Ссылки для упрощенного доступа

Бывший старший советник президента США Стив Бэннон во вторник явился на закрытое заседание комитета нижней палаты Конгресса по делам разведки. Комитет расследует вмешательство России в американские выборы и обвинения в возможном сговоре команды Трампа с Кремлем.

Законодатели пригласили Бэннона на добровольной основе, как ранее приглашали Джареда Кушнера, Дональда Трампа-младшего и других сотрудников избирательного штаба и переходной администрации Трампа. Однако Бэннон, занимавший в Белом доме пост с громким названием "главный стратег", находится в особом положении: в августе он покинул администрацию, проиграв аппаратную схватку другим советникам, а в январе навлек на себя гнев президента критическими высказываниями, опубликованными в книге Майкла Вулффа "Огонь и ярость. Белый дом Трампа изнутри".

Однако членов комитета постигло разочарование: Стив Бэннон отказался отвечать на вопросы, касающиеся своей работы с Дональдом Трампом. При этом он сослался на инструкции, полученные от Белого дома. Раздраженный отказом комитет в тот же день направил ему повестку: теперь его явка стала обязательной, а перед тем, как давать показания, он будет приведен к присяге.

Это уже не первый случай ссылки на конфиденциальность информации, имеющей отношение к президенту. До Бэннона на нее ссылались, отвечая на вопросы Конгресса, министр юстиции Джефф Сешенс и директор национальной разведки Дэн Коатс. В американской юриспруденции есть понятие "привилегия исполнительной власти". Она дает возможность советникам президента не разглашать содержание совещаний с президентом. Эта концепция исходит из того, что, если советники будут знать, что их мнения и рекомендации могут стать причиной уголовных обвинений, они лишатся независимости.

Однако для того, чтобы защитить информацию от разглашения, президент должен применить определенную процедуру, заявить, что он прибегает к привилегии исполнительной власти. Согласно некоторым свидетельствам, в июне прошлого года, когда показания Конгрессу готовился дать бывший директор ФБР Джеймс Коми, президент Трамп рассматривал эту возможность, но в итоге отказался от нее, о чем и сообщила журналистам пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс.

Сара Сандерс: Право президента применять привилегию исполнительной власти юридически очень хорошо обосновано. Тем не менее в целях ускорения процесса тщательного изучения фактов, которым занимается сенатский комитет по разведке, президент Трамп не воспользуется привилегией исполнительной власти в отношении запланированной дачи показаний Джеймсом Коми.

Дональд Трамп особенно болезненно воспринял содержащиеся в книге Майкла Вулффа выпады Стива Бэннона в адрес Дональда Трампа-младшего. "То, что он сказал о моем сыне – ужасно", – сказал президент в недавнем интервью Wall Street Journal. Напомним, что Бэннон осудил решение Дональда-сына и двух других советников кандидата Трампа, Джареда Кушнера и Пола Манафорта, встретиться в июне 2016 года с адвокатом Натальей Весельницкой, обещавшей им компромат на Хиллари Клинтон. Бывший главный стратег назвал это решение "изменническим" и "непатриотичным", но не за сам факт встречи, а за то, что советники не взяли на нее своих юристов.

Президент, со своей стороны, не видит в этой встрече ничего дурного или незаконного. Свою точку зрения он объяснил так:

– Кто-то позвонил и сказал, что у него есть негативная информация о твоем сопернике. Не думаю, что в Вашингтоне найдется хоть один политик, который не пошел бы на такую встречу. Это во-первых. Во-вторых, встреча не имела никаких последствий. Не было такого: давайте встретимся еще раз через месяц, запланируем то-то и то-то – ничего этого не произошло, это была тупиковая встреча.

Об этом разногласии президента и советника говорила сразу после выхода книги Вулффа Сара Сандерс.

Сара Сандерс: Мы, разумеется, рады за людей, имеющих различные точки зрения, но есть разница между разными мнениями и разными фактами. Люди имеют право на свои собственные мнения, но они не имеют права на свои собственные факты.

Когда стало известно об отказе Бэннона свидетельствовать перед Конгрессом, Сару Сандерс спросили: почему бы не поощрить свидетелей к полной прозрачности, коль скоро администрации нечего скрывать?

Сара Сандерс: Я не могу это комментировать. Этот вопрос лучше адресовать его адвокатам. Мы в полной мере сотрудничали и сотрудничаем в рассмотрении этого дела, но мы в Белом доме также поддерживаем привилегию исполнительной власти, которая применялась десятилетиями и должна оставаться в рабочем состоянии.

Вместе с тем никаких формальных шагов по реализации своего права на эту привилегию президент пока не делал.

Помимо законодателей, Бэннона жаждет допросить и специальный прокурор по расследованию "Рашагейта" Роберт Мюллер. Он направил опальному стратегу свою повестку, но не на беседу в кабинете следователя, а на заседание большого жюри. В американской судебной практике это орган, решающий вопрос о наличии в деле состава преступления и направлении дела в суд. Свидетель дает показания под присягой, в присутствии судьи и присяжных. Спецпрокурор еще не вызывал на большое жюри никого из ближайших советников Трампа.

Эксперты справедливо полагали, что это мера устрашения: после переговоров с адвокатами Бэннона Мюллер мог предложить более мягкий вариант допроса, если свидетель пообещает сотрудничать со следствием. Естественно, никакие ссылки на конфиденциальность в данном случае не работают. В итоге адвокаты Бэннона пришли к соглашению со спецпрокурором: их клиент не будет давать показания большому жюри, Роберт Мюллер удовлетворится беседой. Об этом сообщила в среду телекомпания CNN со ссылкой на осведомленные источники.

Между тем стало известно, что начало судебных слушаний по делу Пола Манафорта и его делового партнера Рика Гейтса назначено на сентябрь – защита просто не успевает изучить огромный объем документации, представленный обвинением. Получается, что процесс будет проходить впритык к промежуточным выборам в Конгресс, на которых республиканцы и без того почти наверняка понесут потери. Дело Манафорта не имеет непосредственного отношения к "Рашагейту" – он и Гейтс обвиняются в финансовых махинациях. По этому поводу консервативный публицист Марк Левин произнес недавно сердитый монолог в ток-шоу телекомпании Fox News.

Марк Левин: Теперь, что касается расследования по России. У нас есть специальный прокурор, который назначен расследовать что? Сговор. Он расследует все что угодно, только не сговор. Специальный прокурор существует не для того, чтобы расследовать финансовые преступления, зарегистрирован ли кто в качестве иностранного агента и так далее. Он должен расследовать сговор. Где ваше дело, мистер прокурор? Сколько прошло – шесть, восемь месяцев? Предъявите нам дело о сговоре!

Роберт Мюллер, опытнейший прокурор, применяет обычную в таких случаях тактику: он пользуется обвинениями в финансовых преступлениях, чтобы склонить фигуранта к сотрудничеству. В случае с Майклом Флинном этот прием сработал, в случае с Манафортом – нет.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG