Ссылки для упрощенного доступа

Первичный бульон. Какой будет украинская православная церковь?


Президент Украины Петр Порошенко и Вселенский патриарх Варфоломей I во время подписания соглашения "О сотрудничестве и взаимодействии между Украиной и Вселенским патриархатом". Стамбул (Турция), 3 ноября 2018

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что 15 декабря в Киеве состоится объединительный собор, на котором будет избран предстоятель поместной украинской православной церкви и передан томос – указ, который будет подтверждать автокефалию. Несмотря на то, что устав церкви, который определяет, как будет осуществляться ее управление и на каких принципах она будет создаваться, официально еще не обнародован, в СМИ уже попали эти документы.

"Его всесвятость Вселенский патриарх Варфоломей проинформировал меня, что подписал соответствующие письма с приглашениями иерархам Украинской православной церкви Киевского патриархата, Украинской автокефальной православной церкви и иерархам Украинской православной церкви Московского патриархата – с приглашением принять участие в этом чрезвычайно важном историческом событии", – заявил Петр Порошенко. По его словам, объединительный собор состоится на территории заповедника "София Киевская", где расположен Софийский собор, построенный в начале XI века во время правления Владимира Великого и Ярослава Мудрого. Здесь Вселенский патриарх Варфоломей лично передаст томос и устав новой церкви избранному предстоятелю.

Купол Софийского собора в Киеве
Купол Софийского собора в Киеве

На каких принципах будет создана церковь, как будет осуществляться ее управление и кто войдет в ее состав? Все эти вопросы уже определены в уставе. Его текст разрабатывался в Стамбуле на заседании Священного синода Вселенского патриархата 27–29 ноября, но тогда широкой общественности его не показали. Тем не менее, этот документ уже широко обсуждается. Накануне украинское издание "Апостроф", ссылаясь на источники в церковных кругах, опубликовало фотографию его полного текста на греческом языке и перевод выдержек из этого учредительного документа.

Согласно этой публикации, автокефальная украинская церковь будет управляться, согласно греческой традиции: ее будет возглавлять не патриарх, как это принято в случае поместных церквей, а митрополит. Неформальной главой церкви будет Вселенский патриарх. Он будет принимать спорные решения. Например, в случае лишения архиерейского сана, низложения с кафедры или запрета на совершение богослужений. Он же будет решать вопросы о канонизации святых: обычно это право имеют автокефальные церкви. Будущая церковь также, возможно, будет лишена права открывать приходы за рубежом, православных украинцев из диаспоры будут окормлять епархиальные архиереи Вселенского патриархата.

Решения о текущих делах церкви будут принимать не на Священном синоде, а на Годовом синоде, в состав которого войдут 12 митрополитов, которые будут меняться каждый год.

Религиовед Наталья Василевич объясняет, что прописанные в уставе условия соответствуют тем обстоятельствам, в которых принималось решение об автокефальной церкви. Обращение к Вселенскому патриарху подписали представители Украинской церкви Киевского патриархата, Украинской автокефальной православной церкви и несколько епископов Украинской православной церкви Московского патриархата. Речь идет о повышении с неканонического до канонического статуса, а помимо этого, о создании новой структуры, а не о восстановлении статуса-кво. Наталья Василевич комментирует учредительные документы, оказавшиеся в распоряжении СМИ:

Скачать медиафайл
Конечно, статус патриарха выше, но многие православные поместные церкви возглавляются архиепископом – митрополитом

– Детально очень сложно описать то, в каком состоянии находится предсоборный период. Можно использовать такую метафору, как первичный бульон, в котором плавают разные молекулы, соединения, из которых жизнь только должна зародиться. Именно таким образом Вселенский патриархат поступил по отношению к украинским церквям. Его шаги были направлены на то, чтобы разрушить все старые структуры, превратить их в набор молекул и уже из них строить новую структуру. Поэтому кто придет на объединительный собор, в каком формате он будет… Сейчас открыто окно возможностей, и не обязательно только те, кто подписывал обращение о томосе, смогут в нем участвовать. И конечно, иерархи, приходы и отдельные верующие смогут и позже присоединяться к новообразованной церкви. Просто проблема в том, что сейчас те, кто первыми сядут на какие-то стулья, займут лучшие места. Есть риск, что если слишком поздно присоединиться и не иметь поддержки со стороны государства, то иерарх может не получить кафедру, епархию для управления. Тут кто рискует – может получить больше, но может и проиграть. А кто не рискует – может упустить свой шанс. Здесь, конечно, каждый будет решать за себя, исходя из своих интересов, личных карьерных целей, а также интересов, связанных с патриотической позицией, с церковной позицией. То есть у каждого человека будет своя мотивация, идти или не идти на собор, зачем идти и что хочется получить.

Сейчас от многих светских наблюдателей процесса предоставления томоса можно услышать возмущенные реплики, что, дескать, митрополит Киевский, который будет возглавлять автокефальную украинскую церковь, будет иметь менее влиятельный статус, чем если бы это был, например, патриарх. С точки зрения церковного права это существенно или все равно?

– Между митрополитом и патриархом принципиальной разницы нет. Если это автокефальная поместная церковь, то это только вопрос статуса. Конечно, статус патриарха выше, но многие поместные церкви, например, польская, албанская, церковь чешских земель, кипрская или греческая элладская церковь возглавляются архиепископом – митрополитом. Это, в основном, понты. На фоне того, что патриархи есть в болгарской или румынской церквях, а в такой огромной православной церкви, какой является украинская, будет митрополит – это, скорее, не совсем приятно по ощущениям, но принципиально это ничего не меняет. Все зависит от того, какие условия будут прописаны в томосе по вопросу избрания этого митрополита, его полномочий в поместной церкви. Я не знаю, с чем украинские архиереи согласятся, а с чем – не согласятся. Важно, какие цели они перед собой ставят, на какие компромиссы они согласны, какие ценности для них важнее. Кто-то может действовать по принципу "лишь бы не с Москвой", согласиться на любые условия Константинополя, лишь бы иметь возможность уйти из Московского патриархата, кто-то может стоять на позиции "либо все, либо ничего".

В опубликованных в СМИ документах речь идет о том, что поместная церковь будет управляться по уставу греческих церквей. Что это означает на практике?

– Это практика Константинопольского патриархата. Это просто схема организации церковной жизни: она ни хуже, ни лучше других. В Московском патриархате действует система постоянных членов священного синода, входящих туда по должности, а также приглашенных членов синода. Иными словами, этот вопрос не принципиален. Но мы сейчас не можем рассматривать этот документ – в него могут вноситься изменения, и мы не знаем, каким будет его статус после объединительного собора.

Патриарх Константинопольский Варфоломей I
Патриарх Константинопольский Варфоломей I

А может ли впоследствии Вселенский патриархат повысить киевского митрополита до патриарха?

– Все – динамика. Через 10 лет все может поменяться. Мы не знаем, кто будет следующим Вселенским патриархом, каким будет расклад сил внутри всемирного православия. Поэтому все будет меняться, и неизвестно еще, в какую сторону. Это можно описать отношениями брака, когда супруга уходит от мужа, вступает в новый брак, и предсказать, будет ли она счастлива в новом браке, невозможно. Каким будет этот брак через 20 лет? В какие кризисные ситуации попадут супруги? Они могут прожить счастливо всю жизнь, а могут расстаться худшими врагами, ненавидя друг друга.

То есть значит, что и устав в нынешнем виде – не навсегда и он может в будущем изменяться?

– Специфика положения об управлении в православной традиции в Восточной Европе – это часто бывает так: то, что написано в уставе, не всегда соответствует тому, что происходит на самом деле. В уставе может быть прописан синод, принимающий решения, а в реальности это может быть сильная фигура патриарха, который навязывает свои решения всему синоду. Это не столь принципиально. Конечно, это может влиять на авторитет конкретных лиц, но поскольку речь идет о том, что создается совершенно новая структура, сейчас абсолютно не важно, как управляются УПЦ КП, УПЦ МП или греческие церкви, потому что система управления будет складываться не столько из того, что прописано в уставе, а из того, какой она будет в реальности. Могут быть серые кардиналы, влияние которых будет больше, чем влияние членов синода, могут быть авторитетные духовные люди, чье мнение будет в любом случае учитываться, могут быть люди, связанные с государственными органами, мнение которых будет учитываться больше, чем мнение членов синода. Это, как и в политике, зависит от множества факторов, и какая в конце концов сложится система, совершенно неясно.

Мне даже кажется, что многие вопросы по уставу сейчас не принципиальны. Мы должны понимать, что Константинополю нет равных в плане апелляции к каким-то нормам. Мы видели, что можно даже отменить документ 1686 года и найти этому основания. Для Константинополя важно сохранять как можно больше рычагов влияния на ситуацию, а новой структуре важно иметь как можно больше независимости от всех. Но в международном праве суверенитет не является абсолютной ценностью. Например, Европейский союз построен на том, что многие государства в процессе принятия решений отказываются от части своего суверенитета для получения выгоды от экономического, политического или другого сотрудничества. Можно таким же образом рассматривать отношение к поместной церкви. Если мы вернемся в 1930-е годы, когда создавался экзархат русских приходов за рубежом, то тогда тоже все виделось в совсем других тонах. Тогда непонятно было, что будет с Советским Союзом, тогда и фашистский режим в Германии даже не возник. То же самое и с православными отношениями. Система, структура православных отношений может поменяться. Люди могут вообще перестать ходить в церковь, роль епископа может быть сведена на нет. Развитие больших процессов очень сложно прогнозировать, – говорит религиовед Наталья Василевич.

– Недавно был распущен совершенно неожиданно экзархат русских приходов в странах Европы. Можно ли рассматривать это как подготовку к изданию томоса? Ведь в уставе оговаривается, что украинская православная церковь не сможет открывать приходы за рубежом.

– Решение о зарубежных приходах – довольно логичное развитие, потому что есть поместные церкви, которые открывают приходы за рубежом, но Константинопольский патриархат все равно считает эти приходы своими. То есть он считает, что Западная Европа, США, все неправославные страны находятся в юрисдикции Вселенского патриархата, и поэтому есть требование не открывать новые приходы, не создавать еще одну параллельную юрисдикцию в диаспоре. Это очень логичное и правильное требование.

Просто на данный момент Константинополю тяжело сделать так, чтобы те церкви, у которых уже есть приходы за рубежом, передали их. Поскольку у украинских церквей таких приходов не много, у Константинополя сейчас есть конкретный рычаг, каким образом подействовать на руководство этой церкви и определить какие-то условия. Почему бы этим рычагом не воспользоваться? По отношению к румынам, болгарам, к Московскому патриархату таких рычагов просто нет. Если бы они были, то Константинополь, думаю, применил бы и их.

Что касается архиепископии русских приходов, которая была возведена в экзархат, речь шла о русских приходах, не имеющих отношения к Московскому патриархату. Это были русские приходы, которые еще в 1930-е годы приняли такое решение – присоединиться к Константинопольскому патриархату. Они всегда в некотором смысле составляли альтернативу Московскому патриархату, московскому православию, советскому православию, которое мы знаем. Эти приходы принадлежали исключительно Константинопольскому патриархату, а последние события связаны с тем, что этот экзархат имел самоуправляемый статус, у этой структуры было очень много свободы в организации собственной церковной жизни. Она довольно сильная в плане активных мирян, богословия и вообще своей истории, своей идентичности. Скорее всего, Константинополь именно поэтому постарался завершить историю экзархата.

Собор, который соберется в Киеве, должен будет избрать предстоятеля, и он, как глава новой церкви, получит указ патриарха Варфоломея, то есть томос. Пока неясно, будут ли во время собора изменять нынешний вариант уставных документов или консенсус уже достигнут. Нынешние условия ставят под вопрос возможный переход в будущем тех иерархов и священников УПЦ МП, которые сомневаются и могли бы стать частью поместной канонической украинской православной церкви, когда она будет создана. У них есть такая возможность после получения томоса: решение может принять религиозная община, которой по украинскому законодательству и принадлежит имущество прихода.

Киево-Печерская лавра. Сейчас она находится в ведении УПЦ МП
Киево-Печерская лавра. Сейчас она находится в ведении УПЦ МП

Архиереи УПЦ МП, подписавшие обращение о томосе (их точное количество неизвестно, в СМИ указывают цифру от 5 до 10), говорят, что с церковной точки зрения в новую церковь они будут вливаться целой епархией, то есть речь идет о десятках храмов и, возможно, даже тысячах верующих. Тем не менее, светское право возможности перехода целой епархией не допускает. Нынешнее украинское законодательство, регулирующее эти вопросы, было принято еще в 1990-х, когда находящаяся в подполье в советское время грекокатолическая церковь была легализована. В законе регулируется переход из одной церкви в другую путем решения религиозной общины. Разработан проект закона, который бы в большей мере соответствовал нынешнему положению, однако его принятие тормозит довольно активное обсуждение как верующими, так и представителями церкви. Согласно документу, если верующие того или иного прихода не смогут однозначно определить, в лоне какой церкви оставаться, в этом храме смогут осуществлять богослужение несколько православных церквей.

После томоса непонятна судьба крупных монастырей, например, Киево-Печерской, Почаевской и Святогорской лавр. Все их имущество, в отличие от других приходов, принадлежит не религиозной общине, а государству, так как эти монастыри одновременно являются и национальными заповедниками. В настоящее время лавры находятся в безвозмездном пользовании Украинской православной церкви Московского патриархата. Киевская и Почаевская лавры переданы церкви на 50 лет.

Колокольня Почаевской лавры
Колокольня Почаевской лавры

Директор департамента по делам религий и национальностей министерства культуры Украины Андрей Юраш в интервью Украинской службе Радио Свобода заявил, что до того, как будет создана автокефальная украинская православная церковь, Почаевская лавра будет находится в пользовании УПЦ МП, но после этого ее судьбу будет решать кабинет министров. По мнению Юраша, лавра может поменять свою принадлежность эволюционным путем, например, если добровольно присоединится к поместной украинской церкви:

– Почаевская лавра когда-то находилась под юрисдикцией Константинопольского патриархата, в межвоенный период это была польская автокефальная церковь, после Второй мировой войны – русская. Я не исключаю, что в рамках тех или иных общественных процессов или желания община, монастырь, монахи примут решение о присоединении к поместной церкви.

Силовой сценарий Юраш исключает. По его мнению, этого допустить нельзя, а президент и министр внутренних дел делали заявления о недопустимости таких действий:

– Будет эволюция, будет реальное волеизъявление верующих, – утверждает директор департамента по делам религий и национальностей министерства культуры Украины.

Наместник Почаевской лавры митрополит Владимир в заявлении, опубликованном на страницах монастыря, написал, что многие звонят и беспокоятся о судьбе обители. Он успокоил верующих, что попыток захватить монастырь не было. Митрополит призвал верующих молиться за то, чтобы в Украине установились любовь, мир и взаимопонимание.

Еще один важный вопрос, вокруг которого несколько последних месяцев ведутся эмоциональные споры, – это название новой поместной церкви. Сейчас название "украинская православная церковь" с церковной точки зрения признается за УПЦ МП как пока единственной украинской канонической православной церковью. С точки зрения патриарха Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета, чья церковь уже согласна войти в новую поместную, украинской православной церковью после издания томоса сможет называться лишь автокефальная церковь. Филарет и другие православные иерархи, собирающиеся войти в новую церковь, предлагают переименовать УПЦ МП в Русскую православную церковь на Украине. Это предложение вызывает гнев и Москвы, и УПЦ МП. Как будет решаться проблема названия в будущем, пока неясно.

"Рейдерства" не будет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:37 0:00

С решением предоставить автокефалию украинской православной церкви не согласны православные церкви России и Сербии. Москва, протестуя против действий Вселенского патриарха, разорвала евхаристическое общение с Константинополем. Вслед за ней подобное решение приняла и УПЦ МП. Сербская православная церковь заявила, что не будет устанавливать литургическое и каноническое общение с церковью, в которой будут служить названные "лидерами раскольнических групп" Филарет (Денисенко) и Макарий (Малетич) – это главы УПЦ КП и Украинской автокефальной православной церкви. В Сербии призывают созвать Всеправославный собор, на котором был бы рассмотрен вопрос о создании поместной украинской православной церкви. При этом в 2016 году, еще до решения о томосе, Всеправославный собор уже собирался на Крите, но Русская православная церковь в последний момент отказалась от участия в нем. Патриархи антиохийской, болгарской и грузинской православных церквей также не приехали на Крит. Грузинская православная церковь при этом поддержала решения Вселенского патриарха касательно Украины.

На территории Украины наибольшее количество приходов – у Украинской православной церкви Московского патриархата. Тем не менее, за последние пять лет, с 2013 по 2018 год, по данным исследования украинского Центра Разумкова, количество прихожан Московского патриархата уменьшилось на 6 процентов. На 10 процентов увеличилось количество прихожан Украинской православной церкви Киевского патриархата. Верующих, которые не заявляют о принадлежности к какой-либо церкви, а называют себя "просто православными", стало меньше: в 2013 году их было почти 30 процентов, а пять лет спустя – 23,4 процента.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG