Ссылки для упрощенного доступа

"Восточный ветер" дует во все стороны. Почему США боятся китайских ракет


Китайские ракеты "Дунфэн-21" на параде в Пекине

Президент США Дональд Трамп, объявив недавно о желании выйти из заключенного 30 лет назад между США и СССР Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), подчеркнул, что руководствуется двумя одинаково важными для Вашингтона причинами: во-первых, его условия не соблюдает Россия, а во-вторых – такое оружие разрабатывает Китай, никак этим договором не связанный. Насколько и почему США, расположенные довольно далеко от КНР, опасаются наличия у китайской армии таких ракет? И как реагируют на глобальные изменения мировой системы безопасности в самом Пекине?

Из довольно отсталой страны Китайская Народная Республика за последние 30 лет превратилась в мощнейшую в экономическом и военном отношении державу, имеющую к тому же возможность беспрепятственно наращивать свой военный потенциал, говорит Дональд Трамп, чья администрация, ко всему прочему, ввела недавно жесткие таможенные тарифы для китайских товаров на сумму в 250 миллиардов долларов, что привело к торговой войне между двумя странами. Китай ответил аналогичным повышением тарифов на сумму 60 миллиардов долларов.

29 октября агентство Reuters со ссылкой на проведенное им в сентябре – октябре исследование, в котором участвовали 219 американских компаний, сообщило, что более 70 процентов их владельцев, работающих на юге Китая, на фоне торговой войны между США и КНР рассматривают возможность переместить производства в другие страны. 85 процентов американских фирм заявили о сокращении прибылей из-за взаимного повышения пошлин Вашингтоном и Пекином. Американские фирмы в Китае жалуются на то, что в условиях неопределенности и роста военно-политической напряженности клиенты сокращают заказы и уходят к конкурентам в других регионах. При этом лишь 1 процент расположенных в КНР компаний из Соединенных Штатов намерены вернуть бизнес на родину – к чему, собственно, и призывал Трамп, вводя санкции против Пекина.

На этом фоне 26 октября в Тихом океане США второй раз подряд успешно испытали новейшую ракету-перехватчик, предназначенную для борьбы с ракетами средней дальности. В американском военном ведомстве этот результат назвали ключевой вехой в развитии американской противоракетной обороны. "Противоракета" SM-3 версии Block IIA, разрабатываемая с 2006 года совместными усилиями США и Японии, призвана заменить состоящие на вооружении предыдущие модификации. Она обладает более крупным кинетическим перехватчиком, новой сенсорной аппаратурой, высокими возможностями по отсеиванию ложных целей, а также увеличенной дальностью и скоростью поражения.

Видеозапись поражения мишени с помощью ракеты-перехватчика SM-3 Block IIA. 26 октября 2018 года

Скорость полета "противоракеты" составляет 4,5 километра в секунду, предельная дальность поражения – 2700 километров.​ Она будет установлена как на морские, так и на наземные платформы ПРО Aegis Ashore ("Иджис"), в том числе на территории Румынии, Польши, а также Японии, которая обеспокоена ракетно-ядерными программами КНДР и КНР.

О сложившейся ситуации и реакции Пекина на выход США из Договора РСМД в интервью Радио Свобода рассуждает руководитель Центра восточных исследований ВШЭ в Москве, китаист Алексей Маслов:

– Наверное, никто не станет оспаривать то, что заключенный 30 лет назад Договор о ракетах средней и меньшей дальности нисколько не ограничивает развития ракетно-ядерных сил Китая. Этот договор из-за этого невыгоден и США, и России. Как можно объяснить, что за эти 30 лет не было никаких переговоров о заключении двусторонних соглашений по ограничению ракетного потенциала ни между Пекином и Москвой, ни между Пекином и Вашингтоном? Или они ведутся, но мы просто о них ничего не знаем?

– Насколько мне известно, никаких переговоров по этому поводу не было. Именно поэтому Пекин сейчас так удивлен и возмущен тем, что вдруг ему предлагают внезапно, без каких-то предварительных договоренностей, либо вступить в этот договор, либо США вообще из него выйдут. Я думаю, что Дональд Трамп упомянул Китай в контексте выхода США из договора неслучайно. Сейчас Вашингтон шаг за шагом очень грамотно давит на Пекин, причем по всем направлениям. Это формально началось, казалось бы, с не очень серьезных вещей – поднятия планок тарифных барьеров, которые всегда, честно говоря, против Пекина действовали, но не в таком объеме. Потом эти тарифные барьеры резко повысились, в результате чего Китаю нанесен ущерб почти в 260 миллиардов долларов. И наверняка, будет нанесен еще больший, учитывая различные связанные с этим вещи, например, разорение мелких китайских компаний, и переориентация других компаний, особенно юга Китая, на иные рынки.

Сейчас Вашингтон шаг за шагом очень грамотно давит на Пекин

Потом начались обвинения в адрес Китая в хакерских атаках. И вот, наконец, сейчас одна из задач США – показать, что КНР стала действительно угрозой миру, что Пекин не хочет подписывать договоры (хотя, на самом деле, это не совсем так) и что Китай, на самом деле, это основная причина дестабилизации обстановки, особенно в Восточной и Юго-Восточной Азии. И здесь опять всплывает старая проблема размещения китайских ракет на островах в Южно-Китайском море. Я напомню, что Китай объявил острова Спратли своей суверенной территорией и начиная с 90-х годов, и особенно в 2000-е годы, начал активно, сначала в политическом плане, а потом уже и прямо территориально-географически осваивать эту территорию: искусственно наращивать острова и размещать там боевые ракеты, что всегда вызывало большое возмущение у США и, самое главное, у их союзников.

Естественно, тут же другие страны, прежде всего Вьетнам, Филиппины и Бруней, объявили о своих претензиях на эти острова. Филиппины выиграли в позапрошлом году в Гаагском суде спор по этому поводу, но Китай не признал решение суда, поскольку сам в разбирательстве не участвовал. В Пекине полагали, что эту проблему можно будет разрешить путем экономических переговоров. Начался диалог между Китаем и Вьетнамом, идет диалог между Китаем и Филиппинами. Формально они обсуждают не вопрос принадлежности островов Спратли, а китайские инвестиции в эти страны – но так, чтобы закрылся и сам по себе вопрос с этими островами.

Китайский военный пост на одном из насыпных микроостровов в архипелаге Спратли
Китайский военный пост на одном из насыпных микроостровов в архипелаге Спратли

При этом Китай продолжает наращивать количество ракет, которые как раз и подпадают под понятие "средней и меньшей дальности", радиус полета которых – до 500 километров. В общем, они покрывают как раз всю акваторию Южно-Китайского моря, которую Китай считает своей. Сейчас США вспомнили о Договоре РСМД и о том, что КНР якобы не хочет к нему присоединяться – хотя, судя по всему, никаких серьезных и переговоров не велось. И Пекин понимает, что сейчас дело будет представлено Вашингтоном так: Китай является страной "непереговороспособной" и воинственной. То есть это выбивает важную подпорку из-под внешней политики Пекина, который всегда заявлял, что пытается решить все вопросы исключительно политическим и дипломатическим путем. А это в дальнейшем уже может грозить Китаю тем, что целый ряд его партнеров, особенно союзников в Юго-Восточной Азии, начнет от него отворачиваться.

– Все-таки необходимость заключения советско-американского договора 1987 года во многом объяснялась просто прямым соседством стран НАТО и стран Варшавского договора. Но вот все эти острова Спратли расположены как-то очень далеко от Вашингтона. Как США все-таки могут обосновать такой поднятый ими шум? Ведь с точки зрения большинства обывателей, эти страны разделяет огромный Тихий океан, который занимает почти половину земного шара.

Китай готов к гибридной войне, хотя официально об этом не объявляет​

– Сегодня о каких-то географических расстояниях говорить бессмысленно, потому что действительно изменился характер современной войны. Она по-настоящему стала гибридной! Китай готов к такой войне, хотя официально об этом не объявляет. Поэтому здесь США почувствовали настоящую угрозу? Во-первых, конечно же, китайские ракеты средней дальности могут достигать территории американских союзников, Японии и Южной Кореи. Во-вторых, это явная угроза Тайваню! И самая главная проблема этих ракет – это невозможность ответного удара. То есть подлетное время этих ракет к цели настолько невелико, что ответный удар просто нанести противник не успевает. Собственно говоря, именно этим во многом и руководствовались США и СССР, когда подписывали этот договор. Что получается? КНР, развивая свои ракеты средней и меньшей дальности, прежде всего группы "Дунфэн", что переводится как "Восточный ветер", может теоретически накрыть ими практически всю Восточную и Юго-Восточную Азию. И в Китае сегодня есть шесть дивизионов ракет этой группы, нацеленных географически в разные стороны, которыми он резко может нанести удар по союзникам США в регионе, не получив быстрого ответного удара.

Военный парад в Пекине
Военный парад в Пекине

Вряд ли, конечно, Китай это станет делать. Но я обратил бы внимание на два заявления. Совсем недавно в Пекине прошел крупнейший международный военный форум, который собрал высокопоставленных военных более чем из 100 стран мира, на открытии которого выступил глава КНР Си Цзиньпин. И очень интересно, что там китайское руководство сделало несколько очень жестких заявлений в адрес США. Во-первых, председатель Си потребовал от Вашингтона прекратить любые идеологические атаки против Китая и "исправить ошибки", приведшие к "краху" отношений между США и Китаем. Во-вторых, что очень также важно, Минобороны КНР заявило, что если кто-то попытается "отделить остров Тайвань от Китая", то Китайская Народная Армия предпримет самые решительные действия. "Мы заплатим любую цену, которая должна быть уплачена в этой ситуации", – цитирую практически дословно! То есть Пекин показывает, что за Тайвань сражение будет настоящим, не идеологическим, не словесным. И самое интересное, что именно такую позицию Китая поддержал целый ряд стран. Например, представители Северной Кореи, которые поблагодарили КНР за "решительные действия, способные защищать эту территорию". То есть современный Китай готов воевать! Раньше он не был столь воинственен – что, конечно, беспокоит США.

Пекин показывает, что за Тайвань сражение будет настоящим, не идеологическим, не словесным

А перед этим в территориальных водах КНР закончились совместные военно-морские учения стран АСЕАН. По масштабу они были не очень большими, но тем не менее, в них участвовали военные корабли, базирующиеся в южной китайской провинции Гуандун. И Китай этими учениями показал странам АСЕАН, как он может комбинировать действия своих ВМС с запусками ракет сухопутного базирования для охраны акватории Южно-Китайского моря. Собственно говоря, опять были показаны эти ракеты средней дальности, о которых мы говорим. Страны АСЕАН поблагодарили Китай за удивительную боеспособность! И на этом фоне буквально на днях встречаются министры обороны США и Китая Джеймс Мэттис и Вэй Фэнхэ, они пожали друг другу руки – но Китай опять заявил о своей жесткой позиции по тайваньскому вопросу, что никакие уступки здесь невозможны. Интересно, что прямо перед их встречей над островами Южно-Китайского моря барражировали два американских стратегических бомбардировщика В-52, которые показывали Пекину, как может Вашингтон отвечать на все эти угрозы.

КНР явно не будет идти ни на какие уступки в плане вооружений

С одной стороны, идет эскалация напряженности с обеих сторон, честно говоря. С другой стороны, КНР явно не будет идти ни на какие уступки в плане вооружений. И это для США, на мой взгляд, удивительно, потому что, когда начались переговоры по экономическим вопросам, Китай сначала немножко сдал назад, например, расширил какие-то права американских бизнесменов на своей территории. Но в вопросах обороны Китай уперся очень жестко. И в этом плане, по сути дела, даже переговоры на уровне министров обороны, которые вроде бы проходят для того, чтобы снять напряжение, а не повысить его, все равно ни к чему хорошему не приводят.

– Давайте взглянем в другую сторону. Китай и Россия – соседи с огромной по протяженности общей сухопутной границей. Существуют ли между Москвой и Пекином двусторонние соглашения об ограничении вооружений, размещенных вдоль этой границы? Если да, то касаются ли они и ракет средней и меньшей дальности?

– Нет, между Китаем и Россией таких соглашений нет. У РФ и КНР взаимодействие другого типа. Москва и Пекин являются странами, у которых развивается очень глубокое военно-политическое сотрудничество. Это значит, что мы совместно развиваем системы обороны и разрабатываем совместно новые образцы вооружений. Россия и Китай, судя по всему, обмениваются военными технологиями, в том числе, например, и уже технологиями проведения совместных учений, как показали учения "Восток-2018". Судя по всему, китайские ракеты сейчас никак не угрожают России и не нацелены на нее, по крайней мере, никаких официальных данных об этом нет, так же как и Россия не нацеливает свои ракеты на Китай. Я полагаю, что Китай и Россия как раз будут смыкаться все теснее в своем военно-политическом партнерстве. Но, скорее всего, вряд ли Москва и Пекин станут заключать какие-то крупномасштабные соглашения, например, создавать настоящий военный альянс, закрепленный подписями на бумаге.

– Китай, несмотря на трудности последних лет, бурно развивающаяся страна. Есть пресловутое словосочетание "гонка вооружений". А Пекин не заинтересован ли в том, чтобы сейчас навязать гонку вооружений и США, и России, может быть, даже Россию втянуть в нее вместе с собой, чтобы подтолкнуть вверх свою экономику, модернизировав при этом свой военный потенциал?

– Гонка вооружений – это особая технология. Это не просто наращивание количества вооружений и вложения бюджетных средств в ВПК. Это искусство иметь возможность тратить больше, разоряя при этом своего противника – то, собственно, что США делали в период противостояния с Советским Союзом. Сейчас у Китая, во-первых, просто нет такого знания, как это можно делать. Во-вторых, КНР основные средства направляет не на создание вооружений (хотя китайский военный бюджет растет), а на модернизацию гражданских технологий. Основная логика саморазвития Китая – поставить под контроль основные инфраструктурные пути в мире. Именно туда Китай вкладывает колоссальные деньги – в Центральную Европу, Латинскую Америку, Африку, Центральную Азию. Потому что эта стратегия в дальнейшем должна приносить Китаю максимальную пользу, как финансовую, так и идеологическую и политическую.

Пекин никогда не хотел участвовать в гонке вооружений, и не надо путать с этим понятием ту модернизацию китайской военной промышленности, которую мы наблюдаем. Китай рассчитывает на другое – на перехват инициативы в объеме мировых инвестиций и постановку под свой контроль целых секторов мировой промышленности. По этому плану и был нанесен удар со стороны Трампа. Но есть один аспект, который многих удивляет. Разве США не понимают, что своими действиями они бросают Россию и Китай в объятия друг друга? Неужели там сидят такие неопытные стратеги? Я думаю, что в Вашингтоне как раз сидят стратеги не очень глупые, полагающие, что очень тесное сближение Москвы и Пекина приведет со временем к нарастанию противоречий между ними, например, в областях использования ресурсов и так далее. И вот по причине своих действительно слишком разных цивилизаций Россия и Китай могут однажды здорово поругаться между собой, находясь слишком близко друг к другу. Это теоретическая модель. Практически пока ничто об этом не говорит, но тем не менее, я уверен, что у США есть своя очень неглупая стратегия, – подчеркивает Алексей Маслов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG