Ссылки для упрощенного доступа

"Сейчас я тебя сдам". Избиение юного волонтера Навального в Омске


Денис Давыдов

17-летний волонтер штаба Навального в Омске Денис Давыдов был избит, потому что расклеивал листовки, агитирующие за забастовку избирателей.

Это произошло в начале марта. Больше месяца Денис безрезультатно пытается добиться возбуждения уголовного дела на напавшего. Вместо этого полиция обвинила волонтера в создании помех участию избирателей в выборах. 26 апреля комиссия по делам несовершеннолетних примет окончательное решение.

– В начале марта я расклеивал недалеко от моего дома листовки. Я надел наушники, по сторонам особо не глядел. Около торгового центра я увидел информационный стенд и стал приклеивать туда листовку. Я задержался, потому что скотч плохо клеился из-за холода, – рассказывает Денис Давыдов в интервью Радио Свобода. – Вдруг я почувствовал удары кулаками в шею и голову, обернулся. Увидел пожилого, но крепкого человека. Он смотрел на меня с ненавистью, ругался и требовал отдать ему листовки. Потом выяснилось, что пенсионер Александр Михайлович Сериков шел в банк оплачивать квитанции. По дороге дедушка заметил меня, возмутился, пошел следом, срывал листовки. А, когда я отвернулся и замешкался, налетел на меня с кулаками.

– Вы пытались как-то себя защитить?

Между нами не было драки. Он меня бил, а я пытался только словами защититься. Я спрашивал дедушку, какое он имеет право так себя вести? Пенсионер негодовал, требовал, чтобы я уходил с улицы, иначе он "со мной расправится". Сериков кричал, что нельзя плохо говорить о выборах и действующей власти, требовал, чтобы я держал свое мнение при себе. Я достал телефон, чтобы сфотографировать Серикова. Он побежал за мной. Я бежал от него, выронил диспенсер для скотча. Пенсионер поднял его и пошел в магазин. Я кричал, чтобы он отдал мою вещь. Сериков кричал, чтобы я уходил. Я пытался его снимать на телефон, но у меня не очень получалось. В магазине пенсионер продолжал махать руками в мою сторону и угрожать мне. А когда я к нему близко подошел, Сериков снова меня ударил в затылок.

Запись с видеокамер магазина на ул. Лермонтова в Омске
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:38 0:00

– Люди в магазине пытались вас защитить, вмешаться в ситуацию?

Они от нас пытались отстраниться. Затем дедушка вышел из магазина, я за ним. И тут мы увидели рядом с трамвайной остановкой полицейских. Дедушка пошел к ним с криком: "Сейчас я тебя сдам!" Я тоже подошел к полицейским.

– Сериков был в состоянии алкогольного опьянения?

Я запаха алкоголя не почувствовал. Дедушка не казался безумным или пьяным. Он выглядел обыкновенно. Пенсионер как пенсионер, в неплохой физической форме. В толпе я бы не обратил на него внимания. Я знаю, что Сериков работает сторожем то ли в школе, то ли в библиотеке. Вел дедушка себя очень уверенно. Он не сомневался, что имеет право на такие действия. Пенсионеру даже весело было, он улыбался время от времени. Полицейским Сериков заявил, что забрал у меня листовку, и потребовал, чтобы они меня обыскали.

Денис Давыдов (в центре)
Денис Давыдов (в центре)

– Вы им рассказали об избиении?

Сразу, как только подошел. Но они не обратили на это внимания. Полицейские куда-то спешили, было видно, что им не до нас. Когда дедушка рассказал, что я клеил листовки Навального, полицейские оживились, как по щелчку. Полиция меня пробила по базе. До этого меня уже задерживали из-за волонтерства в штабе, поэтому полицейские вызвали инспектора по делам несовершеннолетних и участкового. Их тоже не интересовало, что меня били по голове. Они хотели обыскать мой рюкзак.

Полицейских не интересовало, что меня били по голове. Они хотели обыскать мой рюкзак с листовками

Я позвонил отцу и юристу штаба Навального. Мне было плохо, болела голова и шея. Тогда инспектор все-таки вызвала машину скорой помощи. Туда, пока меня осматривали, влез участковый и стал требовать, чтобы я показал рюкзак. Инспектор держала дверь и не пускала в машину юриста штаба Навального. Участковый в это время пытался открыть мой рюкзак. Я ему говорил, что это противоправное поведение. Но участковый предложил врачам скорой помощи стать понятыми. В конце концов я вырвался из машины. В этот момент приехал папа. В полицейской машине я написал объяснительные и заявление на пенсионера. Участковый опять требовал, чтобы вскрыли мой рюкзак. Я и юрист были против. В итоге моего юриста вытолкали из машины, под предлогом того, что женщина не может присутствовать во время личного осмотра. Участковому удалось осмотреть мой рюкзак. Изъяли листовки, наклейки и плакат.

– Что в это время делал Сериков?

Он рядом с машиной полицейских находился в качестве свидетеля. Пенсионер остался с полицейскими и после того, как мы с отцом уехали домой. Юрист штаба Навального спрашивала его, зачем он так агрессивно себя ведет. Сериков говорил, что не нападал на меня, а только толкал рукой. Разговаривал дедушка как человек, который нисколько не сомневается, что поступил правильно.

– Вы прошли медицинскую экспертизу?

Мне сделали рентген, УЗИ и диагностировали ушибы мягких тканей головы и шеи. У меня есть это доказательство, плюс видео c камер магазина. Но дело до сих пор находится на нулевой стадии. Полиция ничего не делает, чтобы привлечь к ответственности напавшего на меня человека. Полиция с нами по поводу нападения не связалась ни разу. Мы даже не знаем, кто занимается делом. Я думаю, что никто.

Полиция с нами по поводу нападения не связалась ни разу

Зато меня вызвали повесткой в полицию за листовку и обвинили по двум статьям 5.12 КоАП РФ (изготовление, распространение или размещение агитационных материалов с нарушением требований законодательства о выборах и референдумах). И в том, что мои листовки мешают работе избирательной комиссии статья 5.69 КоАП РФ (вмешательство в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, либо создание помех участию избирателей, участников референдума в голосовании). Последнее обвинение полный абсурд! Какой еще комиссии я препятствовал за неделю до выборов своей листовкой?!

– Что думают ваши родители об этой ситуации?

Инспектор ПДН пытался отговорить отца от помощи юриста штаба Навального. Полицейские убеждали отца написать заявление на штаб. Они говорили отцу, что в штабе меня зомбируют, промывают мозги и платят деньги. Отец сказал, что сотрудничать с полицией не будет. Он ничего не имеет против моего увлечения политикой. Отец полностью на моей стороне, поддерживает и защищает меня.

Александр Михайлович Сериков
Александр Михайлович Сериков

– В четверг прошло заседание комиссии по делам несовершеннолетних. Что там было?

Огромный зал, шестнадцать членов комиссии. Они не представились и свои должности не назвали. Папу и меня посадили на стульчики в центре зала, как детей, которые плохо себя ведут. Нам задавали странные вопросы. Например, кем я хочу быть после окончания колледжа и как я понимаю слово “агитация”. Отца опять спрашивали, промывает ли мне кто-то мозги. На комиссии должны были решить, виновен я или нет. Но у меня создалось впечатление, что члены комиссии уже считают меня виновным. Разговаривали они со мной как с преступником, чья вина доказана. Доказательства в мою защиту не рассматривали. Члены комиссии говорили, что листовка с бойкотом выборов может вызвать у нормальных людей агрессию. Пенсионер, который на меня напал, тоже пришел на заседание комиссии. Его допрашивали как свидетеля. Дедушка факт побоев отрицал и сказал, что он все сделал правильно.

Доказательства в мою защиту не рассматривали

– Члены комиссии считали, вы сами виноваты в том, что вас избили?

Прямым текстом они так не говорили, но подводили к этой мысли.

Кто-то из администрации или преподавателей Омского авиационного колледжа, в котором вы учитесь на повара-кондитера, пришел на заседание?

Нет, но они прислали характеристику, где написали обо мне “отказывался ставить подпись в проведении техники различных учебных инструктажей, которые проводятся в целях техники безопасности и антиобщественном поведении студентов, оспаривая свою правомерность”.

– Что именно вы отказывались подписывать?

Во-первых, не инструктажи, а один конкретный инструктаж, который заставляли подписывать накануне пятого ноября прошлого года.

– Перед "революцией Мальцева"?

Да, и это был не инструктаж, а откровенное запугивание. В общем, как только я ознакомился с этим инструктажем и отказался расписываться, на меня началось давление. Буквально заставляли поставить роспись. Говорили, что я нарушаю устав колледжа. Еще угрожали, мол, раз я отказываюсь расписаться, мне надо уйти из колледжа. Но нормально обосновать, почему я должен в этом расписаться, они не смогли.

– Что решила комиссия?

Окончательное заседание будет через две недели. Но я уже сейчас уверен, что меня признают виновным.

Пенсионер Александр Михайлович Сериков в телефонном разговоре с Радио Свобода сказал, что "никто никого не бил, говорить больше не о чем".

Комментарий дала юрист штаба Навального в Омске Анастасия Васильева:

Я не понимаю, почему Дениса Давыдова обвиняют по статье 5.69 КоАП РФ. Нельзя воспрепятствовать голосованию путем расклеивания листовок. Листовка не создает препятствия для принятия решений. Воспрепятствование это конкретное действие против конкретного избирателя. Денис ничего подобного не совершал. Но комиссия не принимает во внимание юридические аргументы. В таких комиссиях чаще всего заседают люди без юридического образования: педагоги, социальные работники. Они недостаточно компетентны, чтобы делать выводы, основанные на нормах законодательства. Задача комиссий по делам несовершеннолетних отчитать и наказать, а не устанавливать факт правонарушения. Я не думаю, что мы добьемся оправдательного решения на следующем заседании.

– Полиция проводит какие-либо следственные мероприятия по заявлению отца Дениса Давыдова о побоях?

Вчера нам подтвердили, что дело об избиении Дениса находится в стадии проверки. "Проверяют" уже больше месяца. Я подала жалобу на бездействие в прокуратуру. Мы будем добиваться возбуждения уголовного дела по статье 116 УК (побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы). Я вижу в действиях Серикова все признаки преступления по этой статье. Напавший действовал по мотивам политической вражды, – уверена Анастасия Васильева.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG