федерации"

Чтобы доказать общий умысел серии одиночных пикетов, что позволило бы привлечь к административной ответственности всех участников, специалистам "Крымской лаборатории судебной экспертизы" была заказана судебная экспертиза – необходимо было изучить надписи на плакатах и ответить на ряд вопросов: какова тематика надписей, их смысловое содержание, объединены ли они единой тематикой и единым замыслом? Анализ всех надписей проводился примерно одинаково. Например, изучение надписи "Свободу политическим заключенным" привело специалистов к мнению, что "автор обращается к адресату, который не назван, но им может быть представитель власти и силовых структур, с побуждением освободить из тюрьмы людей, обвиненных в политической деятельности, направленной против органов власти".

Большая часть надписей характеризовались, как проявление "авторского отрицательного отношения к негативным действиям правительства Российской Федерации", например: "Правители РФ, верните детям и перестаньте незаконно арестовывать их кормильцев". Изображения плакатов для эксперта собирали не только из числа задержанных участников, но и в социальных сетях, особенно на странице "Крымской солидарности" и на сайтах "Крым.Реалии" и информагентства QHA. "Темой надписей, зафиксированных на плакатах, являются негативные действия в отношении крымских татар-мусульман (неоправданные, по их мнению, обвинения в терроризме и экстремизме, репрессии) со стороны действующего правительства и силовых структур", – сделал выводы эксперт-лингвист. Он признал, что надписи объединены "единой идейно-тематической направленностью". Собственно, это и позволило обвинить пикетчиков в проведении единого несанкционированного мероприятия.

Фотография одного из одиночных пикетов крымских татар в материалах экспертизы
Фотография одного из одиночных пикетов крымских татар в материалах экспертизы

Кроме экспертизы доказательствами единого замысла пикетчиков, судя по документам материалов дела, стали для полиции "однородные красящие материалы", с помощью которых были изготовлены некоторые плакаты. "Пикеты были "объединены единством цели, замысла и общей организации, – подводит итог начальник отдела организации применения административного законодательства управления МВД по Крыму. – Достоверно установлено, что группа лиц крымско-татарского населения приняла участие в несогласованном с органами местного самоуправления публичном мероприятии в форме пикета".

"Завуалированные под одиночные пикеты" – так называют полицейские акции крымских татар в "обзорных справках". Кроме лингвистической, была проведена еще одна экспертиза, в рамках которой сравнивалась бумага, шрифт, исполнение надписей, цвет плакатов, – очевидно, искали в них что-то общее. Интересно, что в оперативных справках полиции прямо противопоставляются крымские татары и остальные крымчане: акция, по версии полиции, была проведена "крымско-татарским населением" полуострова, что, по наблюдению полиции, вызвало недовольство "славянского населения".

С помощью двух экспертиз между пикетами было найдено единство, они стали рассматриваться, как одно несанкционированное публичное мероприятие. На 18 декабря в суды для административного разбирательства вызвали всех, кого смогли вычислить по фотографиям. Всего на этот день запланировано 76 заседаний.

В Крыму просто не знают, как бороться с этим мирным ненасильственным сопротивлением

"Думаю, что и выбор даты, и количество судов в данном случае играют больше символическое, а уже потом практическое значение. Почти у всех моих знакомых первая ассоциация при упоминании числа "18" – день депортации крымских татар. Массовость судов по национальному признаку добавляет краски в эту картинку, – отмечает правозащитница Лутфие Зудиева. – Если пойти методом простых подсчетов, то сразу 10 судов в разных районах Крыма судят крымских татар за право выражать свою гражданскую позицию. Притом что одиночный пикет – законом РФ прописанное право каждого человека. За более дерзкие желания предусмотрены стандартные для РФ механизмы – "экстремизм", "терроризм", "сепаратизм". Поэтому их главная цель – запугать. То есть всем нам хотят сказать: вот что будет с каждым, кто осмелится подать голос или высказать свою точку зрения".

Правозащитница отмечает также, что на такое количество судов просто не хватит защитников. В этот же день в Крыму назначены заседания по "делу 26 февраля" о массовых беспорядках в феврале 2014 года, а также апелляция на приговор журналиста Николая Семены. "Людей хотят оставить без защиты и именно в таких условиях склонять и доказывать, что у одиночных пикетов был "единый замысел", "один организатор" и т. д. Думаю, что и менталитет крымских татар, и их коллективный дух до сих пор не нашли должной оценки у силовиков, понимания тем более. Поэтому в Крыму просто не знают, как бороться с этим мирным ненасильственным сопротивлением. А оно с каждым днем выходит на новый уровень и набирает нежелательные для силовиков обороты", – констатирует Зудиева.

Дилявер Меметов (на переднем плане)
Дилявер Меметов (на переднем плане)

О мирном сопротивлении крымских татар говорит в этот день и координатор "Крымской солидарности" Дилявер Меметов: "Одиночные пикеты 14 октября стали примером того самого мирного сопротивления и взаимной поддержки, которые издавна были присущи крымско-татарскому народу. Мысль о том, что наш народ не террористы и экстремисты, – это общенародное мнение, которое не удастся изменить и сломить никогда! Разумеется, репрессивная машина не смотрит ни на что, даже на то, что эти люди воспользовались конституционным правом. Однако нашему народу не впервой испытывать на себе подобные акции устрашения и запугивания. Поэтому мы не должны соглашаться с той ложью и клеветой, которую хотят навесить на нас. И только исповедуя свою религию, сохраняя свою культуру, поддерживая, заботясь друг о друге, показывая солидарность в общей беде, мы сможем пройти все испытания как и в прежние времена".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG