Ссылки для упрощенного доступа

Социальная группа "ватники". Продолжение суда за анекдот


Эдуард Никитин

В Петербурге продолжается судебный процесс над активистом Эдуардом Никитиным, которого судят по 282-й "экстремистской" статье УК (Радио Свобода подробно рассказывало об этой истории здесь). Накануне очередного заседания суда стало известно, что это дело не только станет первым случаем преследования за анекдот в современной России, но и очередным доказательством того, насколько тесно социальная сеть "ВКонтакте" готова сотрудничать с правоохранительными органами при выявлении "экстремистов".

Активист движения "Солидарность" и "Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие" Эдуард Никитин обвиняется в публикации в 2015 году на своей страничке репостов и собственных постов, например, карикатуры про "ватников" и анекдота про выборы. В экспертизе, легшей в основу обвинения, "ватники" названы социальной группой, а выражение "хороший ватник – холодный ватник" сочтено пожеланием смерти этой группе. В анекдоте про выборы эксперты усмотрели экстремизм в выражении недоверия депутатам и должностным лицам, участвующим в выборах, а также в неверии автора постов в позитивные перемены в стране после голосования. О том, как продолжается этот судебный процесс, говорит адвокат Эдуарда Никитина Максим Камакин:

"Следствие обратилось в суд с ходатайством о предоставлении за определенный период контактов и содержания переписки, которую осуществлял Эдуард. Суд ходатайство удовлетворил, данные о переписке Эдуарда были изъяты. Это было сделано законно, по решению суда, тут никаких претензий с точки зрения соблюдения уголовно-прецессуального законодательства быть не может. А вот насколько все это было обосновано и мотивировано – это уже другой вопрос. Мне кажется, что в материалах, размещенных Эдуардом в соцсети, никакого экстремизма нет, поэтому и обоснованность этих действий довольно сомнительна. Думаю, что экстремистские высказывания во всем этом может увидеть только больное воображение".

Оказалось, однако, что сотрудники Центра "Э" уже давно следили за активностью Эдуарда Никитина во "ВКонтакте", но не вмешивались, пока не подвернулся удобный случай привлечь его к ответственности:

Адвокат Максим Камакин
Адвокат Максим Камакин

"Это было оперативно-разыскное мероприятие в виде наблюдения, в результате которого они увидели высказывания Эдуарда, зафиксировали их и обратились в суд с ходатайством истребовать переписку. То есть наблюдать они могли что угодно и где угодно, до поры не вмешиваясь в личное пространство наших граждан. Соцсеть "ВКонтакте" открыта для всех, включая сотрудников Центра "Э", вот они туда и зашли и нашли высказывания, с их точки зрения, экстремистские – другое дело, по какому принципу они выбирают тех, на чьи страницы считают нужным заходить. Я предполагаю, что сначала Эдуарда спровоцировали на какие-то грубые высказывания, а потом уже эти высказывания стали проверять на наличие экстремизма. То есть сначала человека травили, а потом, достигнув позитивных, с их точки зрения, результатов, решили выяснить – а не являются ли такие-то высказывания и такой-то анекдот экстремистскими материалами. Мы считаем, что это акция устрашения в борьбе с инакомыслием, политическое преследование, наказание в назидание всем, кто мыслит не так, как положено, мол, пусть боятся, чтобы их не постигла судьба Эдуарда Никитина. Мы же видим, что сейчас происходит в стране – на выборах народ голосует за кого угодно, только бы против партии власти, и это тоже один из элементов инакомыслия. Особенно актуальным оказался тот самый анекдот про выборы, которые представлены в виде известной субстанции и двух вишенок на торте".

Эдуард Никитин – инвалид второй группы, он живет с родителями, постоянно лечится, и в то же время обвинители требуют отправить его на принудительное лечение. Оказывается, именно в такой ситуации это требование вовсе не является парадоксальным:

"По настоянию Эдуарда состояние его здоровья я не обсуждаю, но на практике – да, если человек болен, могут требовать его принудительного лечения. В ходе следствия была проведена медицинская экспертиза, результаты которой я не имею права разглашать, но именно по результатам этой экспертизы они требуют принудительного амбулаторного лечения. Имеют право, хотя он отдает себе отчет во всем и ничем не отличается от любого другого гражданина. На перспективы этого дела я смотрю печально – я же вижу реакцию суда на ходатайства со стороны защиты. Было проведено две экспертизы, одну из которой мы экспертизой считать не можем: там не были указаны ни сами эксперты, ни их квалификация, экспертов не предупреждали об уголовной ответственности, но это экспертное заключение было представлено в качестве доказательства в суде. Оно было выполнено центром экспертиз при СПбГУ. Мы попросили его исключить, так как оно по форме не соответствует требованиям уголовно-процессуального кодекса. Суд отказался признавать это доказательство недопустимым, сочтя, что хотя оно и называется экспертизой, но по сути является мероприятием в рамках оперативно-разыскной деятельности. Суд указал, что сомневаться в квалификации центра экспертиз не приходится – не зная, кто и как проводил экспертизу и какова квалификация экспертов. Им достаточно, что есть документ, заверенный печатью.

Десакрализация власти происходит тогда, когда власть становится смешной

Эдуарду Никитину грозит принудительное лечение, хотя он и так лечится. Другое дело, что раньше он лечился добровольно, а теперь будет лечиться принудительно, но у тех же специалистов, так что положение его не ухудшится. Это просто публичное назидание – чтобы не высказывались против власти, а тем более не смеялись над ней. Десакрализация власти происходит тогда, когда власть становится смешной. Когда крупный чиновник вызывает на дуэль блогера-оппозиционера, причем не в лучших выражениях, демонстрируя свою недалекость, – это смешно. Но власть не хочет, чтобы над ней смеялись, поэтому привлекает к ответу Никитина, чтобы продемонстрировать всю серьезность ситуации. На деле же она становится все смешнее – глядя на прошедшие выборы, я думаю, что народ проголосует за кого угодно, лишь бы не представителя партии власти, и если бы людям привели лошадь или слона, они бы выбрали себе лошадь или слона, только не представителя “Единой России”. Это показывает полный абсурд, уничтожение института выборов на корню. Все может кончиться социальным взрывом, а такие суды, как суд над Никитиным, – я не знаю, чего тут больше, превентивных действий или провокации для будущего взрыва. Если люди поймут, что им запретили шутить и смеяться, то я не знаю, к чему это приведет", – говорит адвокат Максим Камакин.

Сам Эдуард Никитин кажется усталым и раздраженным от собственного судебного процесса.

Борис Грузд
Борис Грузд

"Мне кажется, там никто особо не торопится, судья делает свою работу по инструкции, а хочет ли она действительно в чем-то разобраться, я пока не понял, но вижу, что особого рвения она не проявляет. То, что отклонили ходатайство об исключении одной из экспертиз из числа доказательств, меня не удивляет – такова судебная система. Даже по телевизору уже говорят, что оправдательных приговоров по 282-й статье у нас практически нет. Я уже ничего не жду – что будет, то и будет. Прогнозов не делаю, испортить мне жизнь уже больше нечем".

Известно, что 20 сентября на очередном пленуме Верховного суда было сделано разъяснение по делам о "лайках" и репостах, где порицается судебная практика, с каждым днем множащая дела за "экстремизм" в интернете. Однако адвокат Борис Грузд не считает, что после этого дел, подобных процессу Эдуарда Никитина, станет меньше.

"Я не уверен, что это постановление будет реализовано при отсутствии соответствующей политической воли. Ведь и раньше пленумы Верховного суда давали разумные и прогрессивные разъяснения, например, о крайне осторожном подходе при избрании меры пресечения в делах по обвинению предпринимателей в экономических преступлениях. Но практика показывает, что это находится в разных плоскостях: декларации, благие пожелания и реальная жизнь. Так что если политическая воля об изменении подхода к делам о “лайках” и репостах не будет сформулирована на самом высшем уровне, я думаю, ничего не изменится".

Адвокат и руководитель "Команды 29" Иван Павлов уверен, что количество дел, подобных делу Эдуарда Никитина, будет только расти:

"Об этом говорит практика, хотя президент и назвал многие подобные обвинения абсурдными, а Верховный суд неоднократно и даже совсем недавно выносил постановления о рассмотрении дел экстремистской направленности. Но все равно правоохранительные органы нашли жилу, которая позволяет им фабриковать дела, получать статистические показатели, достигать новых высот, с которыми связан карьерный рост, новые должности и звания. Все это будет расти, пока будет позволять законодательство, а законодательство у нас в этой сфере – резиновое, и менять надо именно его, а не практику применения. Я считаю, что 282-ю статью надо либо совсем отменить, либо привлекать только за то, что имеет насильственный характер, например, за призывы к насилию и убийству, как это делается в странах, где уже отказались от употребления в пищу человечины".

Иван Павлов
Иван Павлов

Не удивляет Ивана Павлова и готовность администрации социальной сети "ВКонтакте" предоставлять следствию доступ ко всем личным данным и переписке своих пользователей, причем зачастую – без судебных решений:

"Это российская компания, а российский бизнес зависит от государственных органов. Если ты хочешь работать в России, ты должен периодически выполнять исходящие от них неприличные просьбы, и к этому российский бизнес уже привык. Пытаются приучить иностранный бизнес, но он еще рыпается. Его или заставят уйти из России, чем очередной раз выстрелят себе в ногу, или иностранному бизнесу придется перестроиться и играть по российским правилам".

Следующее судебное заседание по делу Эдуарда Никитина, преследуемого за шутки и анекдоты в интернете, назначено на 16 октября.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG