Ссылки для упрощенного доступа

В ожидании Томоса


Участники синакса в Стамбуле

Накануне завершившийся в Стамбуле синакс – заседание архиереев Константинопольского патриархата – принял решение о том, что может предоставлять автокефалию без согласия других православных церквей. Это решение касается прежде всего правового аспекта возможного издания Томоса, который бы подтвердил самостоятельность православной церкви Украины. Однако когда он будет издан – пока неясно. Представители Вселенского патриархата говорят о необходимости соблюсти процедуру, а эксперты – о том, что важную роль в принятии решения об автокефалии будет также играть сохранение хрупкого православного единства.

Во время трехдневного синакса в Стамбуле Вселенский патриархат Константинополя подтвердил свое право на предоставление автокефалии. Таким образом, решение о самостоятельности Украинской православной церкви может быть принято коллегиально, большинством голосов Священного синода Вселенского патриархата.

Принятое решение связано с просьбой, которую в мае направили украинские светские (Верховная рада одобрила обращение 19 мая этого года) и церковные власти о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви.

Таким образом, на плечи Вселенского патриархата Константинополя теперь возложены обязательства решить проблему, возникшую в украинском православии после обретения Украиной независимости. В начале 90-х годов часть православных иерархов поддержала идею отделения от Русской православной церкви. Лидером этого движения стал тогда митрополит Филарет, который был смещен в 1992 году и впоследствии, вместе с соратниками, создал Украинскую православную церковь Киевского патриархата, считавшую неканоническим переход украинских православных под управление Москвой (глава Константинопольского патриархата Варфоломей I также не признает каноничность этого перехода). В это же время легальную деятельность восстановила возникшая после Февральской революции Украинская автокефальная православная церковь. Обе эти церкви до сих пор не признаны ни одной православной церковью в мире. Единственной канонической украинской православной церковью остается Украинская православная церковь Московского патриархата (ПЦ МП), имеющая ограниченную автономию в рамках Русской православной церкви.

По словам епископа Константинопольской православной церкви митрополита Галльского Эммануила, процедура издания Томоса крайне сложна, поэтому сейчас невозможно говорить о точной дате, когда это произойдет:

"Мы не спешим с изданием томоса, это не произойдет завтра. Мы планируем сделать это так, как рекомендует Вселенский патриархат, обращая внимание на ситуацию в Украине, стремящейся получить объединенную церковь, которой будет предоставлена автокефалия. В конечном итоге Вселенский патриархат – единственная церковь, которая имеет право издать Томос. Мы еще не принимали какого-либо не православного решения, которое бы не было принято в консенсусе с другими православными церквями при предоставлении автокефалии. Мы будем продолжать действовать. Как я уже сказал, – это процесс, это процедура, которая пока не завершена. Многие спрашивают, когда будет издан Томос? Но Томос – это последний шаг, обозначающий завершение процедуры. Пока что нам предстоит много работы, и эту работу координирует Вселенский патриархат".

Накануне синакса состоялась встреча патриарха Кирилла с Варфоломеем I, после которой глава Русской православной церкви заявил, что "не изменил своего мнения" относительно предоставления автокефалии УПЦ. О чем говорили за закрытыми дверями оба патриарха – точно не известно, тем не менее, ранее представители Русской православной церкви заявляли, что считают автокефалию для Украинской православной церкви невозможной без разрешения Москвы. Схожего мнения придерживается и глава Сербской православной церкви Ириней. Он направил константинопольскому патриарху Варфоломею I письмо, в котором называет намерение предоставить автокефалию "крайне рискованным и даже катастрофичным". По его мнению, Вселенский патриархат вмешивается в церковные дела Украины "против воли Русской православной церкви", что ведет к утверждению новых параметров и пагубной деятельности в православии. Ириней считает, что подобные действия вредят и ситуации вокруг черногорской и македонской православных церквей.

Патриарх Кирилл и Варфоломей I на встрече в Стамбуле - 31 августа 2018 года
Патриарх Кирилл и Варфоломей I на встрече в Стамбуле - 31 августа 2018 года

Глава центра "Экумена" и богослов Наталья Василевич считает, что помимо правовых аспектов издания Томоса вопрос всеправославного единства играет не менее важную роль при решении предоставить автокефалию Украинской православной церкви.

– Главный вопрос завершившего синакса в Стамбуле – имеет ли право Вселенский патриархат Константинополя решать вопрос о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви. Было принято решение, что да, имеет. При этом представители Русской православной церкви, под управлением которой находится УПЦ МП, говорят, что без разрешения Москвы автокефалия представлена быть не может. Кто в этом споре прав?

– В этом споре у каждого, безусловно, своя правда. Все-таки вопросы церковной юрисдикции – это вопросы договоренностей, вопросы права. В Библии, в Евангелии вы не найдете указаний на то, как регулируются вопросы церковных юрисдикций в современном мире. Есть древние каноны, они определенным образом интерпретируются разными канонистами, разными православными центрами, и, конечно, каждый эти каноны интерпретирует в свою пользу. В данном случае главный вопрос звучит так: у кого есть реальная возможность навязать или продвинуть каким-то образом свое понимание того, как должно действовать каноническое право в этом случае? Безусловно, Константинопольский патриархат видит за собой всеправославную юрисдикцию, право предоставлять автокефалию. И мы знаем, что, например, хотя Русская православная церковь предоставила автокефальный статус Православной церкви в Америке, Константинопольский патриархат такой статус не признал, и мы видим, что на всеправославном уровне, на том же святом и великом Соборе, иерархи Православной церкви в Америке не участвовали. То есть всеправославный консенсус поддержал Константинопольский патриархат в вопросе непризнания такой структуры, как Православная церковь в Америке. Но в других случаях это может действовать по-другому, здесь вопрос в том, как это на самом деле все произойдет, каким будет расклад сил на всеправославной арене, в православном мире, в политическом смысле. Поэтому сказать, кто однозначно прав, я не могу, тут можно только солидаризоваться с какой-то позицией, исходя из своих убеждений.

Может ли позиция патриарха Кирилла и Русской православной церкви иметь решающее значение при принятии этого решения?

– Я думаю, что, безусловно, Вселенский патриархат Константинополя на данный момент изучает мнение своего епископата по этому вопросу, мнение историков. Доклад о статусе Украинской православной церкви и вообще по вопросам, связанным с Украиной, насчитывает 90 страниц. Сейчас Вселенский патриархат пока не говорит о путях решения вопроса об автокефалии, он говорит о необходимости изучить вообще всю ситуацию, как все происходило. То есть Вселенский патриархат будет учитывать позицию московского патриарха в смысле сохранения православного единства, но не будет спрашивать разрешения. Это один из основных приоритетов Вселенского патриархата, гораздо больший, чем украинский вопрос сам по себе. Если предоставление автокефалии Украинской православной церкви вызовет раскол в православии, возможно, разрушит хрупкое единство, которое на данный момент все-таки внутри православной церкви существует, решение может быть негативным. Вселенский патриархат видит себя в первую очередь как гаранта единства православного мира, и это для него, мне кажется, важнее, чем самопрезентация как принимающего решения за автокефалию или против автокефалии. Для этого был проведен Всеправославный собор, на котором в своем выступлении патриарх говорил об опасности этнофилетизма, говорил, что этнофилетизм является источником всех проблем. Этнофилетизм – это явление, когда церковь строится на национальном принципе. В XIX веке был проведен Собор, когда от Османского наследия, от Турции, освобождались Балканские страны, и болгары, например, были недовольны, что греки руководят болгарской церковью, они хотели поставить своих, болгар. Тогда стремление болгар отделиться и основать свою национальную церковь было осуждено на Соборе. Поэтому, если Константинопольский патриархат сделает вывод, что стремление Украинской православной церкви к автокефалии является эдаким "национальным проектом", то, конечно, они будут рассматривать это как составляющую часть этнофилетизма.

С другой стороны, конечно, поскольку Русская православная церковь также строится во многом на панрусском национальном проекте, видит русские земли как национальную общность, этнофилетизм можно применить и к Русской православной церкви. Но все же мне видится, что здесь главную роль будет играть рассмотрение всей ситуации в комплексе. Кто просит об автокефалии? Насколько Украинская православная церковь Московского патриархата может поддержать проект автокефалии? Поэтому я думаю, что Томос возможен, но должны соблюдаться многие условия, которые Вселенский патриархат и поставит перед церковью в Украине. Если они не будут соблюдены, Томоса не будет.

Вселенский патриархат решал когда-либо в своей истории подобные проблемы, возникшие сейчас вокруг автокефалии Украинской православной церкви?

– Подобная проблема была в Эстонии. Как мы знаем, в Эстонии существуют две юрисдикции, одна – московского патриархата, другая – константинопольского патриархата. После распада СССР каноническая церковь обратилась к Вселенскому патриархату с тем, чтобы восстановить автокефалию, которая была утрачена. Сейчас же речь идет не просто о возвращении статус-кво на 1924 год, например, или о восстановлении статуса киевской митрополии в составе Вселенского патриархата. Я думаю, если бы вопрос стоял именно так, то Вселенский патриархат мог бы давно такое решение принять. Если бы блаженнейший Онуфрий Киевский попросил об автокефалии у Вселенского патриархата, конечно, это решение было бы принято, я думаю, очень быстро. Но сейчас не каноническая церковь просит об автокефалии, а просят церкви, не признаваемые вселенским православием, при этом просят о повышения статуса по сравнению с тем, что было раньше. Это совершенно другая диспозиция. Поэтому нужно принять совсем другое решение. Это не просто возвращение к статус-кво, но изменение его, создание совершенно новой структуры. И это, конечно, требует времени.

При этом Вселенский патриархат подтверждает, что Украинская православная церковь попала под юрисдикцию Московского патриархата не каноническим путем.

– Да, такое утверждение есть. И, безусловно, из этого утверждения прямо не следует, каким образом Константинополь будет действовать по отношению к сегодняшней украинской ситуации. Константинополь считает украинскую землю своей канонической территорией. Это заявлялось всегда. Но на данный момент из этого может автоматически следовать переподчинение киевской митрополии Вселенскому патриархату. Украинская православная церковь Московского патриархата не обращалась за сменой юрисдикции в Константинопольский патриархат, она не будет силой навязывать себя. Потому что все-таки там люди мыслят рационально, они учитывают ситуацию, и даже если они считают это справедливым, они не будут эту справедливость восстанавливать сейчас каноническим образом. Есть вопрос всеправославного единства, и именно это является для Константинополя вопросом ключевым и приоритетным. То есть Константинополь старается взять максимум власти, но в этот максимум пока не включается возможность продвигать любое решение на всеправославном уровне. Поэтому мне не кажется, что конкретное решение будет принято быстро.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG