Ссылки для упрощенного доступа

Трамп встречается с Кимом: успех или уступка США?


Президент США Трамп объявил о времени и месте своей встречи с северокорейским лидером Ким Чен Ыном – 12 июня, Сингапур. Последним и сильным стимулом к принятию окончательного решения в пользу саммита послужило освобождение Кимом трех американских граждан, находившихся в заключении в Северной Корее.

Как публичный политик Трамп не мог пройти мимо возможности лично поприветствовать освобожденных американцев, хотя их самолет совершил посадку на базе ВВС под Вашингтоном в 3 часа ночи. "Такого высокого рейтинга не было еще ни у одной телепередачи в это время суток", – пошутил Трамп. Как публичный политик, президент не мог пройти и мимо шанса в очередной раз уколоть своего предшественника Барака Обаму. "Как всем хорошо известно, предыдущая администрация долго пыталась вызволить из лагеря трех американских заложников, но безуспешно", – гласит запись, оставленная Трампом в Twitter. Самый строгий критик Трампа телеканал CNN перепроверил легкодоступные факты и выяснил, что из трех американских пленников двое были арестованы уже во время правления действующего президента и только один – в 2015 году, когда страной правил Обама.

Один из узников Ким Сан Дук короткое время преподавал бухучет в Пхеньянском научно-техническом университете, единственном в стране официальном частном вузе. Он часто общался со студентами после занятий, и у него сложились с ними добрые отношения. В конце апреля он был арестован в аэропорту Пхеньяна по обвинению в попытке свержения государственного строя КНДР.

Ким Хак Сон был задержан 7 мая. Эксперт по сельскому хозяйству, он преподавал в том же вузе современные технологии выращивания риса. Кореец по национальности, он родился и вырос в китайской провинции Цзилинь, примыкающей к Северной Корее. Помимо ученого звания, которое он получил в Америке, Ким Хак Сон был рукоположенным евангелистским пастором в Лос-Анджелесе. Северокорейские власти сурово наказывают американцев, заподозренных в прозелитизме.

Ким Дон Чул обосновался в 2001 году в китайском городе Яньцзи, что неподалеку от северокорейской свободной экономической зоны Расон, куда он ездил ежедневно на работу. В октябре 2015 года он был арестован, обвинен в шпионаже и после суда, длившегося один день, осужден на 10 лет исправительных работ. В интервью CNN он признался, что действительно был шпионом и в день ареста должен был встретиться со связным, чтобы получить от него на флешке и фотоаппарате секретную информацию. Интервью проходило в присутствии официального переводчика и еще одного должностного лица, так что искренность признания Ким Дон Чула находится под большим вопросом.

Свой резерв американских заложников Пхеньян, таким образом, исчерпал. Значит ли это, что нам следует ждать новых сомнительных арестов американцев? Билл Ричардсон, глава делегации США при ООН во время президентства Клинтона, много раз бывавший в КНДР со сложными дипломатическими поручениями, полагает, что если предстоящий саммит Трампа и Ким Чен Ына окажется хоть сколько-нибудь успешным, Северная Корея прекратит похищать американцев и торговать ими в политических целях.

В порыве энтузиазма, охватившего Америку после освобождения заложников, мало кто вспомнил про 23-летнего Отто Уормбьера, который в январе 2016 года во время туристической поездки в Северную Корею был арестован за кражу в гостинице пропагандистского плаката и приговорен к 15 годам каторги. В лагере он впал в кому и в таком состоянии был освобожден и перевезен на родину, где вскоре умер, не приходя в сознание.

Несмотря на прилив оптимизма, многие и в журналистском, и в аналитическом сообществах Америки скептически оценивают перспективы сингапурской встречи в верхах. Один из скептиков – Дэвид Мажумдар, сотрудник военно-политического журнала The National Interest.

– До Трампа ни один американский президент не хотел встречаться с северокорейским руководителем, не получив от него предварительных гарантий, в данном конкретном случае – без торжественного обещания решить ядерную проблему. Трамп – исключение: он не увязал стремление Ким Чен Ына укрепить международный престиж Северной Кореи и легитимизировать в себя в глазах международного сообщества через прямую встречу без посредников с американским президентом с выполнением каких-либо предусловий, ну разве что, от силы, с освобождением трех американцев. Белый дом упрямо отказывается признавать, что Трамп пошел на большую уступку, но это на самом деле так.

– Что, по-вашему, вынудило Трампа отступить от традиционной установки?

– То, что КНДР приблизилась к созданию баллистической ракеты и миниатюризированного ядерного боеприпаса, который может быть доставлен с приемлемой точностью к цели в континентальной части Соединенных Штатов. И что у США нет сегодня адекватной противоракетной обороны. Или желания наносить упреждающий удар по северокорейским атомным объектам. Перспектива попасть под северокорейский ядерный обстрел стала реальностью. Без этой угрозы у Пхеньяна не было настоящих дипломатических козырей в противостоянии с Вашингтоном. Я не хочу здесь совсем сбрасывать со счетов экономическую блокаду, которой Трамп грозил Северной Корее, или заявления о том, что силовой превентивный сценарий никто не отменял. Но я не думаю, что президент сумел напугать этим своего визави в КНДР. Что помогло Трампу, так это логика внутренней политики Америки. Я имею в виду то, что только ярый антикоммунист Никсон мог договариваться с Китаем или ярый антикоммунист Рейган – с Советским Союзом, не рискуя прослыть слабаком. В нежности к "маленькому ракетчику" Киму средний американский избиратель Трампа не заподозрит.

Ким Чен Ын наблюдает за испытанием баллистической ракеты
Ким Чен Ын наблюдает за испытанием баллистической ракеты

– А какова, по-вашему, была роль Китая в претворении в жизнь идеи американо-северокорейского саммита?

– Трудно сказать. У Пекина действительно имеются рычаги давления на Северную Корею, кроме того, угроза торговой войны с США не оставляет Си Цзиньпина равнодушным и подталкивает его к тому, чтобы урезонивать Ким Чен Ына. Однако мне кажется, что ракетно-ядерное оружие в руках Кима – крупный козырь, дающий ему настоящую свободу маневра, равного которому у Пекина нет.

– Как с точки зрения США выглядит идеальное соглашение с Северной Кореей?

– По максимуму: Пхеньян в силу тех или иных соображений отказывается от баллистических ракет и ядерного оружия, то есть осуществляет денуклеаризацию, стабилизирует положение на границе с Югом и внутри страны берет курс на демократические реформы. Кстати, нечто вроде этого требует новый помощник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон. Но это нереалистично. Программа минимум: добиться от КНДР приостановки ракетных стрельб и испытаний ядерных боеприпасов. Сценарий промежуточный между максимумом и минимумом: Северная Корея свертывает разработку баллистических ракет, но получает "добро" на сохранение в своем арсенале тактических и оперативно-тактических ракет. Последние представляют угрозу Южной Корее и Японии, но не Америке, а задача Трампа, если трактовать ее ограничительно, типа America First, состоит не в заботе о союзниках, а лишь в обеспечении безопасности самих США.

– А какой итог саммита будет идеальным для Пхеньяна?

– Уход американских войск с Корейского полуострова, игнорирование Трампом интересов Сеула и Токио, материальная помощь КНДР, ну и, конечно, снятие всех экономических санкций. Под чертой – режим сохраняет свою жизнеспособность.

– И последнее: если соглашение материализуется, какую конструктивную роль могла бы сыграть в его реализации Россия?

Москва могла бы в самом деле внести свой вклад, если бы предложила прикрыть своим ядерным щитом Северную Корею, отказавшуюся от создания оружия массового поражения

– У Москвы был шанс занять конструктивную позицию и посодействовать тому, чтобы встреча Трампа и Кима состоялась раньше, но она этого не сделала, не пожелав прессинговать Пхеньян. Что теперь? Это может показаться донкихотством, но Москва могла бы в самом деле внести свой вклад в продвижении идеи полной денуклеаризации Корейского полуострова, если бы предложила в контексте этого сценария прикрыть своим ядерным щитом Северную Корею, отказавшуюся от создания оружия массового поражения. Каддафи отринул свои ядерные амбиции – и смотрите, что с ним произошло. Свеж в памяти и пример Украины. Теперь Трамп выходит из ядерной сделки с Ираном. Перед лицом этих прецедентов, кто знает, российские гарантии могли бы несколько сгладить тревогу Ким Чен Ына, – сказал Дэвид Мажумдар.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG