Ссылки для упрощенного доступа

Оправдательных приговоров в России стало еще меньше. Согласно статистике Верховного суда, в 2017 году невиновными были признаны 1,6 тысяч подсудимых, что на тысячу человек меньше, чем в 2016 году, и втрое меньше, чем в 2013 году. Общее количество рассмотренных судами уголовных дел и количество осужденных в последние годы снижается, но стремительно снижается и доля оправданий – в 2017 году она составила 0,2%. Для сравнения: в европейских странах эта доля составляет в среднем 5–7%.

На один оправдательный приговор в 2017 году пришлось 446 обвинительных, пишет РБК со ссылкой на статистику Судебного департамента Верховного суда о состоянии судимости, опубликованную в апреле. Прежде всего, увеличилось количество осужденных по экономическим статьям (отмывание денежных средств, уклонение от уплаты налогов, незаконная банковская деятельность, преднамеренное банкротство и т. п.). Возросло также количество приговоров за преступления ​против семьи и несовершеннолетних (например, неуплата алиментов или вовлечение ребенка в преступления), и за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (возбуждение ненависти либо вражды, госизмена, шпионаж).

В то же время уменьшилось число осужденных за насильственные преступления (убийство, побои) и за дачу взятки и превышение должностных полномочий. Меньше в 2017 году осудили также за экологические преступления и преступления против собственности (кража, мошенничество, присвоение или растрата, грабеж, вымогательство).

По мнению соучредителя благотворительного фонда "Русь сидящая" Алексея Козлова, и без того небольшая доля оправдательных приговоров, о которой говорит статистика Верховного суда, в реальности может быть еще меньшей.

Институт суда полностью находится под контролем исполнительной власти

– Надо понимать, что в эти 0,2% входят, в том числе, оправдательные приговоры по решению суда присяжных. А в суде присяжных значительно более высокий процент оправдательных приговоров – где-то около 20–25%. Если из 0,2% убрать оправдательные приговоры, которые выносят независимые от судебной системы суда присяжные, то окажется, что сама судебная система в еще меньшей степени оправдательная. Мы открыли в этом апреле три региональные "юридические клиники" "Руси сидящей" – в Санкт-Петербурге, Ярославле и Новосибирске. Так вот статистика Новосибирского областного суда – 0,04% оправдательных приговоров, то есть значительно хуже, чем в целом по стране.

Причину такого низкого числа оправданий Алексей Козлов видит в том, что, по его мнению, судебная система в России не является независимой:

Алексей Козлов
Алексей Козлов
Оправдательный приговор – это нонсенс

– К сожалению, институт суда полностью находится под контролем исполнительной власти. Это прежде всего касается процедуры назначения судей. Например, справка из ФСБ о наличии у судьи какой-то личной заинтересованности, не подкрепленная ничем, может быть основанием для прекращения его полномочий или их непродления. На мой взгляд, основная причина низкой доли оправданий – это именно наступление на независимость суда. Судьи фактически штампуют те обвинительные заключения, которые приходят от следственных органов. Надо, правда, понимать, что с каждым годом также растет процент рассмотрения уголовных дел в особом порядке, когда обвиняемый еще до начала судебного заседания признает свою вину. Это на сегодняшний момент порядка 80 процентов рассматриваемых в судах уголовных дел.

– А тот факт, что оправдательных приговоров стало еще меньше, говорит о том, что судебная система становится более карательной?

– Вы знаете, да. Дело в том, что оправдательный приговор – это нонсенс, и таких смелых судей, которые готовы потом отстаивать свою позицию, все меньше и меньше. Надо просто понимать, что каждый оправдательный приговор вызывает проблемы для судьи, потому что он затрагивает огромную корпорацию следователей, прокуроров, которые вели дело, которые его утверждали. Становится гораздо больше судей-конформистов, которым проще плыть вместе с общим потоком. Я думаю, что это, скорее, самоцензура, не думаю, что это какая-то установка Верховного суда. Просто если вы вынесете обвинительный вердикт, вам ничего плохого не сделают, а вот если вы оправдаете, то у вас могут быть серьезные проблемы, вам надо будет долго оправдываться, – полагает Алексей Козлов.

На связь между судами и силовыми структурами указал в интервью Радио Свобода и адвокат Вадим Клювгант:

Вадим Клювгант
Вадим Клювгант

– Несмотря на повторяющиеся, как заклинания, требования со всех сторон, в том числе от президента страны, разорвать обвинительную связку между судами и силовиками, этого не происходит. Более того, те, кто на практике занимаются уголовными судопроизводством, прекрасно знают, что эта связь только усиливается в последнее время. Почему такая низкая доля оправдательных приговоров? Потому что так выстроена вся система: и показатели, по которым оценивается работа следствия и судов, и процедура отбора в судьи, которая в очень большой степени находится под контролем силовых структур и при этом является совершенно непрозрачной, и вся совокупность факторов, которые влияют на состояние правосудия. А дальше этому придумываются объяснения: мол, оправдательных приговоров так мало, потому что так хорошо все расследуется, а на самом деле качество следствия – это отдельная беда. Можно сравнить с судами, где участвуют присяжные-заседатели, хотя их доля ничтожно мала – по-моему, около 300 дел в год, притом что рассматривают около миллиона уголовных дел в год. Тем не менее в делах, где участвуют присяжные заседатели, доля оправдательных решений никогда не бывает ниже 10%, а бывает и 15, и еще больше. Присяжные-заседатели не обременены теми обстоятельствами, по которым оценивают работу судей, они более независимы, на них есть меньше возможностей влиять, и как результат – совсем другой расклад. Что касается ежегодной динамики, то нельзя сказать, что разница между количеством оправдательных приговоров в 2016 и в 2017 годах революционна. Но, с другой стороны, если посмотреть на абсолютные величины, то мы видим, что количество оправданных в наших судах неуклонно стремится к нулю, и это само по себе, конечно, весьма и весьма печально, – говорит Вадим Клювгант.

Фемида с открытыми глазами. Фото: Владимир Ведрашко (архив)
Фемида с открытыми глазами. Фото: Владимир Ведрашко (архив)

​Согласно статистике Верховного суда, 21,9% уголовных дел, дошедших до суда в 2017 году, были прекращены, то есть по сути обвинительного приговора не было. Правда, большинство из них были закрыты по так называемым нереабилитирующим основаниям, среди которых истечение срока давности, смерть подсудимого и амнистия. 1,4% дел были прекращены по реабилитирующим основаниям, например, из-за отсутствия события преступления. По мнению Вадима Клювганта, эти цифры не отменяют того факта, что при рассмотрении дел в судах преобладает "обвинительный уклон" и, судя по его адвокатскому опыту, защите очень сложно добиться оправдательного приговора:

Доказывать вину должна сторона обвинения, а фактически получается, что сторона защиты доказывает невиновность, которая вообще не подлежит доказыванию

– Не просто сложно, а близко к невозможному. И самое главное заключается в том, что оправдательные приговоры – это результат такой работы, когда защите приходится полностью, до основания разрушать всю конструкцию обвинения. То есть это опять перевернутый мир. Потому что, по закону, в соответствии с принципом презумпции невиновности, доказывать вину должна сторона обвинения, а фактически получается, что сторона защиты доказывает невиновность, которая вообще не подлежит доказыванию, если опираться на закон. И вот тогда, когда стороне защиты удается доказать невиновность, вопреки тому, что должно быть наоборот, тогда в этих редких случаях, и то не всегда, ведь еще должна быть особая удача, особое везение, если угодно, тогда есть шанс на оправдательный приговор, – говорит Клювгант.

Согласно статистике Верховного суда, за 2017 год на 18,9% увеличилось количество осужденных по экономическим преступлениям. Алексей Козлов связывает это с возможным усилением давления правоохранительных органов на бизнес:

– Дело в том, что "кормовая база" правоохранительных органов резко снижается в связи с экономическим кризисом, который нас всех по-прежнему преследует, и количество денег в стране, количество предпринимателей в стране, с которых можно эти деньги получать, сокращается.

Сотрудникам правоохранительных органов запрещен выезд во многие страны, им надо ездить отдыхать в Сочи, где цены значительно выше, чем в Турции

Люди уезжают, продают бизнесы. И понятно, что это приводит к необходимости пополнять свой карман за счет силовых, не побоюсь этого слова, наездов на бизнес. Ведь сотрудникам правоохранительных органов, как мы знаем, запрещен выезд во многие страны, им надо ездить отдыхать в Сочи, где цены значительно выше, чем в Турции... Поэтому, я думаю, если говорить об экономических преступлениях, рост таких дел абсолютно понятен. В условиях кризиса любой невозврат кредита банку, а это достаточно частая вещь, и это можно подвести под заранее спланированную акцию и пытаться таким образом отжимать бизнес, вымогать деньги и так далее. Так же неплатежи между компаниями можно представить как заранее спланированное преступление. Особенно в условиях кризиса те моменты, которые можно было бы разбирать в арбитражных судах, подменяются уголовным преследованием именно для того, чтобы получить экономическую выгоду от предпринимателей, которые попали под воздействие правоохранителей.

По словам Козлова, современная российская статистика по числу осужденных и оправдательных приговоров отличается в худшую сторону не только от европейской, но даже от статистики мрачных лет советской истории:

– В Европе нормальным считается 5–7% оправдательных приговоров. Опять же все варьируется от стран, но как мы видим, расхождение у нас кратное. У нас приблизительно такое же, но не в таком масштабе, конечно, расхождение и по количеству осужденных на 100 тысяч населения. В России эта цифра составляет порядка 400 человек, а в Европе в среднем порядка 80–90 человек, то есть расхождение в пять раз, – говорит Козлов. – Я бы еще хотел провести параллели со сталинскими временами. Есть статистические данные, согласно которым с 1937 по 1952 год суды СССР выносили в среднем 15% оправдательных приговоров. В сталинское время! (О правомерности сопоставления судебно-правовой системы сталинского СССР и современной России среди историков и правоведов ведутся споры. – РС). Но тогда и статистика, надо сказать, была другая. И более того: мы с вами помним, что тогда многих людей и расстреливали-то на основании одной бумажки.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG