Ссылки для упрощенного доступа

Как не сесть за лекарство, и что делать, если туроператор – банкрот


Что на этой неделе обсуждают правозащитники, юристы и гражданские активисты?

  • В России за лето обанкротилось уже несколько крупных игроков туристического рынка. Некоторые туристы уже на месте узнавали, что у них не оплачен отель.
  • Вернуть деньги за испорченный отпуск непросто, но возможно. Нужно, собрав все документы, обратиться к туроператору, а затем – в страховую компанию или в суд.
  • Полиция в Москве задержала с поличным "опасную преступницу" мать тяжелобольного ребенка, решившую сбыть психотропные препараты. В дело вмешались уполномоченная по правам ребенка, прокуратура и министр внутренних дел. Постановление о возбуждении уголовного дела отменено.
  • Государство, не обеспечивающее пациентов необходимыми лекарствами, вынуждает их приобретать препараты, которых нет в стране.

ТУРФИРМЫ-БАНКРОТЫ И ЛЕТНИЙ ОТДЫХ

Если в ближайшее время вы собирались отдохнуть за границей по путевке, то уточните название туроператора. В России за лето обанкротилось уже несколько крупных игроков туристического рынка. Во вторник о прекращении работы объявила старейшая российская турфирма DSBW Tours, а за несколько дней до этого чартерные программы свернули туроператор "Аврора-БГ" и компания "Натали Турс" – ее задолженность составляет около 15 миллионов долларов.

О том, что делать туристам в подобной ситуации, как вернуть деньги и насколько может затянуться этот процесс, рассказывает юрист Эдуард Шалоносов.

Видеоверсия программы

Эдуард Шалоносов: Прежде всего, нужно разобраться в терминологии федерального закона "Об основах туристской деятельности в РФ". Статья 17.1 указывает, что туроператор в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств нарушил права потребителя. И именно в этот момент потребитель (то есть турист) имеет право обратиться в страховую компанию – "Ингосстрах". В законе четко прописано: неисполнение или ненадлежащее исполнение. Если это банкротство, то только через несколько лет будет вынесено решение Арбитражного суда. А приостановление – тут можно привести в пример компанию BRISCO, которая до сих пор не приостановила свою деятельность, то есть более полутора лет туристы ожидали, ожидали и ожидали бы.

Потребитель должен собрать все документы: это договор о реализации туристского продукта, копия чека или выписка по банку, подтверждение на бронирование либо лист бронирования. Нужно попросить копию договора между турагентом и туроператором "Натали Турс". Возможно, турагент работал через различных субагентов.

Марьяна Торочешникова: А у кого запрашивать все эти документы – у турагентства или у туроператора?

Эдуард Шалоносов: Все зависит от того, у кого приобрели тур. Бывают продажи напрямую онлайн у туроператора "Натали Турс", – тогда у них. Если же этих документов нет, вы напрямую бронировали услугу у "Натали Турс", например, и вам не предоставили договор, чек, – тогда взыскание денежных средств с "Натали Турс" будет происходить в судебном порядке. И только после этого – в "Ингосстрах".

Марьяна Торочешникова: А почему именно "Ингосстрах"? Эта страхования компания обслуживает конкретного оператора?

Эдуард Шалоносов: Да, она его застраховала на 50 миллионов рублей.

О прекращении работы объявила турфирма DSBW Tours, чартерные программы свернули туроператор "Аврора-БГ" и компания "Натали Турс"

Марьяна Торочешникова: Соответственно, она должна нести ответственность за риски?

Эдуард Шалоносов: В рамках 50 миллионов. Если будет миллион человек, значит, каждый получит по рублю.

Марьяна Торочешникова: Сейчас говорят пока о десяти тысячах человек.

Эдуард Шалоносов: Самый минимум – это две с половиной – три тысячи человек, которые уже пострадали. И ком нарастает – их все больше и больше. Проблема в том, что туроператор "Натали Турс" не сообщает своим клиентам, что происходит.

Марьяна Торочешникова: Справедливости ради нужно отметить, что руководитель компании недавно дал пресс-конференцию и что-то разъяснил. Кроме того, пытается что-то разъяснить Российский союз туриндустрии.

Пресс-секретарь Российского союза туриндустрии Ирина Тюрина дала интервью Радио Свобода.

Ирина Тюрина: Июнь – месяц понижения продаж. После майских праздников люди обычно пережидают. А июль-август – это пиковые продажи.

Кроме того, последние две недели рынок вообще стоит: чемпионат мира по футболу! Те, кто хотел уехать в этот период, уехали. А остальные смотрят футбол – "наше все", и никакие туры не покупают. Это отмечают все туроператоры.

У тех, кто работает не с оборотных средств, есть какие-то финансовые запасы, они могут переждать. А те, кто ждет денег, чтобы заплатить за предыдущие купленные туры, конечно, проваливаются, потому что люди уже уезжают, а отели еще не оплачены. С этим мы столкнулись и в отношении "Натали Турс", когда на прошлой неделе в Турции и на Хайнане люди приехали отдыхать, а у них не оплачен отель. Попросили повторно оплатить. Это значит, что текущие деньги, которые поступают "Натали Турс" (люди купили туры), в первую очередь направляются на погашение долгов и на оплату туров, купленных раньше. А поскольку оборотные средства не поступают, то за последние купленные туры они не успевают заплатить до того момента, когда люди уезжают отдыхать.

Сколько человек пострадают в результате того, что туроператор "Натали Турс" аннулирует сейчас все туры и остановил все чартерные программы, не может сказать даже сам господин Воробьев. Он говорит: "Порядка нескольких тысяч". Механизм компенсации, который предусмотрен законом, те же финансовые гарантии (а их у "Натали Турс" в общей сложности 156 миллионов рублей, которые могли бы сейчас пойти на компенсацию несостоявшихся туров), не включается до тех пор, пока компания не объявит об остановке деятельности. Это такая технология. Компания объявляет об остановке деятельности, составляет подробный реестр всех несостоявшихся туров пофамильно, против каждого указывается сумма. Таким образом, подсчитывается, сколько человек пострадали и какая нужна сумма на компенсации. Так вот, компания "Натали Турс" этого не делает. Вера господина Воробьева в то, что он через две недели возобновит продажи и к нему пойдут люди покупать туры, – это, конечно, утопия.

Поэтому вариант только один – остановить деятельность компании, включить компенсационный механизм и радоваться, если 156 миллионов рублей хватит на возмещение убытков, на компенсацию несостоявшихся туров всем туристам.

Проблемы туроператоров
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:24 0:00

Марьяна Торочешникова: Эдуард, как вы относитесь к теории о том, что такие проблемы у российских туроператоров начались именно из-за футбола?

Эдуард Шалоносов: Это неправда. Билеты на футбол дорогие, и многим хочется не посмотреть футбол в душной Москве, а выехать на море. И многие реально выехали. Вот говорят, что июнь провальный, а почему же тогда в июне не обваливаются все туроператоры?

Марьяна Торочешникова: Ирина Тюрина упоминала о туристах, которые столкнулись с этой неприятной ситуацией, уже прибыв на место.

Эдуард Шалоносов: Она почему-то промолчала о том, что туристы прибыли на место и несколько дней жили. Это порочная практика большинства владельцев отелей. Приезжает клиент в отель, его заселяют. Туроператор не хочет исполнять обязательства на территории России, и ровно в этот момент отельер говорит: "Когда я вас селил, я посмотрел, что ваучер действителен, номер оплачен, а сейчас я чудесным образом вспомнил, что номер не оплачен".

Марьяна Торочешникова: И что делать человеку?

Эдуард Шалоносов
Эдуард Шалоносов

Эдуард Шалоносов: Прежде всего – настаивать, чтобы его оставили в этом отеле. Если же отельер настаивает на выселении, нужно сделать две вещи. Во-первых, обязательно сообщить на сайт "Турпомощь", указать все реквизиты: от кого, когда, куда летим, наименование отеля, свой номер телефона, E-mail, адрес. И "Турпомощь" обязана вывезти всех туристов.

В эвакуационную службу "Турпомощи" входит оплата отеля до момента вывоза потребителя. Возможно, это будет другой отель, а может быть, тот же. И полетная программа: авиабилеты в ту точку на территории России, откуда человек прилетел.

Марьяна Торочешникова: А "Турпомощь" уже показала свою эффективность?

Эдуард Шалоносов: В большинстве случаев она спасает. Вот сейчас "Турпомощь" встала в позицию "нет", и это останется на совести управляющих ею лиц. Но в силу закона она обязана вывозить людей и оказывать помощь, не дожидаясь, пока им кто-то напишет. А говорить о каком-то реестре… Это неправда. В законе этого нигде нет.

Марьяна Торочешникова: То есть это уже какие-то внутренние установки, правила для того, чтобы действовать так или иначе в конкретной ситуации.

"Турпомощь" в силу закона обязана вывозить людей и оказывать помощь, не дожидаясь, пока им кто-то напишет

Эдуард Шалоносов: На мой взгляд, это попытка чуть-чуть отсрочить: а вдруг господин Воробьев найдет какие-то средства, и "Турпомощи" не придется изыскивать деньги на вывоз туристов?

Марьяна Торочешникова: А насколько реальна эта ситуация? Ирина Тюрина сказала: довольно странно ожидать, что спустя две недели проблема решится – и люди пойдут в "Натали Турс" покупать новые туры после того, что случилось с компанией сейчас.

Эдуард Шалоносов: Они пойдут, только цель у них будет: "Отдай то, что взял". Никто не придет в компанию и не скажет: "Мы уже стукнули себе в лоб граблями, но хотим дать вам еще денег".

Марьяна Торочешникова: А хватит ли на всех компенсационного фонда, если иметь в виду, что проблемы не только у "Натали Турс", но и еще у нескольких операторов?

Эдуард Шалоносов: По практике – не хватает. Когда туроператор заявляет о каком-то количестве пострадавших, всегда нужно умножать на два-три.

Марьяна Торочешникова: А почему же молчат другие люди?

Эдуард Шалоносов: Все очень просто. Вылет у человека в сентябре-декабре, а сегодня он узнает, что туроператор "Натали Турс", по сути, обанкротился. Деньги уже заплачены. Зачем людям беспокоиться сейчас? Они могут где-то отдыхать по другим туристическим направлениям, понимая, что поедут в солнечную Испанию в декабре. А когда они придут туда, будет вывеска: "Сдается в аренду. Здесь никого нет".

Марьяна Торочешникова: И уже будет поздно требовать назад свои деньги?

Эдуард Шалоносов: Если туроператор или турагенты не сообщат этим людям, то действительно будет поздно. Как происходит формирование реестра выплатного дела? Туроператор передает фамилии, имена и список оплаченных туристских продуктов. Туристы, собрав пул документов, идут в страховую компанию. "Ингосстрах" сверяет всех туристов, которые прибыли, за несколько месяцев, сверяет то, что предоставил туроператор. Если турист представил документы и платежный документ от турагента или центра бронирования об оплате туроператору туристского продукта, страховая запрашивает у туроператора, и он либо подтверждает, либо отрицает это. И только после этого начинаются выплаты.

Марьяна Торочешникова: А сколько времени может уйти на то, чтобы получить хоть какие-то деньги?

Эдуард Шалоносов: От трех месяцев до полугода.

Марьяна Торочешникова: Человек получит всю сумму, которую заплатил?

Эдуард Шалоносов: Нет, только пропорционально. 50 миллионов дробятся на заказы. Существует понятие "туристский продукт", комплекс. К примеру, летят три человека. Это означает, что плательщик получит пропорциональную сумму. Это не значит, что каждый из них получит. Турист в выплатном деле трактуется как заказчик. То есть если я лечу со своей семьей в 15 человек, то получу только я один.

Марьяна Торочешникова: Но вы получите всю сумму, которую заплатили?

Эдуард Шалоносов: Нет, только маленькую пропорциональную часть. 50 миллионов нужно будет поделить на то, сколько будет заказов.

Марьяна Торочешникова: То есть в этом случае больше повезет человеку, который собирался куда-то лететь в гордом одиночестве: он пропорционально получит большую сумму относительно других?

Эдуард Шалоносов: Если мы исходим из того, что летела компания друзей, – да. Если летела семья – тут разницы нет: бюджет един.

Марьяна Торочешникова: А чего ждать этим летом? Новых банкротств туристических операторов? И как поступать людям, которые все-таки планировали выехать на море, за границу?

Эдуард Шалоносов: На мой взгляд, этого не произойдет, туроператоры будут устойчивыми. "Библио-Глобус", Coral, ANEX сидели и будут сидеть и пережидать кризис. И если бы компания "Натали Турс" не вела себя так некрасиво... Госпожа Тюрина сказала, что на Хайнане не были оплачены туристские путевки. Нужно было ей все-таки добавить, что господин Воробьев сказал: "В Китае и в Турции виноваты сотрудники банков, ибо они праздновали священный мусульманский праздник Рамадан". Я поверю в Республику Турция, но мне сложно понять, при чем здесь Китай, со своим буддизмом, Коммунистической партией и религиозными праздниками.

Марьяна Торочешникова: То есть получается, что сейчас руководство туроператора старается обвинить в случившемся кого-то другого, вместо того чтобы взять ответственность на себя и начать решать проблемы туристов.

Эдуард Шалоносов: Это происходит с "Натали Турс" уже много лет. Все-таки от туроператора хочется ответственности. Когда тебе отдали деньги – за тебя проголосовали рублем, а ты говоришь: "Ну, и все, до свидания". Такое отношение настораживает больше всего.

КАК НЕ СЕСТЬ ЗА ЛЕКАРСТВА

В последние несколько дней Рунет шумел из-за новой "наркоистории". Полиция в Москве задержала с поличным "опасную преступницу" – мать-одиночку, решившую сбыть психотропные препараты.

Анастасия Тищенко напомнит, как развивались события.

Лекарства, которых нет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:42 0:00

Для Екатерины Конновой эта история завершилась самым благополучным образом. В дело вмешались уполномоченная по правам ребенка, прокуратура и министр внутренних дел. Даже в Кремле заявили, что "в данном конкретном случае не должно быть места формальному подходу". А сегодня стало известно, что постановление о возбуждении уголовного дела о незаконном сбыте психотропных веществ отменено. По словам адвоката Конновой Юрия Манукяна, во многом это произошло благодаря общественному резонансу.

Но почему подобные уголовные дела возможны в принципе? На этот вопрос отвечает президент "Лиги защитников пациентов" Александр Саверский.

Александр Саверский: Тут нет одного ответа. Это комплексная проблема, которая начинается с позиции государства и закона: препарат, который не зарегистрирован в России, вообще не имеет права тут обращаться, а стало быть, вы не можете его ни купить, ни продать. И деятельность, связанная с пересечением границы, регулируется приказами Минздрава.

Александр Саверский
Александр Саверский

Но главная проблема в том, что далеко не все препараты, которые производятся в мире, зарегистрированы в России. Государство считает, что должен быть интересант, который заявляет о регистрации препарата. Это либо сам производитель, либо какие-то его представители, дилеры, дистрибьюторы. То есть если какая-то компания считает, что ей по каким-то причинам невыгодно приходить на наш рынок, то наши люди этого лекарства и не увидят. Логика странная, заботливое государство должно вести себя по-другому. Если оно видит, что препарат нужен, оно должно само привезти его сюда, закупив там. Государство должно обеспечить людей лекарствами.

Много жалоб из регионов: недоступны даже те препараты, которые входят во все перечни и стандарты по льготам

А дальше встает второй вопрос: а почему эта мама за свои деньги покупает такому тяжелому ребенку какие-то лекарства? Это странно само по себе. Да, реланиум можно добыть, но для детей это неудобно, им нужна микроклизма. Можно пить таблетки ибупрофена, а можно дать детям сироп. С нурофеном – ровно такая же ситуация. Эпилептический ребенок и таблетка – это сложная история во время припадка. Но вот форма выпуска другая, она не зарегистрирована, а значит, не имеет права обращаться. Более того, она действует без лицензии, с нарушением всех норм, то есть преступление налицо.

На самом деле за всем ее так называемым "преступлением" стоит преступление государства: оно не позаботилось о том, чтобы у этой мамы был доступ к лекарству, чтобы оно было в идеале бесплатно. "И за это мы ее сейчас посадим"…

Марьяна Торочешникова: А о каком приблизительно числе людей идет речь, когда поднимается вопрос о приобретении каких-то препаратов через форумы? Это десятки, сотни, тысячи?

Александр Саверский: Я думаю, тысячи. Половина "орфанки" сидит без государственной поддержки. Новые формы выпуска, новые препараты... У нас много жалоб из регионов: недоступны даже те препараты, которые входят во все перечни и стандарты по льготам. Им отказывают под разными предлогами типа: "Денег нет, но вы держитесь". Это ведь тоже не новость, это известная проблема. По нашим опросам, 85% населения считают, что лекарства недоступны. Что уж говорить о незарегистрированных препаратах? Это изначально правонарушение.

Марьяна Торочешникова: А насколько рискуют люди, от чистого сердца помогающие заинтересованным пациентам и привозящие из-за границы какие-то препараты, которых нет в России?

Александр Саверский: Что касается Екатерины Конновой, мы не знаем, сколько таких сделок она провела до этого. Она же купила это у кого-то, и там государство промолчало. Раз, два, три, пять... А она даже и не думала, что это незаконно, – она же не юрист. И вдруг – бах! Так же и люди, которые везут лекарства через границу... Ну, есть какие-то нормативные акты, но как это прочитать?

В отношении Конновой мы направили в Следственный комитет заявление, потому что считаем: она действовала в ситуации крайней необходимости, в интересах своего ребенка. Это исключает уголовное преследование и вину. Кроме того, там не было общественной опасности, соответственно, это опять не уголовная вина. Пятью микроклизмами точно нельзя удовлетворить наркомана.

Марьяна Торочешникова: А что должны предпринять чиновники для того, чтобы в принципе решить такие вопросы?

Александр Саверский: Надо пересматривать всю систему. Прежде всего, государство должно взять на себя функцию лекарственного обеспечения. Вот сейчас мэр, например, озаботился состоянием приемных отделений больниц "скорой помощи". Да, это важная проблема, но разве первая? Люди попадают в приемные отделения потому, что у них нет лекарств на амбулаторном этапе, и в результате – инфаркт, инсульт, куча осложнений. И вот человек уже приезжает туда, и его там начинают спасать. Все происходит как-то с другой стороны.

Есть простые и понятные проблемы. Говорят: "У нас медицина – как в Европе". Но в Европе нет этих проблем. Там есть жизненно необходимые препараты, а уж для детей-эпилептиков – точно бесплатные, самые современные. В силу международных норм права, Конвенции о правах ребенка, ребенок имеет международное право, да и наше тоже, конституционное, и кучу других на этот препарат.

Законодательство – это результат отношения государства к своему обществу, к гражданам. И если оно ведет себя так: "Ребята, это ваши проблемы, рынок все отрегулирует", – вот он и регулирует. И если это наши интересы, наши проблемы, тогда отпустите эту маму – она решала их, как могла. А если вы строите цивилизованное государство, то вы должны были позаботиться и сейчас взять на себя вину за то, что произошло. Это вы виноваты, а не она, вы поставили ее в такие условия.

Марьяна Торочешникова: По разным оценкам, сегодня в России от 15 тысяч до полутора миллионов человек нуждаются в редких препаратах, которые бывает просто невозможно достать внутри страны.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG